April 11th, 2002

vanity

Please, hold on (мелодии холд-онов)

Как-то umax висел на телефоне в ожидании, пока в РИПНе найдут одну из наших предоплатных платёжек, и делал свои комментарии в стиле „о, а в роснииросе как всегда квины играют на телефоне“. Потом не выдержал и включил на громкую связь, чтобы мы все этим делом насладились (ага, квины в телефонных 4КГц — это супер).

В конце концов у нас родилась мысль, что на нашу офисную станцию нужно завести правильную музыку. Нормально, звонит клиент из какой-нибудь Костромы или Мурманска — и в редкие минуты холда слышит продвинутый, самый новый транс или джангл.

Так у нас появится дурная слава самой музыкально продвинутой конторы, да...

vanity

Image: deleted

Интересно наблюдать, как постепенно всё более виртуальным становится мой реальный прототип, по мере того, как из него уходит „жёсткость одного человека“. Я становлюсь всё более самостоятельным и самодостаточным, и средством для достижения собственных целей становится всё, даже собственный облик.

В чём смысл: смысл в том, что большинство людей (из тех, кто не принадлежит артистической касте или не обладает артистическими способностями самопреображения) живут вечно в одном и том же образе. Если посмотреть на них, то часто эти люди не меняются, даже переходя между социальными ролями. Так, девушка может страдать от того, что её молодой муж дома продолжает играть в жертву тираничного босса, а вполне нормальный и трезвомыслящий мужчина вечером в клубе может навязывать свой стиль общения и поведения своей компании. Это и есть „клетка образа“, стереотипа, который говорит нам, какие мы есть. Собственное представление, представление о себе.

Так как мне не слишком нравилось быть для всех одним и тем же единственным человеком, я стал усложнять всё то, до чего мог дотянуться. Список моих интересов становится только шире (с глубиной увлечений проблемы, и это повод для более внимательного изучения), мои друзья по-прежнему — самые интересные люди из всех, кто со мной пытается общаться, мои знакомые всё время проходят мой внутренний отбор. Анализ того, чему они могут меня научить, не прекращается ни на день.

Это приносит свои результаты. Мой образ в их глазах либо уже сложился (таким, каким они хотят меня видеть и в котором мне удобнее с ними общаться), либо находится в процессе становления. Забавно, что многим, знающим меня по текстам, приходится пройти через некоторый эмоциональный шок при встрече — я оказываюсь таки реальным человеком.

В момент встречи интересно видеть, как делятся люди на три основные категории:

  • Те, кто всё понимают. Редкие персонажи, которые уже знают, что внешность обманчива. После знакомства и официальностей легко и быстро переходят на прежний стиль общения и дальше всё происходит на том же уровне, на котором было в он-лайне.
  • Те, кто удивляются. Часто эти милые ребята разочаровываются, увидев перед собой не пятерых маститых литераторов, выступающих под именем культового автора „Вадима Забубеева“, а одного вполне себе настоящего человека. Милым ребятам его то ли мало, то ли много, но на некоторое время они задумываются, а потом продолжают общаться уже как бы с новым, полностью теперь уже понятным человеком, состоящим из того и этого образов, наложившихся, наконец, друг на друга.
  • Те, кто ни черта не понимают. Вот эти очаровательные гремлины всегда разочаровываются при знакомстве. Для них человек из онлайна при встрече с ним в офлайне умирает. Зато рождается кто-то новый. Они начинают общаться с ним, и понимают, что у них ничего не выходит — кажется, что человек совсем другой, внешность ему не подходит и, вообще, это не он, это совсем-совсем новый человек, с которым нужно по-новой знакомиться и снова строить отношения. Именно гремлинам приходится мягко намекать, что „внешность об-ман-чи-ва“. Но очаровательные гремлины этого не понимают. Они — общительные, но не слишком умные существа.

В своё время, я пытался запомнить внешность моей девушки в течение нескольких месяцев — картинка просто не держалась в голове, упорно замещаясь каким-то абстрактным образом, который сложился за всё время совместного общения. Я, безусловно, мог её узнать в толпе, но вот вспомнить, представить в голове... В общем, понадобилось три или четыре встречи (то есть, почти четыре, а то и пять месяцев), чтобы всё встало на свои места — абстрактный образ был более ёмким, но не имел „картинки“, а то, что получилось в итоге, стало сочетать в себе и образ, и картинку.

