:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

О субординации // Криптономикон, Шафто

«

Все эти „сэр, есть, сэр“, которые покажутся собачьей чушью любому мало-мальски вменяемому штатскому, исполнены для Шафто и офицеров глубокого и внятного смысла. Как у многих, у Шафто поначалу были нелады с субординацией. Конечно, он вырос в семье потомственных военных и многое впитал с детства, но в жизни это оказалось куда труднее. Теперь, пройдя все стадии воинского существования, кроме завершающих (насильственная смерть, трибунал, увольнение в запас), он понимает культуру в её сути: как систему этикета, которая позволяет группе людей жить бок о бок многие годы, переправляться на край света и выполнять буквально чёрт-те какие задания, не прикончив друг друга в процессе и не рехнувшись окончательно. Крайняя формальность, с которой он обращается к офицерам, несёт в себе важный подтекст: ваша забота, сэр, решить, что от меня требуется, моя забота, сэр, это исполнить. Все эти мои „гун-хо“ означают, что, когда вы отдадите приказ, я не стану приставать к вам с вопросами, а вы, сэр, со своей стороны, не стойте над душой и не морочьте мне голову вонючей политикой, который вы тут пробавляетесь. Такая готовность без колебаний выполнить приказ — тяжелейшее бремя ответственности для любого мало-мальски вменяемого офицера. Шафто не раз видел, как у зелёных лейтенантиков начинали гнуться коленки, когда видавший виды боец просто стоял перед ними и бодро отвеча: „Есть, сэр!“

»

Этот пассаж мог бы легко быть вписан в „Звёздных рейнджеров“ (Starship troopers) Хайнлайна. Внутренняя стройность и логика иерархических социальных систем — это то, что в своё время заинтересовало меня в армейском устройстве общества (о котором пишет и Херберт на протяжении всего цикла „Дюны“), и которое пришлось забросить в силу того, что подобная совершенная система — это следствие более-менее сплочённого и здорового общества, сбалансированного, по-своему поджарого, и... пассионарного, пожалуй. А такое здоровое общество пока не существует нигде, даже в искуственных и синтетических этносах. И потому, знание о функционировании такой системы хоть и полезно, как источник базовых принципов для работы внутри иерархии, но малоприменимо в полную силу.

Всё-таки, чем хорош Стивенсон, в чём он становится только лучше с опытом — это передача того опыта и тех ощущений, которые сконцентрированы в описываемых событиях. В этом плане Стивенсоновские книги — это классическая литература, которая, хотя и предлагает для большинства reading for entertainment (как это делает сейчас большая часть фикшна), но предполагает reading for learning, и, на более глубоком уровне — reading for experience, когда реконструированные при чтении события и выводы настолько приближаются к тому, что вынес бы из такой ситуации сам человек, что, с небольшой зачисткой и доводкой, они легко ложатся в собственную копилку опыта.

В этом плане Стивенсон — гений моделирования.






Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments