:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

Мигрень как двигатель прогресса

Во время головной боли каким-то образом так перестраивается кровоснабжение в мозгу, что тот начинает работать более продуктивно и производительно, подготавливая целиком идеи и тексты, которые вдруг можно записать на бумаге или на экране. То, на что вчера уходили дни или что ожидало своего часа неделями, теперь вдруг выкладывается чуть ли не автоматически, на автопилоте, несмотря на то. что при головной боли собственно думать — практически невозможно, можно только тупить и смотреть вдаль.

Попробовал поискать про это хоть строчку в увлекательных нейроблогах, но пока найти что-нибудь осмысленное не удалось. Хотя сам эффект от мигрени, которая помогает сдвигаться с места в труднодоступных проектах и непонятных тупиках — описан многими знакомыми и незнакомыми.

В моём случае эффект двойной — с одной стороны, снимается контроль «это не интересно» (из-за которого умирает вообще всё, что я пишу дольше одного абзаца), выключаются эмоции, пропадает потребность в том, чтобы кому-то о чём-то рассказать, и внутренние ингибиторы отступают. И здесь запускается вторая часть: на смену контролю приходит тупое чувство «это надо сделать, раз уж сложилось» и «вот и ещё пять строчек в списке дел закрыты». Обычно всё это оказывается погребено под бархатом прокрастинации (ну, не интересно же). То есть, от того, чтобы думать, мозг переходит в режим действий. Что приятно, наверное.

И это, кажется, третье важное в «деятельной мигрени». Действие — способ выйти в поток и перестать думать о себе, перестать рефлексировать, перестать оценивать себя, снаружи и внутри. Мигрень относится к необъяснимым состояниям, и один из способов от неё избавиться — забыть, перестать думать, буквально забыть.

Для этого помогают разные вещи: у кого-то это плацебо или лёгкие антидепрессанты, у кого-то гипноз и тренировки, а у кого-то работа, когда основные проблемы решены. В моём случае помогают любые способы расслабленного действия — чтение, тупление в тёплой ванне (которая и сама по себе помогает нервной системе), или вот закрытие давно затормозившихся задач. Одновременно и польза, и лёгкий вброс сератонина после очередного закрытого таска.

*

Раз уж мы тут говорим о странных вещах, то вот ещё одна странная история из копилки — всё больше действий, которые мой организм научился делать и контролировать на уровне моторики, обходятся без участия зрения. И здесь появляется интересная дуга: само по себе зрение неуклонно ухудшается и требует оптики , а моторные навыки при этом, вынужденные жить сами по себе, улучшаются и становятся самостоятельными.

Чтобы было понятно на примерах: писать с закрытыми глазами становится всё проще и естественнее, взгляд постепенно отключается от текста и возвращается к экрану всё реже. А моя главная проблема — нелинейность потока, которая и требовала раньше постоянного зрительного присутствия в тексте, теперь вдруг решается без малейших усилий, потому что стоит закрыть глаза, и текст набирается в одну строку сам собой, потому что все остальные варианты исключены.

Про всякие автоматические вещи, вроде мытья посуды или передвижений по городу и разговора нет. То есть, со стороны, наверное, оно странно смотрится, но изнутри всё наоборот, и мой внутренний аутист, который в это время, как правило, занят своими размышлениями о чём-то, или слушает играющую в наушниках музыку, ликует.

Третью странную вещь — о том, как живётся в мире, где ты хорошо слышишь, но плохо понимаешь и мало что помнишь, я отложу, наверное, на какое-нибудь будущее.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments