:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

Categories:
  • Mood:

Дорогая я, поздравляю тебя с НГ, но это, конечно... Я тебе скажу...

Дорогой Дедушка Мороз! Прости, что пишу тебе здесь. Но.

Я ещё могу понять 2002-2003. Там у меня с кармой всё было неважно. Я ещё могу как-то смириться с тоской 2003-2004. 2003 был одним из самых странных для меня лет. Но сейчас, дедушка Мороз, ты просто охуел, прости мой французский.

То есть, удар в правую связку и правое сухожилие правого колена я тебе, конечно, прощу (эластичная поддержка — мощная штука, можно почти нормально ходить, только вот не попрыгать и не побегать, и твоё щастье, дедушка Мороз, что мы в травмпункте были успокоены тем, что ни разрывов, ни трещин нет, а потом сумели найти эту эластичную вещицу). Это, в конце концов, была спортивная случайность, и наша команда всё равно выиграла, и на корпоративной вечеринке все и так были в меру довольны и счастливы.

Температуру 30-го днём — тоже прощу (кофе и растворимый аспирин перед отъездом, три таблетки его же 31-го — и нормально. Аптечка овцы — наше всё).

Трёх тупых тёток возрастом от 26 до 55 в душном вагоне, где они трепались всю дорогу за погоду-политику-кошек, тоже могу простить. В конце концов, их пришлось слушать всего часа три.

Но то, что началось дальше... По-моему, тебе начало нести крышу сразу в 11 утра, когда в спб наступил конец марта и вышло солнце.

Догадаться насоветовать городским властям, что НГ — это семейный праздник, и кафе должны работать 31-го до 1800 — это был явно нечестный и запрещённый ход, включающий в себя использование административного ресурса.

Уха, в которой больше лука, чем рыбы (ну да, она постная, потому что называется „по-монастырски“) — это тонко. Я не против небольших количеств рыбы, будь она хоть в гранулах, но зачем столько пресного лука? Я не понимаю, правда. То есть, за последние пять месяцев я привыкла к средне-качественному общепиту, и, если не смотреть в тарелку и не спрашивать что это такое?, могу съесть всё, что не сделано из чили, просто потому, что голодной мне будет ещё хуже, и это я слишком хорошо знаю. Но я всё равно не понимаю, зачем столько лука.

За персональный ад интроверта, который был чудесно заперт данным мной самой обещанием не соскакивать раньше времени, мы ещё поговорим с тобой по душам, обещаю. И разговор тебе ни разу не понравится, мой новогодний зайчик.

За капучино, опрокинутый сегодня на джинсы, ты мне должен поллитра мокко, как хочешь, так и выкручивайся. (Про дважды упавший на землю блокнот молчу — твоё счастье, что он падал, не раскрывшись, и не бумагой в это прекрасное коричнево-бурое снежное месиво. Про три раза падавшие отовсюду ручки, про едва не упавшую чашку чая с задетого плечом стола — тоже молчу, так как после того, как капучино высох на джинсах почти без следа, всё остальное было уже просто смешно.)

Абсурдные разговоры об адекватности (которые сначала ещё были куда ни шло, но потом превратились в нечто крайне странное)... буду считать эти разговоры шуткой настроений, ладно.

И это всё можно простить. Можно простить тебе людей — их ещё можно либо легко воспринимать с весельем и радостью, либо кое-как отстраняться от чужого пафоса и не слишком на него реагировать. Молчать нам проще всего, и ты это знаешь. От компаний ещё можно получить некоторое удовольствие, уходя время от времени за своей дозой одиночества и тишины (в исполнении Fat Boy Slim, трек Don't Let The Man Get You Down), на перезарядку. В конце концов, люди — это ещё не самое страшное в жизни. Некоторые даже милы. Да, люди вообще не в моём вкусе, но после корпоративной вечеринки отрефреймить всё к чертям собачьим нам не вопрос... ну, ты понимаешь.

Но. То, что ты сделал с моими новогодними снами, бородатая свинья, превратив спокойный сон, после четырёх, принятых за 12 часов, таблеток валерьянки (ну, двойная доза, а что ещё делать-то нам, с этой долбаной чувствительностью?), и кофеинового „Burn“, в такой агрессивный и strictly negative дрим-драйв, что мозг занимался тем, что пытался в течение четырёх часов хотя бы просто прокрутить всё произошедшее за сутки, без последствий для себя (у него не вышло), или попробовать перевернуть эти события на другую сторону, с изнанки рассмотреть стежки и швы (до некоторой степени это получилось), и делал это мозг под конец уже с такой скоростью и с таким количеством одновременно отрабатываемых сценариев (и ни одного, где позитивный, для меня, шанс имел бы вероятность больше 2-3/10), что пришлось проснуться, умыться, одеться и попытаться доспать в пустой кухне. В хоть сколько-нибудь контролируемых снах, чтобы отдохнуть, чёрт побери, в нормальной компании, а не среди людей, которые удивляют просто несказанно, с каждой новой секундой, и не среди флэшбэков и психомоделей, которые строятся по инерции, и которые уже просто начинаешь выставлять за дверь со словами „спасибо, дорогие мои, я вам позвоню, когда соскучусь“.

Такого, прости, дорогой дедуля, у меня не было никогда. В палме некоторые из этих параллельных потоков восприятия записаны, и я тебе, мой красноносый зайчик, буду припоминать эти сутки с овердрайвом ещё долго.

Если тебе показалось, что я была на редкость плохой девочкой в 2004, то я тебя не разочарую и в этом году. Готовься. А 2005-2006 убс-стайл обойдётся без тебя, дорогой дедушка. Потому что три года подряд — это слишком. Если же ты будешь и через двенадцать месяцев мне активно мешать, то мы ещё посмотрим, „который которого наиграт“.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments