February 20th, 2002

vanity

Дети стекольщика, или Бриллиантовый век без нас (Шелли)

ДЕТИ СТЕКОЛЬЩИКА, или
БРИЛЛИАНТОВЫЙ ВЕК БЕЗ НАС

(ода киберпанку)
Перси и Мэри Шелли

...Кстати, с трудностями популяризации этой науки во многом связано и то, что киберпанк ассоциируется у многих исключительно с хакерами и победой компьютерного разума над человеческим. Между тем "Схизматрица" Стерлинга гораздо больше посвящена биотехнологиям, а Суэнвик выращивает свои "Вакуумные цветы" вокруг идей трасформации психики. Наконец, большую роль в произведениях киберпанков играют наркотики - технология, мягко говоря, не самая новая. Это еще раз доказывает, что появление киберпанка связано не столько с компьютеризацией, сколько с новой научной парадигмой - или по крайней мере, с кризисом парадигмы старой...

...Стерлинг с Гибсоном, наигравшись в электронно-биологические войнушки, вместе отправились в Англию начала прошлого века и построили "Дифференциальную Машину", с которой (в действительности так и не построенной) связан забавный реальный факт, состоящий в том, что первым программистом была женщина. Нил Стивенсон, доигравшись в нейролингвистических войнушках "Снегопада" до снега на всех экранах, написал "Бриллиантовый Век" - викторианскую сказку XXI века, Алису в стране Нанотеха. Ден Симмонс - ну, войнушки он бросить не смог, но "Эндемион" все-таки существенно отличается от "Гипериона". Возвращение Старой Земли, Джон Китс, Фрэнк Ллойд Райт и тибетские воздушные змеи в одном флаконе. И опять же в главной роли - девушка, дитя от брака человека и машины. ...

Оригинал на сайте fuga.ru.

  • Current Music
    Freezone 5 - The Tenants - Crawlin
vanity

Детские книги

В детстве, в основном, я изо всех сил упирался в фантастику, во всю фантастику, которую мог найти сам и могли найти мои родители. Причём это была далеко не экшн-литература.

Я зачитывался Любеном Диловым и его сказочной-фантастической повестью про „Звёздные приключения Нуми и Ники“, которая стала года на три моей Любимой книгой, зачитывался серией Эрнста Малышева, Эмилом Мановым, не пропуская, впрочем, и „Незнайку на луне“ — толстенный и любимейший мой том. Я практически ничего не помню про то, читал ли я про самого Незнайку. Помню фильм, который я смотрел на продлёнке, кажется, помню книгу про Солнечный город, но вот читал ли самого Незнайку — не помню. Не отложилось.

Список „Мои детские книжки“ вообще формировался своеобразно. Мне нравилась в основном только фантастика. Меня безуспешно пытались направить на чтение Купера, Скотта, но я упорно обходил их стороной и забирался в кресло с томиком Казанцева из известной, легендарной уже, серии „Библиотека приключений и фантастики“. Мне очень повезло, и дед, самый, пожалуй, прогрессивный человек в нашей семье, нашёл (уж не знаю где) для меня образец фантастики 1939-го года, который был весь пронизан пропагандистскими тонами, и в нём уже говорилось о фашизме и немецкой агрессии, но, что самое, пожалуй, важное, — это была настоящая фантастика.

Collapse )
  • Current Music
    Freezone 5 - Daniel Ibbotson - Blue Brown B
vanity

Читая Cергея Новикова

Трудная фамилия.
Общался я по телефону, через океан с каким-то американским дядей. Долго достаточно общался. О чем не помню, кажется это был какой-то саппорт-сервис, но разговор закончился тем, что дядя предложил прислать мне факс с более подробной информацией. Спросил фамилию. Я сказал, потом проспеллинговал. Причем решил блеснуть знанием военно-морского кода и старательно диктовал: "November, Oscar, Viktor, India, Kilo..." Дядя, кажется, не впечатлился, а когда я спросил, как зовут его, отмазался, мол фамилия у меня очень сложная, пол-часа диктовать, Вы все равно не разберете, зовите меня просто Джон, я все равно тут единственный Джон в офисе.
Джон, так Джон...
Факс пришел примерно через час.
В графе "For:" значилось: "Mr. Nebikok"
Это после того, как я так корячился написать вместо Новиков -- Небикок!!!
Но еще лучше была подпись:
"Sincerely,
John Rabinovich".

[ » ] http://www.livejournal.com/talkread.bml?itemid=23397553

Или вот ещё:
Интуристы
Перед посадкой в Бангкоке по салону прошла стюардесса и раздала согражданам формочки-декларации местной иммиграционной службы. Имя -- Фамилия -- паспорт -- номер рейса -- цель визита... Ну как обычно.
Толстуха, сидящая через проход повертела формочку в руках, пошепталась со второй толстухой-подружкой, потом перегнулась через подлокотник в мою сторону:
--А тут что писать?
--Номер паспорта.
--А тут?
--Страну проживания.
--То есть Россия?
--Да.
--А как пишется?
Я к тому времени уже заполнил свою декларацию и протянул ее через проход:
--Вот, спишите все с моей.
Она усердно пишет, иногда спрашивая что-то вроде: "А как писать "Салехард"?" Вдруг останавливается и опять свешивается ко мне:
--А это что?
--Профессия.
--А как будет "бухгалтер"?
--Хм... Давайте лучше я напишу...
Я беру бумажку, вписываю "bookkeeper" (ах, какое слово! "ookkee"!), возвращаю обратно.
С другой стороны к моему уху склоняется жена:
--Ты ей что написал?
--Bookkeeper. А что? Надо было "accountant"?
--Надо было написать ей "drug dealer"...
[ » ] 1 comment

vanity

[CRZ] К вопросу о юзабилити поисковиков

Основной жалобой при попытке внедрения человеко-понятных урлов в поисковики, становится тот факт, что:
• результат POST-запроса нельзя передать другому человеку или заложить в избранное;
• запросов слишком много и часто они не формализуемы;

Родились такие, совершенно безумные решения:
• Запрос на лету можно разобрать и как бы сгруппировать по своим частицам, например, поиск по „структурный элемент“ будет представлен в строке адреса, как /структурный_элемент;
• Так как количество слов ограничено, и существует характерная кривая частотности запросов, то, к примеру, первые 60% запросов можно привести в читаемый вид просто занеся их в базу, и сделав входящий анализ запроса/урла: http://www.ya.ru/большая_зелёная_колбаса. В принципе, можно использовать даже пробелы, так как современные броузеры разумно переводят пробелы в %20, но это не самое надёжное решение. А вот подчёркивания — вполне;
• Остальные запросы можно фиксировать также, как это делают на MakeAShorterLink — в результате получится в строке адреса получим что-то вроде http://www.ya.ru/89807305f/, что, конечно, далеко от буквенного идеала, но куда короче строки с морем настроек и закодированных букв;

vanity

Жизнь моих френдов

Сегодня меня добавил sk_mobile и удалила taxa. Если это происходит, значит, я снова стал неоднозначен, и это хорошо. Значит, обращают внимание и. А не то, что было весь январь — никто не удалял и не добавлял, только все отдыхали после нового года.

vanity

Про конфеты в двойной обёртке

Мне в жизни довольно сильно повезло. И с самооценкой, и с любящими меня людьми, и с духовными учителями, с предателями, друзьями — со всем этим мне очень повезло. И всё же больше всего мне повезло со мной самим, потому что уже много раз я убеждался, что я — одно из самых больших чудес мироздания. Приятно же почувствовать себя таким, да.

Так вот, вместе с этим, я много раз я замечал, что людям, общающимся со мной приходится ой как непросто. Слишком странно и неоднозначно общение со мной. „Людоеды — они как лук“. Как правило, сначала встречает всех нейтральная спокойная обёртка адекватного человека, с которым можно общаться, но он, пожалуй, слишком болтлив. Тем, кто пытается общаться ближе, болтливость (или занудство — тут уж как повезёт) приедаются, потому что позолота сползает и куда только исчезает всё волшебство. Сами, впрочем, виноваты, нечего было мусолить и возить по фольге ногтём — позолота сползла, остался алюминий, что же тут удивительного?

...По глупости (вернее, по молодости) я для того, чтобы отсеять людей, пытался им честно рассказывать, какой я плохой на самом деле — рассказывать о себе страшные вещи мне не так сложно, достаточно убрать всё хорошее — плохого останется столько, что только „самовывоз тремя железнодорожными составами“ останется сделать. Но с людьми это не прошло. Люди упорно оставались не те, кому со мной было бы хорошо (и, соответственно, не те, которые понравились бы мне).

Поэтому... я стал фильтровать своих людей. Постоянно в общении все люди проходят через тонкое-тонкое сито, и в соответствии с их собственной ценностью меняюсь с ними я. Зеркало-хамелеон...

... Вернёмся к конфетам. Остановились мы на том, что под нейтральной и приличной обёрткой скрывается такой противной расцветки гнусная мелованая бумага. Под этой мелованой бумагой находится другая — намного лучше, такая хорошая, которая переливается перламутром на солнышке, и поблёскивает в сумерках... Под этой, перламутровой, есть ещё одна — скушная, простая и вощёная, которая просто скрывает конфету, никаких ухищрений, всё обычно. Зато вот под ней... Под ней и есть конфета. Вкусная, но с имбирём, то есть на любителя. Но про конфеты пойдёт однажды другой разговор...

Зеркало-хамелеон... Да... Я запоминаю и превращаюсь в того, кем меня хотят видеть. Или не превращаюсь... Зеркало-хамелеон.

vanity

Притча про грабли

„У одного великого индийского народа была старая добрая традиция — перед порогом у двери каждого дома на улице лежали грабли. Поэтому мужчины и женщины этого народа с детства росли ловкими и внимательными.“ ©moi.