:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

Много, шумно, дешево: фрф, пост-нанораймо, три минуты в день

Френдфид (именно он, а никакой не твиттер) съел всю повседневную активность. Когда в нём постоянно живёшь, то долго не возникает потребности в том, чтобы создавать своё и большое. Правда, в какой-то момент осознаешь эту крупную прореху в идеологии бесконечной ленты, которая вообще свойственна лайфстримам: в отличие от привычных блогов и форумов, в ленте не вырастает само собой мыследерево — вернее, вырастает, но приложить для этого потребуется усилий в разы больше, чем в обычных условиях.

Ни один из лайфстрим-сервисов не работает на архив. Все работают на сиюминутное, которое приобретает большее значение, но вовсе не становится от этого полезнее. Сиюминутное по определению предназначено пролететь бесследно. А без архива невозможно создание крупных идей, сложных структур и полных смыслов. Френдфид (пост про который ждёт своей очереди) сильно расслабляет автора: немного ограничивая планку объема сверху, он не даёт ни одной возможности осмысленно воспользоваться написанным и накопленным, и, что грустно, не настаивает на этом. Напротив, всё накопленное плавно утекает в топку, за одиннадцатую страницу (дальше которой, за скип=300, френдфид листать не любит).

Есть у френдфида и ещё одно расслабляющее свойство: его допустимый объём идеально умещает в себе типовые записи — тысячи знаков и нескольких небольших картинок хватает на обычный лытдыбр. Это не твиттер, где ради упаковывания смыслов приходилось выкраивать фразы, подбирая слова, вычеркивая гласные и безжалостно отжимая воду. Всё это делает френдфид терпимее, дружелюбнее и проще, а с этим приходит и умственная лень, которая ложится в простой и нетребовательный формат.

Понял? Ужаснулся? Тогда-то и начинаешь заставлять себя делать своё: писать нанораймо, собирать посты в блоги, понемногу фотографировать, и строить те самые истории, которые и создают твой личный мир, как в интернетах, так и за их пределами. Заставлять себя делать — вот где начинается интересная работа, потому что приходится сдвинуться дальше, чем предлагает привыкшее к простоте сознание.

 

* * *

Закончив Нанораймо с пятьюдесятью пятью тысячами слов, я испытываю два чувства: свободу и вину. Свобода выглядит как неожиданное освобождение пространства в мыслях, схожее с тем, как бывает, когда при ремонте или переезде выбрасываешь половину старой мебели, или освобождаешь стол после большого проекта.

Внезапно оказывается, что у тебя огромное пространство в распоряжении, хочешь — балы устраивай, хочешь — открывай картинные галереи, или начинай новый проект с уклеенными пост-итами стенами. Освободившееся время позволяет взяться за старые долги, дописать сразу десяток разных текстов (не считая домашних покупок, дел, поручений), начать делать что-то новое, на этот раз осмотрительно не влезая в большие затеи хотя бы до середины декабря, а то и дольше.

C виной выходит иначе. Я понимаю, что у меня не дойдут руки перечитать всё, что написано за двадцать восемь с половиной дней, и это превращает пройденное испытание отчасти в фарс, потому что все остальные тексты, которые я пишу, обычно предназначены и для чтения, и для использования, моего собственного в первую очередь.

Единственный вариант состоит в том, чтобы взять исходные материалы (структуру, арки, персонажей и идеи), и написать второй драфт, который можно будет без воплей ужаса прочесть самому, и из которого будет интересно пересобрать третий драфт, а тот уже можно показать кому-то живому. Правда, в этот раз не будет общего драйва, тридцатидневного поста и всего прочего. В чём-то сложнее, а в чем-то и проще.

* * *

То ли дело в конце года (вечный зимний спячий образ жизни), то ли в характере работы, то ли в исчезновении внутренней цели (это прекрасное, волшебное состояние «ничего не интересно»!), но время работы мозга в последнее время сократилось до трех минут в сутки — когда я думаю о планах на день, неделю и жизнь, решаю какие-то семейные парадоксы или просто обдумываю прочитанное.

Всё это происходит ровно в те три минуты (ну, иногда пятнадцать), которые мне требуются, чтобы уснуть. После этого мозг, разогревшись на заботах реального мира, с удовольствием засыпает и отправляется ловить сны, работая в полную мощность. Остальное время суток он тупит ни о чем. Раньше как-то помогали разговоры с умными и хорошими людьми (которых у меня как раз вокруг есть ровно человек пять), но теперь и это не спасает — осталось вот время перед сном.

И на том спасибо. Хоть три минуты жизни остались. Мог бы и их лишиться.

* * *

На этом наша радиостанция прощается с читателями, дописывает этот пост (749 слов всего) на ЕЕЕ с включенной в него юсб-лампочкой за 490 рублей (одно из лучших приобретений для ночной работы, да и вообще — её приятно крутить в руках и нажимать на выключатель), и отправляется спать. (Ещё в прошлом посте про цифры отчетливо видна эта модная тенденция осенне-зимнего сезона — спать!)




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments