:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

[SPB] День полтора

Питер, Питер... Закончившийся снег и резко изменившаяся, по словам местных жителей, погода делают его невероятно привлекательным, настоящий такой город для туристов, который к выходным приводит себя в порядок, подчищает небо, осушает улицы и говорит — „ну вот, теперь можно и в свет“.

Приезд на Ладожский вокзал похож на приезд в небольшой европейский город — сам вокзал сделан по образу и подобию транспортных терминалов, которые составлены из пандусов, платформ, стекла и этажей со странной геометрией, а потому когда ходишь по нему, мгновенно теряешься, и с непривычки ориентироваться остаётся только по знакам на стенах, время от времени утыкаясь в закрытые двери.

Поезд МСК-Мурманск, оказывается — прибежище командировочных и любителей общения с природой.

tobe героически встретил меня на платформе в 9 утра, назвал всё, что за пределами пл.Александра Невского „жопой мира“, и мы поехали пить сваренный дома кофе и завтракать блинчиками с ветчиной и сыром в вкусном исполнении balmassova (они с tobe вместе совершенно замечательные). Да, ещё пошла первая таблетка из курса фенотропила.

Днём мы познакомились с alissa_birgett, и, похоже, через полчаса разговоров начался „день Даны Борисовой“ — регулярно кто-то говорил фразы, которые были непонятны автору, но смешили всех окружающих. Говорящий при этом оказывается в странном положении „а что все смеются?“, и, в зависимости от уверенности в себе и чувства юмора, либо напрягается, либо пропускает всё, либо начинает веселиться с остальными.

(День Даны Борисовой — потому что Дана обладает тем самым умением говорить вещи, которые ей кажутся обычными и прозаичными, но все вокруг приходят в восторг и умиление от того, насколько Дана блондинка, насколько достоверно она изображает непонимание глубины жизни и как искренне она отыгрывает свою роль глубокого и умного человека под маской белокурого создания. Впрочем, моё личное мнение говорит, что ни один человек не умеет играть одну-единственную роль так долго, если только это не его нормальное состояние. Видимо, я ошибаюсь.)

Потом был Эрмитаж (в котором часы с Пингвином оказались совсем недалеко от входа, когда тебя ведут люди, точно знающие расположение артефакта), прекрасные зелёные люди на картинах (намного более близкие к жизни, чем изображённые на большинстве портретов) и мрачные гобелены. На мрачных гобеленах можно ставить пробу „мем дня“ — каким-то образом это определение, сказанное Алисой, прилипло ко мне, и сравнение с мрачными гобеленами всплывало в диалогах раз пять.

Сама Алиса — вау, хотя (тут должны быть длинные спекуляции на тему того, что мы не сумели составить достойную и интересную компанию, которая смогла бы увлечь Алису больше, чем предстоящая вечеринка, и ещё здесь можно устроить небольшой анализ происходившего. Но останавливает моя же фраза о том, что думать надо меньше, и говорить надо ещё меньше, тогда люди поверят, что ты действительно что-то понимаешь.).

Вечером мы безуспешно пытались поймать Браво, который, судя по всему, после первого разговора со мной и договорённости, что я ему (скоро) позвоню, залез в петербургские катакомбы, где мобильный сигнал не берёт, и сидел там до самого до упора. Пока Браво сидел вне зоны действия сети с выключенным телефоном, мы сходили на Харрисона Форда в „Огненной стене“ (Firewall). Форд невероятно зажигал, но фильм уже было не спасти.

Ошейник с тиснением „Красавчик“ в супермаркете, ужин, утро, солнце, ПРЕВЕД везде, жизнь прекрасна и удивительна (ненавижу эту фразу уже, пристаёт, как клеем намазанная).

Сегодня по плану Берк и Кенгура, и создание вечером или завтра какого-то вакуума в голове, потому что интенсивное общение нужно балансировать.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments