February 24th, 2003

souloveme?

[ L ] На самом деле я умер // Ксения Рождественская

«

Страх Кристиан Андерсен было его имя.

Бесстрастные, бесплотные, возвышенные чудовища жили на каждой странице его книг. Дочь болотного царя, мягкая плачущая жаба, рвала свои перепонки, пытаясь вырыть священнику могилу. Немая Русалочка распадалась на морскую пену и бездумную душу. "Похорони меня!" - кричал матери камень, опутанный водорослями. Отрубленные ножки в красных башмачках плясали в чаще, девочка, наступившая на хлеб, стыла в аду, девочка, зажегшая спички, возносилась в рай. Болотные огоньки садились на плечи каждого, кто открывал "Сказки и истории", и никогда уже не покидали его, черный лес обступал со всех сторон, в нем возникали и пропадали искаженные лица Дюймовочки, Снежной королевы, свинопаса; всех их отталкивал маленький, безжалостный, назидательный Оле-Лукойе, он медленно приближался, медленно, медленно, он поднимал свой зонтик - неважно, черный ли, разноцветный, ночью все зонтики серы, - и я бы закричала, если бы не заснула.

»


  • Current Music
    Demon`s Theme — LTJ Bukem
souloveme?

[ QU ] Chapter One: Kevin Mitnick's story

Chapter One: Kevin Mitnick's story

By Thomas C Greene in Washington
Posted: 13/01/2003 at 14:51 GMT

Chapter One: Kevin's Story

I was reluctant to write this section because I was sure it would sound self-serving. Well, okay, it is self-serving. But I've been contacted by literally hundreds of people who want to know "who is Kevin Mitnick." For those who don't give a damn, please turn to Chapter 2. For everybody else, here, for what it's worth, is my story.

Kevin Speaks
Some hackers destroy people's files or entire hard drives; they're called crackers or vandals. Some novice hackers don't bother learning the technology, but simply download hacker tools to break into computer systems; they're called script kiddies. More experienced hackers with programming skills develop hacker programs and post them to the Web and to bulletin board systems. And then there are individuals who have no interest in the technology, but use the computer merely as a tool to aid them in stealing money, goods, or services. Despite the media-created myth of Kevin Mitnick, I'm not a malicious hacker. What I did wasn't even against the law when I began, but became a crime after new legislation was passed. I continued anyway, and was caught.

Collapse )

Final Thoughts
Despite John Markoff's outrageous and libelous descriptions of me, my crimes were simple crimes of computer trespass and making free telephone calls. I've acknowledged since my arrest that the actions I took were illegal, and that I committed invasions of privacy.

But to suggest, without justification, reason, or proof, as did the Markoff articles, that I had deprived others of their money or property by computer or wire fraud, is simply untrue, and unsupported by the evidence. My misdeeds were motivated by curiosity: I wanted to know as much as I could about how phone networks worked, and the ins and outs of computer security. I went from being a kid who loved to perform magic tricks to becoming the world's most notorious hacker, feared by corporations and the government.

As I reflect back on my life for the last thirty years, I admit I made some extremely poor decisions, driven by my curiosity, the desire to learn about technology, and a good intellectual challenge. I'm a changed person now. I'm turning my talents and the extensive knowledge I've gathered about information security and social engineering tactics to helping government, businesses and individuals prevent, detect, and respond to information security threats. This book is one more way that I can use my experience to help others avoid the efforts of the malicious information thieves of the world. I think you will find the stories enjoyable, eye-opening and educational.

--Kevin Mitnick



  • Current Music
    Sing - Blur — Trainspotting
vanity

Четыре года...

Это просто... Слов нет. Ни одного человека с подобным экспириенсом, только что-то близкое в прошлом, как, например, у olesya.

Long-distance длиной в четыре года. Четыре года хождения по лезвию бритвы.

Иногда, конечно, хочется сказать „устали, хватит“, или „ну почему — мы“, или ещё что-нибудь, но... Зачем? Всё равно ведь знаем ответы все уже, и давно.

Перекапывая всё прошлое... эти четыре года, в общем-то, превращаются в огромные цифры — порядка 30-40 МБ одних айсикьюшных хистори, а к ним прилагаются десятки особых мелодий, многие фильмы, по полгорода там и здесь — многие дюжины улиц в самую разную погоду, не больше четырёх месяцев вместе суммарно.

Конечно, к этому привыкаешь... Конечно, появляются свои тонкости в общении, отточенные способы ведения бесед, взаимного психоанализа, знаний, как почувствовать всю тонкую невербалику другого, который там, умения мириться первым, извиняться, даже когда не виноват, говорить о том, чего хочешь, и что плохо... и всё это отправляется к чёртовой бабушке, когда нам надоедает быть умными и правильными, когда мы устаём, или нам не хочется ничего. Все красивые слова о том, что в любви надо учиться, и „когда двое знают, как вести себя друг с другом, им ничего не грозит“ — ерунда. Сложно продержаться в этих рамках знания. Хочется иногда сумасбродства, капризов и недовольного сопения. Хочется внимания к себе, хочется беспредельного, нерафинированого Щастья. Хочется-хочется-хочется. А ещё нам хочется думать и жить вместе, одними вещами, и когда у нас не выходит, мы понимаем, что и это, в общем-то, тоже не самая критичная для пары вещь.

Два упёртых реалиста, понимающих, что „лучше, возможно, бывает, но я пока не нашла. И искать не хочу“.

А ещё мы любим кельтскую музыку и счастливую собаку в Питере. А я лично, наверное, так и буду всегда западать на светлоглазых блондинок, которые любят The Corrs и стараются быть умными девочками.

couple

  • Current Music
    Poezd na Leningrad — IMPERIA