Теперь я вижу, как тот же эффект возникает при общении со мной. Я не откладываюсь у людей в памяти. Можно запомнить черты лица, характерные движения (у меня есть масса мелких нервных жестов), чуть резкую походку, но вот образ целиком у некоторых не откладывается. Причём, подозреваю, что скоро у тех, кто меня близко знает лично, он будет откладываться хуже, чем у тех, кто видел меня один-два раза. Потому что постепенные изменения его размывают, рассыпают и развеивают.

Вспомнили Кастанеду, да? Про воина без прошлого?




vanity

Про подсознательное планирование

Я плохо планирую. Стратегически, по пунктам деятельности — хорошо. Для других — хорошо. Для себя — отвратительно. То, что хотят получить от меня, подтягивается под желаемое, а не действительное. Результат — отложенные встречи и сорванные сроки.

С другой стороны, как только я приступаю к работе над чем-то своим, планирование и раскадровка проходят „сами собой“, где-то там, на фоне. Очень часто сами складываются нужные встречи, обстоятельства тормозят спешащих и пытающихся поторопить меня... Иногда это складывается настолько хорошо и изящно, что фактор „третьего игрока“ я начинаю учитывать, как естественное условие. Про „третьего игрока“ я ещё расскажу отдельно.

Таким образом, я прекрасно знаю, что все те люди, с которыми мне нужно встретиться, увидят и узнают меня тогда, когда это будет нужно. Всё будет хорошо именно потому, что это не может быть иначе — без такого „хорошо“ моя мировая система, с одной стороны, не получит дальнейшие пути для развития хаоса (не будет „дорожек белой энтропии на стекле“, да), а с другой — не останутся в действии и выйдут из игры стабилизирующие, упорядочивающие факторы (например, я). Это означает, что в мировой системе нарушится баланс, что происходит крайне редко и всегда устаканивается так, как надо.

Поняв это, почувствовав „третьего игрока“, можно отдавать ему часть инициативы, пока ты занят сам. Это идеальное сочетание — ты не берёшь всё на себя, то есть не надрываешься раньше времени, и в тоже время ты не отдаёшь всё на волю случая, вы оба делаете каждый свою часть работы, передавая друг другу штурвал именно тогда, когда это требуется.

Такой подход приучает играть в команде с самим собой. Это полезно.



vanity

Про зверя

У меня есть кошк. Очень своеобразный, надо сказать, кошк. Рассказывать о нём можно часами, сидеть с ним рядом и тискаться — тоже. Пока не надоест, а надоедает не так часто.

Во-первых, он бело-рыжий. Во-вторых, он красивый и стройный. В-третьих — ласковый и добрый, собака. Причём добрый не так, как это бывает с кошками „добродушными“, когда они спокойно относятся ко всему вообще, нет. Он просто знает, что его все любят, и потому жутко любит всех сам.

Любого симпатичного человека, пришедшего в дом, он сначала протрёт, повтиравшись носом, ушами, спиной, потом начнёт подлизываться, чтобы его погладили. А потом ещё гладили, и гладили, и „ещё, пожалуйста, гладьте, и почешите за ушком. И шейку, да. Вот, да, мне так очень нравится, спасибо, ещё можно, пожалуйста“. В общем, хитрая, льстивая и подлизывающаяся бестия.

Ещё эта льстивая бестия обладает поистине моей наглостью и бесцеремонностью — прийти и устроиться у вас на коленях для нас ничего не стоит. Это так и должно быть, и „я же знаю, вам это всё очень нравится, не скрывайте“. Правда, кто из нас чьей наглостью обладает, вопрос ещё тот — создаётся впечатление, что это небольшая копия меня, только чуть более флегматичная. Тоже вопрос, правда, кто из нас флегматичнее, и вот почему.

Этой флегматичной копии ничего не мешает бегать от неожиданного веселья по коврам и стенам, раздирать обои и дверные косяки в клочья, а радостный топот по утрам будит моего родителя, которые не перестаёт удивляться, что один кот может издавать такие слонопотамные звуки. Днём беготни почти не слышно, ходит бестия почти бесшумно. Я тоже стараюсь ходить тихо, но по утрам-то я же не бегаю!

Впрочем, у бестии есть ещё один отличительный признак — любовь к вылизыванию в ответ на ласки. Есть и ещё один. Прилипчивость к девушкам.

Вылизывание происходит следующим образом. Вы его гладите, чешете по загривку и шикарным белым бакам, любовно перебираете длиннющие усы и наслаждаетесь прохладными рыжими ушками под пальцами, а оно в первую же паузу решает вас вылизать. Вот эту самую руку, так кстати оказавшуюся рядом. И всё.

