:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

Category:
  • Music:

Нарратив, текст и истории

Вытащено из одной ветки разговора с centralasian о нарративе, для нашего совместного размышления теперь об этом всём.


centralasian:

Что такое нарратив (в вашей версии, разумеется)? в чём его отличие от текста с одной стороны - или, с другой стороны, "истории" (как в story-telling)? я еще тогда хотел все это написать, как-то проехало...

Как раз из-за этих вопросов я отложил пока все свои писания про системы тегов (тагов, маркеров), про то, как (и зачем) их создавать, и, соответственно, как использовать.

Такие система - не нарративы, это какие-то понтенциалы, которые накапливается, потому что включаются какие-то градиенты (общие ценностные, например) или работают какие-то уже имеющиеся мотивационные структуры. а потом этот потенциал(ы) используется, "раскручивается", в зависимости от какой-либо текущей потребности ("проекта").

Делёз пишет свою книгу как систему слабо связанных "дощечек" (плато, пластинок). из которых я потом сам собираю свой роман, исходя из тех "игр власти", к которые я включён (как у фуко).

вот словарь - это нарратив?

опять вы меня на ночь глядя разбередили, я было спать собрался, теперь вот сиди, думай.

в этой всей штуке мне лично интереснее всего всякие "самоорганизации", разнообразные вихри, которые начинают (неизбежно, как мне кажется) возникать в системах накопленных потециалов... что-то из жизни в любом случае.

urbansheep:

Нарратив отличается от текста и сторителлинга тем, что это не система организации, а результат передачи и интерпретации, это (по-своему) линейное развитие сюжета/рассказа во времени, которое, уже будучи воспринято читателем-слушателем-зрителем, снова раскладывается в его, получателя, систему организации.

То есть сам гипертекст, набор потенциалов и дощечек — лишь мировой хаос в миниатюре, а для того, чтобы сыграть, тот должен быть нанизан на авторскую „стрелу“.

Нео-нарраторы пытаются включить читателя в игру и в действие, чтобы он вёл себя в этом гипертексте как можно естественнее, и делал выбор на основе:

  • своих контекстов (то есть, воспитания и стратегий познания)
  • любопытства („я не знаю, что мне выбрать, но вот это выглядит интереснее“ — осмысленная энтропия)
  • случайности („я не знаю, что мне выбрать, поэтому выберу шестое попавшееся“ — неосмысленная энтропия)

Нарративом это не является — нарратив, как и стори-теллинг, всегда обладает голосом-за-событиями, всегда является представлением автора, а не компонуется, как буриме. У читателя по определению иной outlook читаемого произведения, и какие-то детали в него стоит вбить по авторской воле, иначе так, по случайности, он на них ни в коем случае не набредёт.

А словарь — это не нарратив, если это „лишь словарь“. Если это метасловарь, где статьи не только имеют буквальную начинку, но и каким-то образом связываются и играют друг с другом, то это будет нарратив-гипертекст, который толкует содержимое этого словаря также, как сам словарь толкует слова. Наложите свою интерпретацию на этот словарь, снабдите его идеологией — и будет нарратив.

В этом плане конспирология, кстати — это новое постмодернистское искусство толкования и наложения новых смыслов на „старые“, одномерные идеи. Конечно, в большинстве случаев конспирологические исследования будут фантастикой, но методы, используемые в оттачивании и углублении интерпретации для того, чтобы сделать её как можно более надёжной и приближенной к реальности, будут применяться (и применяются) в реальных аналитических выкладках по тем или иным ситуациям.


 postmodern
 hypertext
 narrative
 centralasian

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment