:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

Другая реальность Норштейна

Пусть и не вытащив себя к двенадцати, как планировалось, но к половине второго в Музей Частных Коллекций я всё же попал. Первым делом меня разочаровали тем, что пользоваться цифрокамерами нельзя, фотографировать не разрешено, и, что уж совсем ужасно — вообще электронную технику бабушки-смотрительницы настойчиво просили выключить и убрать. За шесть минут, которые я пытался сделать записи в палме ко мне подошли дважды. С аргументацией „у нас такая сигнализация, что запрещено пользоваться электронными устройствами“. Со словами „как страшно жить“ мне оставалось только выключить палм и достать блокнот из сумки.

Потом к этим двум замечаниям добавилось третье, когда я случайно чуть не столкнулся с одной из смотрительниц, а она с доброй улыбкой сообщила мне, что „ну разве можно в музее жевать?!“ В этот момент я впадаю в ступор — сначала от непонимания, потом, осознав, что я никому не мешаю и жую „детский орбит“, я впадаю в ступор снова — на этот раз уже от такой бесцеремонности. Последний раз мне говорили „разве можно жевать“ в институте. Лет десять назад. А тут на тебе — такое возвращение в соцреализм, что на воротнике водолазки под пиджаком я разве что пионерский галстук не почувствовал.

Людей, как и предсказывалось, было исключительно много. Вся выставка — это шесть или семь залов, каждый метров по 30 квадратных. Ради интереса, посчитав в нескольких людей „по головам“, я и убедился в том, что с плотностью населения на выставке всё слишком серьёзно — в каждом зале постоянно бродило по 25-35 человек. Проще говоря, толпы. Большая часть — это девушки и женщины, и семейные пары с детьми, вплоть до двух-четырёхлетних в колясках. Именно за ними в какой-то момент я и стал наблюдать.

Из выставки очень интересно извлекать для себя уроки упорства и „созидания в боли“. Почти всё время в текстовых аннотациях Юрий Норштейн говорит о боли, горечи и усталости, которые сопровождают работу. И лишь где-то к середине, на Сказке Сказок, просыпается „светлая радость жизни в мелочах“, которая доходит, через реализм жизни (с шуточным планом студии на стене и местом аниматора за стеклом в углу зала), к просветлению в чисто восточном дзене и бессюжетности.

И надо сказать, что вся прелесть выставки не раскрывается лишь в одних экспонатах. Примерно половина удовольствия лежит как раз в текстах, написанных самим Норштейном, у которого оказался язык „советских кинописателей“. Тот красивый, не вычурный, естественный и богатый язык, которым писали мемуары, жизнь замечательных людей, научно-популярные и просто хорошие книги. Рассказы о людях, об историях, подтекстах и деталях — это тот самый жизненный, личный нарратив, который отличает жизни людей друг от друга, который сохраняет их эмоции и опыт для других.

Именно в таких отрывках проступают и расчвечиваются характерными сепийными тонами тридцать-сорок лет из жизни той группы творческих людей, которые занимались анимационными проектами вокруг Норштейна, и ведущие его, и идущие во главе с ним самим. Это то, ради чего стоит пройти по залам, и рассмотреть с разных сторон в том, что выставлено, масштабы того большего, чем была их жизнь.

Всё это, в результате, очень красиво, очень тепло, но всё равно грустно. Из-за того, что год за годом им не удаётся превратить анимацию в „быстрое“, лёгкое, открытое творчество с лёгким процессом. Снова и снова всё творчество — этот процесс придумывания и производства — остаётся далеко за кадром, выражаясь для других людей лишь в десятках и сотнях секунд анимационного фильма. Без упоминаний трюков, которые приходится придумать для достижения нужного света и цвета. Без рассказа о личных успехах, открытиях и трагедиях. Все инсайты и открытия — лишь новые и новые секунды, которые зрителем воспринимаются, как что-то само собой разумеющееся. И выходит, что эти выстраданные, вымученные, рождённые живыми на свет, такие любимые и совершенные для родителей кадры абсолютно неблагодарны.

Поэтому грустно. Но очень красиво. Поучительно, впечатляюще. Всё не зря.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments