July 16th, 2003

souloveme?

Интерьеры общественных помещений // 31 ГКБ

Сегодня посмотрел вблизи не только на внешнее, но и на внутреннее содержание 31-й ГКБ, в которой я уже бывал как-то, но в старом корпусе, ещё до того, как всё до конца переделали.

В общем, ощущения смешаные, но основной нотой является комфорт от попадания в привычную „воздушную“ атмосферу, которая свойственна современным архитектурным решениям. Стекло снаружи, много стекла, поднимающиеся снизу вверх и наружу окна, высокий потолок парадного вестибюля и грамотно подобранные оттенки синего в коридорах.

Интересно было видеть на стенах „поясок“ на уровне примерно метра с лишним от пола, над функциональностью которого я думал про себя несколько минут, но ничего толкового не нашлось, и лучшим вариантом стало применение то ли деревянного, то ли пластикового „пояска“ в качестве буфера, так как он совпадал по высоте с высотой каталок, так что вполне очевидной стала мысль о „недопущении контакта со стенами“.

Регистратура выполнена привычными стойками со скучающей за ними девушкой у компьютера, а вот на ресепшене в приёмном отделении создан массивный портал, который выглядит, если присматриваться, чересчур тяжеловесным, хотя и оправдывает своё значение „приёмного“.

Стены внутри приятно-неперпендикулярны друг другу, и поэтому весь формат помещений выглядит неформальным и свободным, „дышащим“.

Удобные кресла из гнутых деревянных панелей, блестящий металл и светильники дневного света на стенах, на потолке — привычные по офисам встроенные светильники — всё это помогает очень хорошо сгладить дискомфорт от того. что помещение больнично-госпитальное. Последний раз что-то последнее было мной встречено в красногорском госпитале, который им.Вишневского — там тоже строили по полуевропейскому проекту, кажется, турки, но в вестибюлях и холлах там оставалось скорее впечатление советского „соцреалистического“ архитектурного стиля, а вся современность (на тот момент, правда, уже лет на 5-10 устаревшая) осталась в коридорах и палатах.

architecture

souloveme?

[ L ] David Weber

Granted, the decade has just begun, but David Weber shows all signs of being the science fiction phenomenon of the decade. Weber is often compared to C.S. Forester (the celebrated creator of Captain Horatio Hornblower), is the recipient of critical praise worthy of Heinlein or Asimov, and has hordes of voracious fans clamoring for more and more Weber. Fortunately for them, Weber keeps steadily producing book after book with first printings that sell out almost immediately, then go back into printing after printing after printing. His novels range from epic fantasy (Oath of Swords, The War God’s Own) to breathtaking space opera (Path of the Fury, The Armageddon Inheritance) to military science fiction with in-depth characterization (the celebrated and awesomely popular Honor Harrington novels, the New York Times bestselling Ashes of Victory being the latest). Reviewers call Weber "irresistible.. masterful" (Publishers Weekly), "highly entertaining" (Booklist), "outstanding... superb... excellent" (Wilson Library Bulletin), "remarkable" (Kliatt), "the best" (Dragon), "worth shouting about" (Philadelphia Weekly Press), "great" (Locus), and "the best writer around today" (FosFax). Readers call Weber similar things, but mostly they call the Baen offices several times a week demanding more from their main man. Weber lives in South Carolina and, in spite of having gotten married a year ago, shows no sign of slowing down...

books sci-fi

souloveme?

[ QU ] Из песен за Великой стеной

«

Mon petit, тяжелый мальчик мой, нежная сволочь, божественный и мерзкий топ-директ. Вспоминать тебя - адское дело, рипс лаовай, это тяжело в прямом смысле слова. Нинь хао, сухой мотылек, пора прервать Т-вибрации и выбросить мороженого ежа из своей узкой постели. Таков наш дахуй, как говорят за Великой китайской стеной. Веаr-s hug, мой узкобедрый ханкун мудень. Целую тебя в звёзды.

»

-- Дмитрий Юров

phrases