November 26th, 2003

vanity

[ M ] Go play? // Karminsky Experience, Inc.

— А ты уверена, что мы не будем её копировать?

— Уверена. Расслабься. Лови, — подбрасывает в воздух тонкий футляр, сверкнувший в воздухе, который летит по высокой дуге, словно обитый стальными уголками. — Мне надоело, что меня никто не развлекает и не находит мне новую музыку, поэтому я сама. — отвечает она на вопросительный взгляд подруги. — Да, да. Да. Как тебе описать, что это такое... Ты же помнишь эмбиент в телезаставке? И ещё ты не можешь не помнить белку, которую мы с тобой никак не можем забыть, и везде ищем её мелодию. Мелодию мы ещё найдём, а вся атмосферная музыка там очень близка к тому, что ты услышишь здесь.

— То есть, тебе понравилось?

— Даже больше чем понравилось, дорогая... Хотелось бы, чтобы такие прекрасные вещи попадались мне хотя бы раз в месяц... Exploration — безусловно знакомая тебе по альбому из серии „DJ Kicks“, с которого мы с тобой, собственно, узнали про Thievery Corporation, и... Самая волшебная мелодия сезона — Departures. Хоть сейчас в ротацию на FeelStation. Прямо весь альбом. Стильно, сексуально, и очень, очень элегантно.

Cause and effect

Karminsky Experience, Inc.
The Power Of Suggestion

  • Current Music
    Something for Madeleine — Karminsky Experience Inc
vanity

[ M ] Принуждённая случайность // Barry Adamson

Зевая, похрустывая пальцами и жмурясь, выпрыгивает из-под одеяла, уходя на кухню для того, чтобы поставить чайник, и возвращается в комнату — лишь для того, чтобы увидеть, что компьютерное кресло занято, и её прекрасная подруга, такая же непроснувшаяся ещё, сидит перед клавиатурой.

— Кстати, я вчера ещё раз слышала по радио эту мяучащую меня вещь, — в ответ из-за компьютера кивок. После паузы встрёпанная голова поворачивается. — Угу. Ой... Прости, что? Я упустила.

— Я говорю, что вчера я снова пыталась вспомнить, что это была за мелодия, и сильно уверена в том, что это не дежа вю.

— А, ты об этом... Да нет, не дежа вю, — она тоже зевает, потягивается, прошагивая вытянутыми пальцами рук по крышке стола и снова зевая. — Ой, да не смотри ты на меня так, я ещё в субботу выяснила, что это была наша любимая Something Wicked This Way Comes с саундтрека к The Lost Highway Линча.

— И не сказала?! Ну, знаешь... А как нашла?

— Почему не сказала? Вот. Говорю же. И не то, чтобы я нашла. Просто ты так старалась вспомнить, и настолько волновалась из-за этого, что она сама к нам пришла — в альбоме Oedipus Schmoedipus Бэрри Адамсона. Я пробегалась по новым скачанным из clubmusic записям, и случайно услышала, сразу же узнала название, потом ещё раз проверила по нашей копии саундтрека — да, действительно оно. Так что когда ты чего-то очень хочешь, то, похоже, вселенская энтропия перед тобой прогибается и выводит тебя к тому, что ты ищешь, а то, что стало предметом поисков приходит к тебе.



vanity

А вот и продолжение // Synchroflow

— Устраивайся на подлокотнике, так и быть, — убирает сумку со спинки кресла, чтобы не мешала, пока подруга возит светящейся мышкой по столу, таская френд-ленту вверх-вниз.

— О, смотри! — едва не падая с подлокотника, но почти забывая о неудобствах.

— Что такое? — бросив на секунду разбираться с запутавшимися ремнями сумки, тоже поворачивая голову к монитору, пробегая взглядом по строчкам, невольно улыбнувшись. — Да, дорогая... Это оно. Синхропоток, который начался числа одиннадцатого, и идёт волнами, удивляя нас с тобой. Но согласись — приятно же увидеть столь напоминающее нас с тобой описание? Кста, как ты думаешь, кто из нас „заметно симпатичнее второй“? — мягко подтолкнув собеседницу локотком под ребро, но та чудом удерживается на подлокотнике и даже не отвечает обиженным взглядом.



  • Current Music
    something wicked this way comes — barry adamson</i
vanity

Девицы в спешке // Напомни мне потом об...

— Эгей, мы же никуда не успеем опять! — сваливаясь-таки с подлокотника, но успевая приземлиться на ноги.

— Не суетись, непоседа. Успеем. Да, когда дорвёмся до терминала — напомни мне пожалуйста, написать про word-jazz. Вчера это меня как-то не увлекло и показалось „шуткой для посвящённых“, а сегодня это выглядит совсем иначе. Ты замечаешь, как уплотняется кольцо тем, которые связаны с Ра-Станцией, аха?

— Аха, аха, да вылезай ты из-за него, чёрт побери! Брось клавиатуру! Я сама потом помогу тебе написать всё, что ты захочешь, только пойдё-ё-ём!

— Нет, ну что ты ноешь, словно Моё перед бронированным стеклом, за которым лежат развалы оладьев. Я уже иду.

* * *

Я уже иду.™

Very urbansheepish.

  • Current Music
    something wicked this way comes — barry adamson
vanity

Внутренние диалоги // А солнце опускалось — там, за второй третью Земли

— Расскажи мне, что ты сейчас делаешь?

— Ну... Я... Сижу и...

— И что? Почту ты проверила — я видела это окно две минуты назад. Миранда тебя не беспокоит и там ты никому не нужна. RSS прочитаны. Что ты сейчас делаешь?

— Подруга, ты ставишь меня в тупик. Я понимаю, что ты хочешь сказать мне „выметайся и не трать время на виртуальный воздух™“. И знаешь что?

— Неа. Откуда мне знать? Вернее, я знаю, но ты-то знаешь, что я не знаю, а поэто-...

— Перестань, болтушка! Раз уж заставила меня отвечать, так слушай. Я не могу тебе возразить. Поэтому — лови первый якорь: „что мы тогда будем делать?“ и тут же второй — „почему так происходит?“

— А теперь, сообразительная моя, — с этими словами она встаёт из-за компьютера, прихватив печенье из стоящего неподалёку от монитора пакета, и невольно отвечает подруге улыбкой, перехватывая её взгляд. — а теперь твоя очередь отвечать, вот что. Кран с виртуальным воздухом перекрыт, бездарная трата времени на „ожидание изменений“ окончена. Я вся в твоём распоряжении.

Монитор гаснет, чтобы не отвлекал, музыка шепчет, сёстры обустраиваются на выбранных местах. Одна — на полу, упираясь спиной в край дивана. Другая ложится на софу, поставив локти на податливое покрытие, и устроив на ладонях подбородок.

— Ну-с?

— Дай мне подумать, вот что. Я же не такая умная, как ты. Мне нужно время.

— О'кай... У тебя оно есть, пока мы не уснём. Но я не отстану.



  • Current Music
    13 - Into the Light — Various Artists
vanity

Где наши слова?

— Пока я тут думаю, расскажи мне, пожалуйста, вот о чём.

— Мда? — откладывает Стивенсона в сторону, заложив разворот ногтем.

— Мы с тобой — умные девочки, мы много читаем и много знаем, каждая из нас обладает огромными объёмами знаний, но наш с тобой словарный запас ужасно скуден — мы запинаемся, когда нужно писать красивые тексты и мы иногда не знаем названий для того, что придумываем. Нам с тобой приходится сочинять новые слова вместо того, чтобы воспользоваться чужим велосипедом, который наверняка более складен и естественен, чем придуманные нами „зверьки от морфологии“. Почему так, как ты думаешь? Где все слова?

— Это просто, — переворачивается на спину, свесив голову с краю и видя подругу и всю комнату теперь вверх ногами.

Во-первых, не путай, пожалуйста, разные сущности. Есть знания, data, информация, и есть слова и символы, которые предназначены для переноса этих знаний (можно их рассматривать и отдельно, но в девяти случаях из десяти символы имеют именно утилитарную цель). Вот именно поэтому ты можешь очень много знать, но не уметь это всё высказать. Как собака (без подушек, чур!). У нас с тобой в голове — мощные картотеки, но отнюдь не энциклопедии.

Во-вторых, почему ты решила, что придуманные нами слова так уж плохи? Оруэлловский новояз можно считать плохой новацией, но новые слова, появляющиеся в языке и обогащающие его — идут ему только на пользу. Вспомни, мы очень редко придумываем „классические“ слова, которые бы шли в широкое употребление. Чаще это какие-то эвфемизмы или другие многозначные конструкции. Если рассмотреть некоторые из наших слов, то они окажутся скорее похожи на „слова-изобретения“ Солженицына — также создаваемые по структурным правилам языка, они почти всегда интуитивно понятны. У них есть лишь один серьёзный недостаток, о котором ты не сказала.

Эти слова — наши. Они никогда не будут нести десятилетий прошлого, у них нету за плечами блокадного Ленинграда и менталитета московского купечества. Мы можем их с тобой стилизовать, обрядить в тщательно выстроенное контекстное убранство — и они там будут хорошо жить, но вне контекста они ничего не будут значить. Считай, это уже в-третьих — слова нужно не придумывать, а знать, так как они несут всю смысловую нагрузку окружающих нас пяти-семи, редко больше, поколений. Если ты строишь текст в расчёте на будущее, тебе нужны и новые слова (для связи с сегодняшним и завтрашним днём), и надёжный фундамент в виде привычных и даже устаревающих слов, вплоть до архаизмов.

Наконец, в-четвёртых, и в-главных — проблема надуманная. Мы с тобой просто лентяйки, пытающиеся всё успеть. Когда ты читала любимого Антона Павловича? Года полтора-два назад? Я бы сказала — три. Надо больше читать., читать на родном языке, читать на других языках (а не в переводах), и тогда твоё „чувство слова“ вновь обострится. Пока что оно притуплено у нас слишком простыми текстами — не в смысловом, а в языковом плане. Я помню, как ты страдала от Ивана Сергеевича Тургенева, но тут уж... Уж... Тебе вообще шашечки, или ехать? Ехать? Вот и ехай! — показывая подруге язык.

— Тьфу. „Ехай“. Как могут так говорить люди? Ладно, ты права. Принято. Что будем читать?

— Зная тебя, предположу, что разговор ты тотчас же забудешь, дочитаешь Стивенсона, возьмёшься за Стерлинга, потом снова за Стивенсона, потом за Мураками и вслед за этим дочитаешь Пратчетта. И попробуй сказать мне, что я не права!

— З., ж., б. ч. Вот ты кто. Бу.


  • Current Music
    Traveller (Kid Loco Once Upon A Time In The East Mix)