December 8th, 2003

vanity

[ L ] Пистолет Гаусса, или рэйлган своими руками

Оказывается, ещё летом прошла информация о том, что один псковский товарищ опубликовал результаты исследований и иллюстрированное описание прототипа электромагнитного пистолета. Отличная и сверхэкологичная вещь получилась.

Отдельное удовольствие мне довелось испытать при чтении самого описания и ноу-хау, не говоря уже о комментариях к принципиальной схеме — знакомый до ностальгического визга язык, которым излагались самые разные технические идеи в журналах вроде приложения к «Юному технику“. Никаких тебе водянистых рассусоливаний, шуток тупого юмора и предложений «приходите к нам на семинар». Всё это вызывает очень большое уважение.

vanity

Доброе утро, страна

„Скажите, а у вас нет другого глобуса?“ Ладно. Продолжаем жить и работать, в надежде, что экономическую адекватность новая дума всё же сохранит, и на моей лично жизни вся эта ерунда скажется мало, так что следующие четыре года наш малый и средний бизнес будет жить хотя бы также неплохо, а ещё лучше — если он станет жить лучше.

... Нет, но не пройти пятипроцентный барьер! Да, но 75% за того же мэра!

vanity

Обратно в insight-lane

Нарративный уикенд у нас не получился, но затравка для него всё ещё в силе, и разговор об этом нам ещё предстоит. Удивительно, насколько широкая гамма возможностей языка, всё же, находится вне повседневного использования, а за счёт этого ограничивает появление совсем новых, необычных явлений в „рассказывании историй“, да и в человеческой (то есть многоплановой, многослойной — в отличие от единого слоя, свойственного чистым фактологическим данным) системе передачи информации в целом.

vanity

Внутренние диалоги // Что ты обо мне думаешь?

— Кстати, дорогуша, по итогам нашего с тобой общения за эти две недели хочу тебе сказать — мне с тобой очень нравится общаться. Не всегда волшебно, но очень, очень красивые цифры по стабильности и неизменно высокому „среднему“ уровню раппорта. Не „в глубине твоей вижу я себя“, конечно, но взаимопонимание есть. Это хорошо. — сыто откинувшись на подушках дивана, пристроив на прикрытом футболкой бедре чашку с горячим чаем.

Подруга отвечает взглядом через плечо, слегка улыбнувшись, встаёт из кресла и проходит дюжину метров до окна, задумчиво выглядывая на улицу и прикусывая губу.

— Ты так меня хвалишь или себя, зая? Этот момент как-то прошёл мимо меня, поэтому расскажи мне, что ты имеешь в виду.

— Эм... Я хотела сказать, что мне приятно с тобой общаться, и, откровенно говоря, мы с тобой превзошли по эффективности общения все мои надежды. Это не похвалы и не комплименты, скорее, делюсь с тобой ощущениями, есть у меня такая привычка.

— Аха, поняла. Ну, что же, мои ощущения похожи. Я, с твоего позволения, расскажу, что мне надумалось на тему нашего общения, — с этими словами она разворачивается и возвращается к столу, щёлкает выключателем монитора и берёт со стола блокнот, раскрывая его и пролистывая несколько страниц, выложив заложенную между ними ручку на стол и подходя к дивану, на котором сидит её подруга. — тебе должно быть интересно.

Сидящая на диване девушка подбирает под себя ноги, устраивается удобнее и поднимает с пола свой вариант блокнота: он тоньше, и совсем не похож на обычный — с металлической задней „обложкой“, практически — мини-планшетка. Со спинки дивана она берёт ручку и отмечает в блокноте дату и обстоятельства записи.

— Во-первых, мы с тобой, всё же, равная с равной, при этом постоянно меняющиеся местами. Партнёрские и дополняющие отношения. Если брать соционические термины, то на две трети мы с тобой тождики и где-то на оставшуюся треть — дуалы. Такая позиция позволяет нам с тобой относиться друг к другу с максимальным доверием, которое не перегружено расшаркиванием. Мы с тобой обе любим и играть, и думать о работе, спонтанно и без пауз переключаясь с одного на другое. И вот это сходство и равенство действует на наше сознание крайне возбуждающе, в то же время расслабляя и раскрепощая всевозможные „инстинкты самосохранения“.

Я точно знаю, что могу контролировать тебя в одном, в то время как ты „ведёшь“ меня в другом, я знаю, что тебе можно полностью довериться и почувствовать твоё доверие в ответ. Или не почувствовать. Разницы на самом деле нет — доверие есть вне зависимости от ощущений, а создавать ощущение заботы о собеседнице мы с тобой умеем прекрасно. Очень впечатляет, между прочим. Итак: равенство порождает доверие, доверие ведёт к лёгкому и приятному общению. Идеально построенный контакт.

Что ещё интересно: характеры у нас с тобой очень разные, но отсутствие названных вслух имён или „знаков различия“ не даёт человеку „снаружи“ привязать к той или иной из нас какие-то ожидания или стереотипы, и потому девочки-близнецы кажутся отражениями, вплоть до деталей причёски. А это не так, конечно же. Но я отвлеклась.

Во-вторых, у нас нету чётко выраженной „дающей“ и „берущей“ — когда я что-то рассказываю тебе, я получаю взамен твои реакции, правки, наводки и дополнения с комментариями. Когда ты что-то выслушиваешь, ты не только даёшь мне высказаться, но и получаешь поток сформулированных выводов или прямой поток инсайт-сырца, который мы с тобой сворачиваем во что-то конструктивное. В итоге получают и дают обе стороны. Чёрт, это похоже на идеальный баланс.

Голос из зала кричит „Из пустого в порожнее! Что ж мудрёного!“, в полутьме кричащего не видно.

— Эй, голос из зала, помолчите. Продолжаем. Тьфу. Сбил. Идеальный баланс... баланс, равновесие. Ага, вот оно. Да, это не из пустого в порожнее, так как движение потока походит скорее на самоскладывающуюся головоломку, которую нам нужно лишь направить в нужное русло. Можно собрать все кусочки самой, можно долго ждать, пока сложится само, а можно взнуздать и оседлать поток энтропии, чтобы сочетать наши желания и её возможности. Синхра — одно из проявлений такого „подлизывающегося“ к тебе потока энтропии, который подбирает и вручает тебе самые разные фрагменты.

[01] [02]