November 23rd, 2001

vanity

Не проси помощи, не прочитав инструкции... Саппорты тоже люди.

Читаю запросы в разделе поддержки — такое ощущение, что среди пользователей только ленивые дегенераты, которые не умеют читать, писать и думать. Последнее им даётся особенно тяжко. Потому что задавать вопрос, который задали за час до того, и который в списке виден ну просто невооружённым глазом... Не знаю, не знаю, это, наверное, всё же клинический случай. Хочется надеяться, что это не является отличительным признаком только одной нации.

... Да, теперь я уверен: людей, не умеющих думать, полно везде. Собственно, кругом только они, эти люди, и есть. За редкими исключениями. Например, в виде меня.

vanity

Отключаю всё.

Веселье продолжается!

К позавчерашней аське, вчерашнему форуму сегодня отключил в браузере картинки. Всё летает, кругом один „контент“, графика не отвлекает от текстов. Красота, чтоб её...

vanity

Расскажи мне сказку...

Расскажи мне сказку.
Однажды... в большом городе жила кошка... пушистая такая и любопытная кошка, которая любила ходить по карнизам и чужим балконам, вкусно кушать у гостеприимных людей и спать по утрам на тёплом боке какого-нибудь телевизора... Была она чистюлей, и поэтому все её пускали в гости и приветствовали, с удовольствием брали на руки и чесали за ушком...

tales cats

... Но больше всего этой кошке нравилось гулять со своим другом, который относился к ней со странной лаской, несвойственной больше никому, особенно когда она приходила к нему с мокрыми лапами, чихая и забиваясь носом в его старую, вкусно пахнущую осенними листьями варежку. Варежка, наверное, тоже её любила, потому что как только кошка забиралась в варежку, у той сразу пропадала вся её характерная шерстяная колючесть и шершавость...

а дальше? :о)
... Так кошка жила и получала удовольствие от всего, иногда пугаясь странных прохожих, которые норовили в неё чем-нибудь кинуть, или того веселее — гонялись за ней по дворам, пока не обессилят и, чертыхаясь, не отчалят в неизвестном направлении...

иногда кошка заходила на „посидеть“ в какое-нибудь новое и красивое заведение... их было много в городе, и у кошки было много времени, чтобы побывать в самых разных... по ночам она иногда устраивалась на стойке, у которой стоял вышибала ночного клуба, и, потянувшись, а потом свернувшись калачиком у толстого стекла, она смотрела на входящих и выходящих людей, которые где-то были красиво одеты и выглядели чинно и нарядно, где-то ей виделась непривычная для привыкшей к ровным уличным краскам кошке пестрота кислотных нарядов или чересчур лёгкие одежды ночных бабочек и пушеров, крутившихся всегда где-то поблизости...

... она уже безошибочно определяла завсегдатаев, почти с первого взгляда угадывая, кто есть кто, и об кого можно потереться без риска быть прижатой к ножке стола носком ботинка или пытаться отделаться от чьих-то чересчур длинных рук с пальцами „любительницы животных“, с характерными длинными ногтями и едва заметными шрамами от домашних питомцев...

кошке нравилось жить с людьми, потому что они были совершенно разными, и по ночам её дурманило ощущение нереальности и согревающей теплоты всего мира в любимых танцполах, где ритмичная музыка переплетала всех людей, а неяркие места у стоек и зачастую самы танцполы становились источником счастья для разомлевшего, и теперь готового развлечься существа...

Счастья, иногда совершенно неотличимого от ярких волшебных фантазий, которые приходили к ней во сне, когда она тянулась лапками в разные стороны, расслабляясь и мечтая об игре на сказочной лужайке, в высокой, ей по шею, мягкой и ароматной траве с ярко-зелёными, лиловыми, иногда перисто-синими и глубоко-тёмно-синими стеблями, среди цветов, ярких запахов, которые были настолько легки и приятны, что парили в воздухе, окрашивая его едва заметными облачками, когда кошка пробегала или перепрыгивала там или здесь, задевая пушистым животиком за край травы и соцветья и целые живые букеты цветов...

а с ней что-нибудь случилось? .. с кошкой?
нет, ничего...

...так пролетали её ночи, а утром она выходила на свежие, часто мокрые после ночного дождя или поливальных машин улицы, и возвращалась к миру других людей - уверенных в себе, деловых и занятых повседневными заботами...

это была счастливая и довольная кошка. Почти каждый день она находила что-то, о чём не знала, а прогулки по старым, давно известным местам становились одновременно данью ностальгии и шагом по новой жизни, которая пришла в её отсутствие, как Cанта Kлаус, пришедший ночью, пока она спала...

... иногда после таких прогулок она возвращалась к своему другу. Вернее, возвращалась к нему она всегда — он был для неё всем сразу — и новым, старым миром, он был другой, когда она просыпалась у него в кресле утром от его мягкого поглаживания, он был другой, когда она, потягиваясь, приходила утром на кухню, где её уже ждала вкусная еда и его непременно приветливая улыбка...

с ней происходило много всего... её однажды пытались купить на птичьем рынке, мимо которого она проходила, привлечённая гомоном и весёлым писком, лаем, разговорами людей и восторженными голосами и взглядами детей, говорившими „хочу“, при виде хомячков, попугаев, черепашек или маленьких ужиков, наловленных в одном из окрестных оврагов...

... а в другой раз она надышалась дури, сидя в компании с какой-то девицей, курившей гаш - особого восторга кошка не испытала, но со странным весельем вспоминала она дюжину пурпурных котят, игравших вокруг неё в это время, которых она пыталась поймать и зачем-то рассадить по росту, что у неё не получалось ну никак, из-за того, что как только ей удавалось утихомирить и лаской и сказкой уговорить сидеть смирно хотя бы пяток, тут же следующий посаженный котёнок с заливистым хохотом рушил всю идиллическую картину, а остальные, рассмеявшись вслед за первым, задорно меняли цвета и либо становились чуть больше, либо меньше, так что по росту их был не выровнять...
Странно очнулась она тогда от весёлого смеха своей девушки-соседки, которая никак не могла остановить реку веселья, которая её переполняла... Кошка тогда встала, потёрлась об девушку ухом, боком, и, спрыгнув, ушла...

Ещё как-то кошке повезло уехать на электричке с какой-то милой семьёй пожилых супругов далеко загород, где она впервые увидела большой пруд, и от удивления обежала его весь, по дороге шарахнувшись, а потом шутливо поиграв с прыгавшим кроликом, прошлась по чьей-то пустующей даче, пожевала травки рядом с тропинкой и вернулась как раз к отъезду дачников, так что ей даже не пришлось искать дорогу домой...

а потом она состарилась?
нет, она не состарилась... это была слишком живая и светлая кошка, чтобы стариться... ей было интересно всё происходящее, не волновали никакие страшные проблемы, поэтому она могла себе позволить пожить в мире со всем её окружающим...

мудрая, милая кошка...

но она же не могла жить вечно?
она и не жила вечно. она просто живет, и не стареет.
[025]

psychomagickcat_tale

vanity

Пси-инструментом становится всё...

По-моему, что мне ни попадёт в руки, я всё умудрюсь приспособить для психотерапевтических целей. Настолько уже въелось всё это, что само собой всплывает — все эти суггестивные позиции и обороты...

Сказку эту (см. её вот тут) я рассказывал, если не ошибаюсь, своей любимой девушке в полдвенадцатого ночи первого сентября по аське...

cat_tale

vanity

Перечитав, хочется снова сказать...

Прочитал сам. Ещё раз. Настолько расслабляющего, и в тоже время ощутимо программирующего текста я уже давно не читал.

Решил, что ужасаться не стоит, но... детские сказки мне писать в плохом настроении совершенно точно не нужно, а вот научную фантастику... Да, что-то может получиться. У меня в голове постепенно (весьма постепенно — последние два года) складывается определённая цепочка из Херберта (но не про Дюну), Фрая и, пожалуй, к этой компании вскоре добавится Павич. Пророк, помоги мне не приплести туда Фаулза... Или Эко. Иначе это будет невозможной, страшной вещью.

cat_tale