:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

Pattern Recognition позади

Сегодня утром по дороге из травмпункта дочитала гибсоновскую Pattern Recognition. Несмотря на спойлеры, окончание, выполненное в практически безупречной форме под названием „и как это понимать?“, понравилось.

В планах — перечитать „Виртуальный свет“, а заодно и проскать галопом по „Идору“ и „Вечеринкам“ — пробовала перевести для примера абзацев шесть-восемь, и стало ясно, что по-русски всё это не удерживается в том рубленом формате, который Гибсону присущ. А это значит, что перевод в тех случаях сильно поубивал книгу. Хотя, может, это у меня за два года поиск ассоциаций, трендов и „основных тем культуры“ превратился из побочного эффекта в одну из потребностей при чтении. Пока не знаю.

По самому же PR есть много, что сказать — то, что началось „жизнеописанием“, превратилось в мистерию и затем обратилось в полнейший сюрреализм, тем ещё сильнее напомнив Дика с его безумными поворотами. Натяжки, о которых говорит Лёха в спойлерах, есть, и, судя по получившейся картинке, Гибсон сам не очень хорошо понял, что именно он хочет разрулить, а что — предпочитает оставить, как есть, поэтому была прорисована лишь основная линия футажа, а остальные остались висящими в воздухе.

Интересную параллель можно провести между дедом Леха Старлица из Zeitgeist Стерлинга, и Вином Поллардом из Pattern Recognition. И тот, и другой — в меру потусторонни, но продолжают общаться со своими потомками. И тот, и другой дают полезные наводки или направляют героев. Но если у Стерлинга дед — это почти Дон Хуан, добродушно наблюдающий за этим миром, покуда ему это интересно, то Вин Поллард — непонятно, кто и что.

И сложно сказать — хорошо это, или плохо. Да, хочется узнать, что с ним стало в конце концов, но если оглядеть всё произошедшее с высоты птичьего полёта, то окажется, что все эти повисшие хвосты вовсе и не требуют какой-то завершённости. Ни с Бенедетти, ни с Бигендом, ни с Буном (хотя с ним как раз всё ясно). Рассказ был не о персонажах и не заключался в каком-то сюжете. И потому возникает невольное удивление — эй, где ж месседж-то? Месседж, который должен быть в каждом произведении?

Мне показалось, что идея была именно в рассказе об особенностях человеческой природы, того самого восприятия, которое цепляется за что-то по определённым, изменяющимся и эволюционирующим правилам. И Гибсон собрал не столько фантастическое произведение, сколько „метакнигу“ — рассказ о природе интереса и о том, что увлекает людей. Как их увлечь и втянуть, и как сложить известные компоенты в нужном сочетании. Собственно, здесь мы возвращаемся к апофении и теории фана, а потом продолжаем переписывать из палма закладки.

 
 
 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments