:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

Кофе с Евр — полная версия

↑ Из предыстории

Эту встречу мы с evr активно не-планировали. Каждый со своей стороны старался её избежать, и каждый по своим причинам. Не-планирование выражалось в том, что сама возможность в голове держится, но отрицается до последнего момента. В конце концов, Евр решила пойти против своих не-желаний, сделав изящный ход королевским конём и предложив-таки при случае выпить кофе и поговорить. Развиртуализация, опять же. Ход был эффектным, противостояние самой себе — тем более. После этого решение осталось исключительно на мне, с моими не-желаниями.

Не-желание, кстати, — это активное желание, несущее отрицательный заряд, а не простое нежелание. „Не желать“ чаще всего пассивно и служит для защиты и бездействия, в то время как „не-желать“ — это форма действия, активного противостояния нападением, предотвращением чего-то.

Время шло, Евр добралась до МСК, и в четверг вечером своими ответами на несколько моих смсок сумела убедить меня, что действительно стоит, терять особо нечего. Встречу согласовали, сказали „Таганская, кольцевая, центр станции“ (в СПБ люди встречаются на выходе, а не в центре платформы).

↑ О встрече

Выловить Евр по оставленному ею описанию из толпы оказалось очень легко, несмотря на час пик на Таганской. Никакого „шока развиртуализации“ никому так и не досталось, а Евр, заочно знакомая по своим фотографиям, оказалась прекрасной, очаровательной и приятной в общении девушкой, которая с прагматичным доверием поддавалась любым сменам направления, если ей объясняли, что сейчас происходит, где мы находимся, и куда собираемся.

↑ О ШК

Изначальный план был прост — дойти до ШК, устроиться там, выпить кофе и после этого уже пройтись погулять по городу, где-нибудь в центре пересечься с Берком, передав его в общество Евр, и завершить на этом вечер. Вышло же наоборот — „поздно и иначе“. Камерная и небольшая ШК на Таганской оказалась полной народу, а на свободные столики уже начала образовываться очередь из желающих, так что нам ничего не осталось, как двинуться наружу. В ШКТ, конечно, уютно, но... вечер пятницы, одним словом. Оставался привычный вариант в виде ШК на Кузнецком мосту.

Там тоже пришлось довольствоваться столиком в „курящей зоне“ (при том, что никто из нас не курит), медлительностью девушек-официантов и какой-то совсем не лёгкой музыкой („неужели ШК превратят в хард-рок кафе?“). Медовых тортов тоже не оказалось, так что всё это было искуплено и залито коктейлями и кофе.

Оказалось, что Евр в четверг уже была в ШК на Октябрьской, и пила как раз клубничный шейк, оставшись от него в „умеренном восторге“™, так что и на этот раз её выбор был предрешён: молочный коктейль с клубникой, в сочетании с капучино. Эмоции и любовь к коктейлю оказались настолько сильны, что в течение разговора фраза „всё, покупаю блендер“ была произнесена раза четыре, а позже на вопрос „ну есть же что-то, перед чем вы бы не смогли устоять?“, Евр подумала, и уверенно ответила: есть. Молочные коктейли.

Также Евр проявила высшую степень взаимовыручки и понимания, предложив мне свою кофейную ложку, когда моя утопилась в стакане с ванильным коктейлем. Воспользоваться предложением я не успел: автономные зайки успевают в таких случаях перемазаться в ванильной пене, перепачкать салфетку, но достать ложку своими силами прежде, чем сообразят, что ответить на благородное и лестное предложение помощи. Впрочем, оценить его пост-фактум зайки могут с лёгкостью. И запомнить об этом на будущее.

↑ О прогулке

От ШКТ мы двинулись через Яузские ворота к Китай-Городу, обсуждая разные темы последних дней-недель, и осматривая вечерний город. Светофоры смутили Евр своей скоростью переключения — пока не стало понятно, что они тут вовсе не предназначены для питерских гостей, а обслуживают сверх-активных и шустрых масквичей, которые вечно куда-то спешат. Заодно поговорили о том, что „масквичи не переходят на зелёный или на красный, а переходят, когда им это удобно“.

После этого Евр уже совершенно без капли почтения стебалась над нормальными масковскими названиями улиц Солянка и Маросейка (и это ей ещё не попались на глаза Остоженка и лишь позже мы дошли до Лубянки), показывала на небо и говорила „о, какое оно низкое! У нас оно почти такое же!“.

Мне осталось лишь привести вечный аргумент в таких спорах о том, что в СПБ без холмов и высоток весь город — двумерен, зажатый облаками и небом.

Любимая фраза „Спасибо, я вас тоже очень люблю“ повторялась за вечер раз пять.

↑ О языке

Что интересно, в эту встречу мы с evr несколько раз запинались об особенности великого и могучего русского языка. У Евр интерес к словам выкован и закалён в общении и наблюдении за великими ишмаэль-элькурами, которые вертят языком, как хотят. А для меня перестраивать язык — одно из любимых хобби.

