March 7th, 2004

vanity

Падение зимних сов по весне // Козко и Берк

Так как никто, кроме меня, писать ни о чём не собирается, то я, с традиционной для меня дурной привычкой фиксировать события и ощущения от них на будущее, расскажу о том, как в понедельник прошёл внеочередной „кофейный вечер“.

Когда, вы говорите?

Итак, утром проявилась запертая в домашней рутине мисс kozko, задавшая мне вопрос „ну, когда?“ и поставившая этим вопросом меня в полный тупик. В ходе разговора стало ясно, что, разговаривая с Козко в пятницу по телефону, я оказался настолько под впечатлением от этого сверхэнергичного процесса, что, размышляя о чём-то своём, совершенно на автопилоте прогнал несколько телег, среди которых был и ответ на вопрос „а где и когда мы будем встречаться в следующий раз“. Очевидно, что я ответил „давайте пока на понедельник запланируем“, так как перед выходными следующая неделя кажется такой далёкой, прекрасной и недостижимой, что всё, что на эту следующую неделю запланировано, может никогда не случиться или переиграться на другую дату. К счастью, не переигралось, за что мисс Козко благородно похвалила себя и свои навыки офлайнового менеджмента. Мне оставалось только гордиться ею и присоединяться к похвалам.

В итоге в понедельник вечером был классический расклад „случайной встречи“, так как я её не планировал, но на этот раз — в обрамлении предопределённости, потому что в пятницу эта возможность всё же была заложена — если бы понедельник был заранее занят, то вряд ли бы я стал на него назначать какие-то мероприятия.

ШК

Встретившись на Арбатской, мы двинулись на Арбат в Шоколадницу, явно хорошо знакомую Анне и совершенно новую для меня. Зал для курящих там оказался в подвале, на лестнице в который мне успешно не удалось упасть, хотя я и честно попытался. Пока моё молчаливое я устраивалось за столом, разбираясь с курткой, торчащими из неё проводами плеера и прочими радостями, реактивный официант успел тепло нас поприветствовать и ответить на „заигрывание мисс Козко с обслуживающим персоналом“. Потом принёс меню, принял заказ и принёс мой мегакапучино с козкиным глинтвейном.

В разговорах о различных социально-семейно-актуальных темах мы продолжили наше общение, начатое по дороге от метро. Так проходит примерно с полчаса, может, минут сорок, после чего по лестнице рядом с нами сваливается кто-то с грохотом и перевешивается через перила в нашу сторону с восклицанием, полным удивления.

Serendipity в своей манере

Поздоровавшись, этот кто-то сел за наш последний свободный стул, разделся, и Анна представила нас друг другу. Оказалось, что этот кто-то — масса behrk собственной персоной.

Надо сказать, что Берк, пожалуй, является пока единственным случаем, когда ожиданный образ очень сильно разошёлся с образом реальным — теперь в моей голове живёт два Берка — один в роли персоны и ощущений от общения и attitude, и второй — сам масса Берк во всей полноте.

Здесь и начался следующий этап общения — нежно сцепившиеся экстраверты предоставили прекрасную возможность понаблюдать за диалогом, полным уколов и туше, так что восторгу моему не было предела, тем более, что скорость их общения никак не давала мне никакой возможности вставить хотя бы какую-то реплику — к сожалению, мне требуется гораздо больше времени на осмысление фраз, а потому я с увлечением (почти незаметным) крутил в пальцах салфетки, творя с ними подчас что-то совершенно невообразимое, аж заставив мсье Берка взволноваться на тему того, не нарушил ли он тут нам чего-либо своим бесцеремонным визитом.

Дальше был пробный обмен данными между Клио-ами, ещё какие-то слова, не оставившие следа в моей памяти, в основном, потому, что были такими же о социально-семейно-актуальных вопросах, которые меня мало волнуют. В какой-то момент, впрочем, молодые люди загорелись идеей вселенского шабаша и встречей „нас всех“ для долгого и продуктивного общения.

Идеи были самые разные, начиная от встречи на выходных в офисе (что было моей оригинальной идеей, с которой я, собственно, и звонил kozko в ту прошлую пятницу, когда и была назначена наша забытая встреча), продолжаясь сейшеном на загородной даче, и логически завершаясь трипом в Екб в гости к Мое. Судя по реакции собеседников, идея зимней дачи их очень увлекла. Меня это всё тронуло куда меньше — по причине моей сильной нелюбви к любым компаниям-больше-двух-трёх-человек, загородным дачам в частности и вне-городским условиям вообще.

Обсуждение это мягко свернулось из-за неожиданной необходимости мисс Козко покинуть нас, так что мы с мсье Берком остались вдвоём и „двинули к метро“. Что это означает? А примерно вот что.

Диалог на ходу

Выйдя из кафе, пройдя немного по Арбату, мы свернули вглубь переулков и за полтора часа прошли примерно таким маршрутом:

  • Арбат
  • Остоженка
  • м. Парк Культуры
  • Крымский мост
  • закрытый парк ЦДХ
  • выход к Полянке с небольшим витком в сторону, когда Берку показалось, что это он идёт за мной, а не я иду за ним
  • м. Добрынинская

Эти полтора часа быстрым шагом стали самой интересной частью вечера. Берк говорил со мной об идее поддержки множественных личностей в инфосистемах. Мы обсуждали термины, соглашения и пресуппозиции, я рассказывал куски психологических и информационно-психологических предпосылок, стоящих за моими идеями, Берк приводил примеры примеров использования и конкретных задач, который ему иногда приходится решать.

Что мы обсуждали:

  • Чем персоны отличаются от ролей, и каким образом их можно разделять и организовывать
  • Что делать с privacy пользователя и его отделённым „оперативным пространством“, которое по определению не должно смешиваться с „пространствами“ других пользователей
  • Нужно ли стимулировать пользователей к работе в режиме расщеплённой личности, если так или иначе это может привести к сложностям
  • Каким образом предотвратить ситуацию исчерпания человеком своих ресурсов и срыва в этой ситуации
  • Об агентах и многопоточности мышления, которое на самом деле является очень мелким, атомизированным переключением процессов (здесь надо бы поговорить было о ADHD)

В конечном итоге, мне удалось объяснить одну из ключевых идей поддержки множественных персон и контекстов, а Берк получил на руки массу тезисов для размышления и осмысления, которые касаются непосредственно трёх тем: версионный контроль, агентские системы, множественные личности. Даст ли это что-то нам, покажут следующие тридцать пять лет.

P.S.: Вот что осталось телеграфно записано в дневнике (на палме) о первых ощущениях после того, как всё закончилось: „Берк оказался не более брюнетом, чем я, меньше ростом и возмутительно гиперактивен, хотя в личном общении — весьма адекватен и здравомыслящ. Странно, но не был явным лидером.“

„Меньше ростом“ — это потому что „образ Берка“ был высоким и довольно тощим парнем, в отличие от самого, очень сбалансированного, Берка.

P.P.S.: Да, и поведенческие параллели между behrk и sobaker подтверждены. Мне раньше это казалось невероятным, теперь это для меня ещё более невероятно, но сходство есть, хотя оба совершенно разные.




  • Current Music
    Apollo 440 - Vanishing Point
vanity

Агентские системы как инфраструктура для поддержки множественных личностей

Коротко: проектируемая инфосистема должна сокращать время на сопровождение виртуалов, решая рутинные задачи и шаблонные ситуации, предлагая уже срабатывавшие решения и всячески высвобождая человеку время на решение творческих и сложных задач, которые он пока не сумел запрограммировать. Девиз: „если это не сложно — это можно превратить в алгоритм“.

Поддержка каждого виртуала имеет массу рутинных задач и взаимодействий, которые надо отслеживать. Каждый виртуал имеет своё пространство, свои привычки, свои эффективные информационные методы, и если виртуалы не общаются между собой, то создать каждому рабочу среду довольно просто. Но как только виртуалы начинают работать вместе, мы оказываемся перед противоречием: виртуалы должны знать друг о друге, и они не должны знать друг о друге. Проще всего это показывать на нескольких кругах Венна, чтобы разница между пересечениями и „закрытыми“ областями была очевиднее.

Почему нельзя передать всем виртуалам все данные? Потому что это будет перегружать их сверх необходимости и отразится на склонностях. Они могут привыкнут приходить к единому мнению, и, самое главное — сложно обрабатывать все данные по кругу много раз. Замыливается уже не один глаз, а оба, истощение происходит быстрее.

Почему не хранить данные каждого виртуала в отдельной базе и не работать с этими базами одновременно? В разных окнах? Потому что как только один из них что-то изменит, это изменение нужно отразить в остальных базах. Возникают вопросы частичной репликации и тормошатся прочие нудные технические подробости.

Что может для начала взять на себя инфосистема? Какие данные чаще всего пересекаются между контекстами персон? Как упрощённый пример таких данных — „стартовый пакет“ и гиперссылки/симлинки между объектами.

  • Стартовый пакет — это некий набор инструментов, который нам нужен предустановленным и настроенным для каждого пользователя/виртуала. Личные настройки и всё прочее, что надо указать в десятках конфигов/экранов настройки. Их нужно наращивать по мере роста опыта пользователя, их нужно как-то синхронизировать между пользователями, чтобы то, что появилось у более новых пользователей, было доступно и старым.
  • Гиперссылки и симлинки являются на первый взгляд разными вещами, но по сути идентичны. Ссылка представляет здесь адресуемый объект, лежащий где-то там, и неважно, будет ли это отмеченное место в тексте (таг в html/vim) или файловая метка/ярлык. Так вот, есть системы, где ссылки отслеживают перемещение адресата, и адаптируются к изменениям (например, некоторые вики и CMS, а также некоторые из файловых систем), а есть системы, где такого нет. Вот в нашем случае при создании каждой связи внутри баз виртуалов потребуется отслеживать ссылки по мере организации данных. Сложная рутина, хотя она и повышает степень понимания всего виртуального сообщества в целом.

Итак, система, поддерживающая множественные личности, на самом деле, уменьшает overhead, состоящий из усилий на поддержку и регенерацию, отыгрывание рутинных процессов. И здесь, наконец, возникает видение следующего уровня нашей системы: когда стартуя виртуала, создавая его образ, ты, на самом деле, работаешь под прикрытием ghost-writer'а, который всегда на подхвате на тот случай, если тебе требуется сделать переключение. Пока ты активен во втором воплощении, автопилот первого не только „провзаимодействует“ с тобой же и зафиксирует твою реакцию для твоего же анализа, но и позволит тебе не отыгрывать самому несколько линий по очереди — в реальном времени это почти нереально, если линии не были спланированы заранее.

В результате, на выходе у нас — нормальная агентская система, которой человек нужен для креатива, разруливания сложных конфликтов и программирования всех контекстов, для создания этих предлагаемых обстоятельств, в которых будут работать и жить его множественные личности. На этом мы и расстались с Берком в метро.




  • Current Music
    Apollo 440 - White Mans Throat