Считайте, что вы попались. Вы можете продолжать делать с ним что угодно, но животное будет вас вылизывать, с радостью, удовольствием и искренним упоением. Да, а если вы решите, что надо бы кому-то поиметь совесть, то, скорее всего, придётся поучиться ловкости или хитрости — если просто решить убрать руку, то её будут хватать лапами, иногда даже с когтями, потому что „а я ещё хочу“, и потому либо руку надо убирать быстро и неожиданно, либо мягко перебравшись от его шеи к спине, и только там „сбежав“ окончательно.

Про прилипчивость к девушкам писать не хочу. Он, конечно, относительно прилично себя с ними ведёт (да, в отличие от меня), но его внимание к ним становится причиной ответного внимания со стороны девушек. У меня уже даже есть пара подруг, которые хотят зайти в гости к моему коту, а не ко мне. Вы думаете, мне это очень нравится? Нет, спасибо.

Вы думаете, это всё? Нет, это только начало. Впрочем, всё описанное не так уж удивительно для существа с именем „Маркиз“.

vanity

Name five of your...

Новое развлечение, которое, думаю, многим раскроет глаза на... Не знаю, на что-нибудь да раскроет, да. Мы любим тесты, мы любим голосования, мы не любим думать, но любим френдоваться, мы... мы... мы...

В общем, мы такие, какие мы есть. А теперь посмотрите на себя глазами других, да. Итак:

Name 5 of your LJ friends who...

  • Are incredibly insightful
  • Are amazingly passionate
  • Make you keel over with hysterical laughter
  • Scare the shit out of you
  • Have journal layouts that make your toes curl with envy
  • You relate the most to
  • Could see yourself meeting IRL
  • Say things that go WAY over your head
  • Always brighten your day somehow
  • Use curse words frequently
  • Have something to say about EVERYTHING
  • Have the most sense of direction and control over their life

Каждый пункт — пять френдов. Dare you?

Желающие могут перевести вопросы на русский язык и распространить дальше, я же не могу найти русских аналогов для слова insightful и потому не берусь за это (хотя можете позвать для вычитки и рекомендаций).

Кстати, я, как эгоистичный писатель, не смогу назвать в каждом пункте по 5 человек, так как мне просто не довелось их всех столько замечательных увидеть. Хотя... У меня уже есть море прекрасных людей в френд-листе. Может быть, может быть...

P.S.: Писать в каждом пункте по пять раз urbansheep не стоит, правда. Есть и другие, куда более достойные лжители.

P.P.S.: Спасибо за игрушку technodummy

vanity

Разговорить тебя?

Я — интровертированный ребёнок, с которым весьма сложно общаться. И потому мне становится очень интересно, как люди, которые вытаскивают меня из привычной атмосферы будничности, потом стоят передо мной, выжидающе смотрят и думают „ну... ну же? Ну, расскажи про детали психологической подготовки астронавтов в НАСА? А про исследования института медико-биологических проблем на тему поведения и особенностей психофизиологии космонавтов в состоянии постоянной повышенной алертности, а?“

Эти очаровательные гремлины прекрасны. Они думают, что у меня между голосовыми связками Аллах создал фонтан красноречия, который — дай только мне волю — разольётся по округе, заполняя волнующими красками и радужными звенящими рассказами всё вокруг.

Почему-то до них не доходит, что для того, чтобы от меня что-то получить, нужно что-то дать. Что-то рассказать. О чём-то заговорить и разговорить меня, потратив на прелюдию полчаса, а потом с недовольством и некоторым ощущением недоговоренности, незаконченностью беседы (при необозримом уже горизонте тем и идей обсужденных) прощаться часов через пять-семь.

В интеллектуальном, или даже скорее в социально-коммуникативном плане я — скромная девушка. Меня нужно раскрепощать. Меня нужно долго очаровывать и возбуждать. Глазами и языком.

 
 

vanity

Гулял сегодня с grey_cat_f. Вернее, это она со мной гуляла.

Как и ожидалось, ещё одной реально-очаровательной (от слова „реальность“) девушкой среди моих знакомых стало больше. Мы прошли от совинтеловской вывески и до бородинского моста и по нему до площади Киевского вокзала и до входа в метро. „Счастливого вечера с Каберне Денёв, до завтра, удачи, Фрэнки-grey_cat_f“.

Получил массу удовольствия от приятного общества, а ещё, видимо, для Фрэнки разогнали все-все облака, светило яркое солнышко (полседьмого вечера), прекрасный свежий воздух от проносящихся по набережной автомобилей — в общем, почти-счастье. Было здорово.