Любопытно строится разговор, когда конец предыдущей фразы ложится в начало следующей, при этом совершенно меняя смысл. Иногда приходилось по очереди переспрашивать и уточнять, что значение уже переключилось, и что теперь эти же слова значат совсем другое.

↑ Городская история

Ещё были длинные пешеходные переходы, а мне стало понятно, что о городе можно рассказывать не только с „исторической“ точки зрения, но и с прогулочно-сиюмоментной, пересказывая какие-то городские легенды, истории сегодняшних дней. Это, в отличие от „исторических“ экскурсий, успевает измениться за время отсутствия человека в городе, и к следующему его приезду будет готова уже новая коллекция историй о новой архитектуре, перестройках, акциях, событиях и взаимодействии города с людьми.

После ШКК мы прошли через Столешников, остановившись перед киоском ради покупки „Jalouse“, „Forbes“ и „Искусства управления“.

В разговоре о „Jalouse“ — журнале для модных молодых девушек от 18 до 25 — мне не удалось рассказать о главном его достинстве: это одно из лучших изданий для кулхантинга. Близость к французскому оригиналу позволяет Жалюзу отлавливать модные вещицы и тренды с задержкой всего в три-четыре месяца после того, как они впервые засветятся в каком-нибудь Gizmodo.

Так как передо мной все эти сверхсовременные блоги проходят в реальном времени, видеть отражение „цифрового стиля жизни“ и различных модных течений в издании для продвинутых девушек крайне интересно и познавательно.

Прогулявшись по книжной „Москве“, посмотрев на разную литературу, мы закончили прогулку несколькими кругами по Пушкинской площади в ожидании behrk, который должен был появиться „через 25 минут“, но где-то пропал. Так что мы обсудили „Ночной дозор“, обойдя Кодак-Киномир, попробовали понять, есть ли у Евр точка резкой смены тональности в жизни, и вообще с удовольствием проводили время.

↑ О памяти и ментальных картах

Был интересный разговор о различии ментальных карт разных людей, и о том, как сложно работать с чужой памятью, и о том, что идеальной памяти не существует. Евр, по-моему, это показалось некоторым обманом — когда заявляется феноменальная память, а на деле всё так сильно ограничивается интерфейсами, из-за чего оказывается, что никакой феноменальности особо-то и нет.

В рамках обсуждения ментальных карт и самоосознания шёл интересный разговор о самопозиционировании и взаимосвязи завышенной самооценки и успехов в общении с людьми — когда кто-то оказывается под гипнозом бравады, и начинает полагать, что „раз этот человек так себя ведёт, значит, у него есть на это основания“. Туда же легли разговоры о поверхностности, которая никому не нравится, но встречается повсеместно.

↑ О Евр

Евр красивая. Спокойная, очень спокойная — это сильнее всего бросается в глаза, причём я допускаю, что это реакция на меня („наблюдатель изменяет сцену одним своим присутствием“), но спокойствие иногда прерывалось самой Евр — она форсирует энтузиазм в тех редких, почти исключительных случаях, когда видит, что что-то потеряет или упустит. В большинстве других случаев Евр — это само воплощение мастера дзен. Созерцание, умеренный вежливый интерес, и при этом отказ от активных действий и выражения предпочтений.

Это же отсутствие проявления предпочтений заглушило несколько тем, которые пошли, было, в обсуждение. Так как у меня есть привычка вести сразу несколько нитей, оценивая реакцию собеседника на каждую, и ненужные „сбрасывая“, то здесь получалось, что снова и снова какие-то темы подцепляются, рассказываются до развилки, где идут одна-две нити сразу, после чего выбирается одна и дорассказывается до конца. А возвращения к брошенной нити так и не происходит, потому что никого не волнует, что там было, и чем всё кончится. Рассказчик знает и так, а слушатель просто слушает.

Стратегическая линия „сохранения удовольствия во всём“ и общий настрой на позитив делают Евр очень удобным собеседником, так как она всё, что не приносит удовольствия, старается использовать как урок — иногда даже там, где это не нужно, и трансформирует ситуацию в полезную и поучительную. Есть и интересное позиционирование себя, как кого-то отстранённого — его мне пока не удаётся чётко обозначить в словах, но оно есть и очень хорошо ощущается.

Blonde-wannabe, с очень пушистыми ресницами. Очень лёгкий акцент в произношении, который проявился три или четыре раза на ударениях в окончаниях. Предпочитает белый металл. Самодостаточна без экстремизма, что лишь добавляет полноты к характеристике „мастера дзен“. В общем, Евр очень хорошая, а о вечере можно сказать — хорошо, но мало.

↑ Вместо резюме

Для меня, привыкшего наблюдать за собеседниками, столкновение с пассивным созерцателем и ведение его по интересной для него тропинке — непривычный опыт. Активно настаивать, рекомендовать, если надо — уговаривать, втягивать, приглашать — да, навык полезный, но пока крайне непривычный, так как надо и отыграть все правила вежливости, и чётко понять, где вся эта обтекаемая демагогия лишь мешает.

Урок мне. Так же, как и с тем, что спрашивать, когда поезд, надо немного раньше. Чтобы планировать события, раз спонтанность не срабатывает.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments