:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

[ M ] Ночное // „Мой рок-н-ролл“

„Мой рок-н-ролл“ — одно из самых лучших произведений, ложащихся в льющийся каплями по запотевшему стеклу свет фонарей. Под тихий стук дворников в паузе на светофоре и настроение „мужик, мне нечего тебе рассказать, и мне без разницы, что ты там себе думаешь. Вези домой.“

А то, что Би-2 сделали с ситарами — это вообще как-то за гранью, которую в мейнстримной радио-версии заметить и вообразить-то невозможно.

Не люблю русский рок, потому что чуть было не полюбила, вместе с остальной жизнью другого человека. Не люблю БГ и Битлз, потому что чуть не полюбила вместе с феньками на запястьях, да краш всё поставил на место. Семь-восемь-девять(?)-десять(?!) лет назад, а как в другой инкарнации, в других декорациях и с другим будущим.

Что-то впереди. Очередные перескоки иглы лазера на новые и непонятные отсюда дорожки.

„Руку подними“, — как это хорошо сформулировал centralasian. — „Само придёт. Останется лишь ловить, а придёт само, даже делать ничего не надо.“

И она устраивается, опустив голову, щекой на запястья, лежащие на столе, кончиком мизинца возя по вытертому корпусу кпк, выстукивая иногда куски ритма. Пока current musiс не прокрутится ещё раз. И снова. И опять. Каждый раз привычно дотягиваясь, не глядя, локтем до кнопки z, отматывающей трек назад. Клавиатура стоит под крышкой стола. В плеере до появления в плейлисте БиЧериной стояла Asian Dub Foundation.

А голову утыкаем замёрзшим носом в сгиб локтя, вернувшегося на стол. А пальцы зарываются в волосы. И никто не слушает непонятный, хотя и подходящий в настроение текст. Никто завис уже на сорок минут.

Хотя ему вставать по будильнику, как обычно, через четыре часа.

— Пошли спать?

— Пошли, — безразличное пожатие плечами. Поднимает голову, выпрямляется, но вставать из-за стола ещё не собирается, и о чём-то думает. — Ладно, — чуть другой, более уверенный и прохладный тон. — Ночь рефлексии будем считать завершённой. Можно же раз в полгода или в год что-то такое себе позволить. Призраки и тени несуществующей ныне реальности — забавная вещь. Непонятно, что с ними сделать, если только не учиться. Проходят себе чередой, рассказывают тебе что-то. Осколки старых психомоделей и заброшенных знаний о несуществующих больше для нас с тобой людях. Забавно. Совсем другой мир ведь был. А мы с тобой всё это помним зачем-то.

— Не увлекайся снова. Раз уж ты очнулась, так просыпайся до конца. Всё прошлое имеет смысл лишь теоретически. Бумага, на которой что-то написано, экспириенс, и только. Всё самое важное — здесь и сейчас. Вчера. Три дня назад. И завтра. То, что происходит и то, что будет происходить. А прошлое — референс. Так и относись к нему, а не увязай в несуществующих „а могло бы быть“ и „если бы не“. Приятно, но бессмысленно.

— Я понимаю. Считай, что я отдыхала. Да, кстати, пойдём-таки спать. А то я ещё, чего доброго, пойду на кухню, допивать чайник с зелёным чаем... Будущее... будущее... Я и есть всё это будущее. „Дикое, но симпатишное“... Н-да. Ну, в общем, хватит.

Если спрашивает пароль:
user: books
pass: archive



 
 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments