May 18th, 2003

vanity

Воспитание на беллетристике // социальные стереотипы РЭХ

Чему очень хорошо учиться у персонажей РЭХ — так это отношению к „своим“. К терпимости, умению не обижаться, терпеть любые выходки, обижаться нейтрально и при этом не давать расслабиться этим „своим“. Рефреном идут утверждения о том, что нужно быть не только готовым к тому, чтобы поддержать и сыграть на стороне человека своего клана, но и к тому, что тебе придётся его потерять.

В общем... Есть у меня такое ощущение, что для интересной и не слишком (совсем не) занудной семейной жизни стоит понаблюдать за героями РЭХ. Как это ни смешно, но терпимость, открытость, откровенность и в тоже время индивидуализм и эгоистичный альтруизм — те самые черты, которые превращают пару не просто в семью, но в тандем, крепко и надёжно соединённых людей-партнёров-соратников.

Я всё ещё не оставляю надежды, что моя семейная жизнь будет характеризоваться именно так. Моя любовь не разделяет ни одного из моих интересов (хотя нет. вру. пару разделяет, наверное), но тем не менее... Я всё ещё не оставляю надежды, что „быть-вместе“ можно взаимно.

  • Current Music
    Orbital - I Wish I Had Duck Feet
vanity

Метафора DNB сегодня ночью

Джангл, его быстрые и „рваные“ версии очень похожи на биение крыльев бабочки. А я сначала решил, что это Talvin Singh играет днб, а оказывается, что это было лишь стилизацией...

  • Current Music
    Butterfly — Talvin Singh
vanity

Урок сегодняшней ночи // „задние мысли“

Вообще, мы с Ехо в задумчивости. Позволить мне снова забить на всех людей вокруг — это проявление силы или слабости? В своё время сестрица говорила одному товарищу, что меня, в общем-то, бесполезно и невозможно обидеть. В каком-то смысле это утверждение даже верно. Но сдаётся мне, что всё же обидеть меня можно.

Так что сегодня ночью я снова учусь забивать на всё, что мне непонятно, всё, что недосказано, и не давать сомнениям и самой себе придумать очередную белую обезьяну. Придётся... да... придётся.

Придётся снова прибегать к давно забытой технике „задних мыслей“, когда ты доверяешь партнёру настолько, что говоришь всё, что думаешь. Даже если это „неприлично“ говорить — подбирать слова, аккуратно складывать фразы и высказывать всё, что можно. Не один раз, не два, не три, а вести двойной диалог почти всё время.

Это можно было бы назвать вербальной подстройкой и восстановлением раппорта — когда вы вдвоём беседуете, и тут же, второй, третьей, четвёртой линией диалога выясняете отношение собеседника к происходящему. Изменения в настроении, реакции и характерные „взбрыкивания“ на те или иные словосочетания или темы...

У „задних мыслей“ (с которыми знакома и сестрица, когда ей вздумалось восстанавливать со мной нормальный режим общения; кроме сестрицы... кто же ещё... аха, ещё llla_leeли знает, что это такое, если, конечно, ещё помнит) есть только один недостаток: к хорошему быстро привыкаешь. Привыкнув к полномасштабному контакту и знанию всего, что с человеком происходит, начинаешь искать это в общении с другими. И если в офлайне подобное знание можно получить из невербалики, то в он-лайне всё, что говорят тебе другие люди, выглядит плоским и скучным.

Потому что „задние мысли“ помогают идеально и быстро настроиться друг на друга и говорить о том, что интересно обоим, а не вести абстрактные разговоры о том, „как дела? как работа? что ты делаешь?“ И именно привычка к обладанию полным знанием приучает к доверию и спокойному отношению к собственной открытости — собеседнику нужно знать о тебе всё, чтобы быть с тобой, жить с тобой и удачно и красиво войти с тобой в синхру. А тебе нужно знать всё о нём. Это приучает хранить чужие секреты.

Мешает каждый раз моя собственная привычка закрывать о себе всю возможную значимую информацию, которая может быть повёрнута против меня. Из-за того, что в каждый момент времени я могу строить бастионы лишь против части потенциальных угроз, и на большее меня не хватит, я открываю критически важные сведения о моей персоне крайне осмотрительно. И если что-то вынесено в паблик, я практически сразу готовлюсь к тому, что по этой точке будет одна, а то и несколько пробных атак. Именно поэтому я редко пишу о своих истинных слабостях — узнав об их существовании в момент взаимного доверия (ведь когда играешь с кем-то в команде, необходимо выдавать полную информацию о том, где тебя можно оставить одну, а где необходимо прикрыть), спустя некоторое время, когда возникают разногласия, бывшие партнёры этими тонкими местами слишком любят пользоваться.

К счастью, или сожалению, меня этому научил родитель, который в состоянии аффекта готов говорить что угодно и о чём угодно, не разбирая, где уместные, и где неуместные аргументы для давления. После нескольких таких схваток родитель стал чувствовать, что былое доверие и практически дружеские отношения пропали, а я выдаю только необходимый минимум информации.

И так получается со всеми... С каждым человеком,с которым я общаюсь, идёт постепенное прощупывание точек, где он слаб, чувствителен или несдержан. Темы, которые собеседник хотя бы пару раз обсуждает некорректно, обычно мягко уходят в фон. С кем-то вообще проще перестать общаться, чем фильтровать поток так, чтобы ему и мне было и комфортно и в тоже время безопасно. Дистиллированные вообще потоки общения у меня не живут — безвкусно.

Иногда получается так, что человек, с которым вы жили „душа в душу“, постепенно всё сильнее закрывается сам и заставляет закрываться тебя. Жить вместе становится скучно, общение превращается в обрывочные записки, и вот тут-то приходят на помощь „задние мысли“, которые и нужны для того, чтобы обмениваться мнениями о том, что происходит в каждый момент времени. Рассказываешь, о чём сказала, почему сказала и — это гораздо важнее — что утаила. Что услышала, как поняла и почему именно так. Ассоциации, связанные с темой истории — всплывает всё. И постепенно расчищаются сугробы непонимания до такой степени, что человек становится тебе ближе. Много ближе, чем кто-либо другой в этой жизни. Настолько, что для этой степени близости даже нет определения — иногда твоя возлюбленная собеседница бывает ближе, чем ты сама.

Вот именно такие люди становятся подругами и друзьями.




  • Current Music
    Butterfly — Talvin Singh
vanity

Недостатки новых методов в том, что они новые // div vs table

В отличие от привычных таблиц, блочные дивы по умолчанию занимают всё возможное пространство в 100%. Таблицы же, напротив, берут по ширине столько, сколько нужно, а увеличиваются только в том случае, если им явно укажешь ширину или содержимое требует этой дополнительной ширины.

Как заставить див брать минимальное пространство для своего содержимого, я так и не придумал. „Стандарты, стандарты!“, кричат бонзы от веб-разработки. Зла не хватает.