March 21st, 2004

vanity

Чтобы исключить недопонимание о „закрытии“ и.

Цитата из диалога с sastla:

Журнал удаляться не будет [...] „Закрыть журнал“ [в моей интерпретации] — это значит повесить табличку „все ушли на фронт“ и пойти гулять.

Об этом также сказано в ночной записи, сделанной во время очередного mood-swing:

Когда я позволяю себе поменять в выпадающем списке Public на Friends, чтобы высказать что-то из того, что составляет беспокойство сиюминутное, второй очередью приходит очевидное осознание — „ты же не от них, ты же от себя, глупая, избавиться хочешь, и повторить, теперь уже осознанно, трюк годичной давности. И даже повторила бы, если не брошенная неаккуратно фраза „никогда не было у меня планов применять его осознанно“, которая связывает тебя по рукам и ногам никак не меньше, чем данное в своё время самой себе обещание никогда журнал не удалять“.

То есть, если что-то всё-таки и случится (а я точно знаю себя, и знаю, что у меня всё всегда хорошо, потому и любые биения маятника всегда оставляют мне пространство для манёвра, и рано или поздно настроение меняется. То есть, как случится, так и „выслучится“), журнал останется, а вот я просто пойду куда-то прогуляться, воздухом подышать, индексы поиндексировать, Мурзенфельда перечитать, всё в таком духе.

Именно поэтому я стараюсь не давать оставлять к таким записям комментарии — меньше всего мне нравится идея быть „мальчиком, кричащим «Волки, волки!»“, и ставить людей в странное положение — они прибегают, а волков-то и нет. Они переживают, беспокоятся, сочувствуют, а ничего не происходит. Поэтому лучше (по моей перекрученной логике) попытаться запросить совета без комментариев — вода путь найдёт, и почтой, в случае необходимости напишет, а вот пугать людей и делать демонстративные и якобы эпатирующие заявления о своей кончине с заламыванием рук — не стоит.

Мой эпатаж — он ведь в другой сфере лежит и в виде других текстов проявляется, а сама я далеко не рыдающий гот-Пьеро.


vanity

[ SCE ] Зачем был нужен Палм

Предыстория

Приобретение наладонного компьютера стоит в моих планах примерно с двухтысячного года, иногда прорываясь в виде тихих страданий по этому поводу в журнале. На тот момент у меня ещё не было ни чёткого представления о том, что с ним делать, ни для чего он мне нужен и как изменит мою жизнь. Понятных рекомендаций по выбору мне найти не удалось, поэтому покупка откладывалась и откладывалась.

За это время развились насущные нужды по хранению и обработке информации. Стохастически ведущиеся с 1998-го года записи превратились к 2001-му году в разбросанные по нескольким блокнотам дневники, затем в декабре 2001-го появился первый тестовый „постоянный“ блокнот, к июню 2002-го был куплен первый amateur-grade блокнот на крупных пружинках (формат 10х14, 160 листов), а ещё через год, когда полтора „пружинных“ блокнота были исписаны, в августе 2003-го в моих руках появился industry-standard блокнот со сменными блоками (формат 14,5х21), который на данный момент заполнен на 206 листов. Есть ещё большой „эскизный“ блокнот А4, который ходит со мной на всякий случай — в нём удобнее рисовать схемы больше двадцати элементов.

Сорока-воровка, заваленная сокровищами

Привычка к работе именно со своими хранилищами, а не с внешними, пришла постепенно. Вносить всё в единый банк-информаторий было непривычно — у меня до сих пор на полках найдётся полтора десятка книг, которые стоят с исписанными форзацами, где записаны номера/строки цитат, которые я в них для себя отмечал. Вначале казалось, что все книги будут со мной всегда. Но стоило только отдать хозяину пару книг, с которыми привык работать, или в самый неподходящий момент узнать, что сайт закрылся, как сразу необходимость своего, надёжного и оберегаемого, архива стала очевидной.

Конспектирование — основная форма работы при чтении материалов, но так как культуры конспектов в институте мне получить не удалось, пришлось учиться самому — искать нужные цитаты, придумывать свой велосипед для ссылок на цитируемые материалы и переписывать главы своими словами, так и не решаясь перейти к стенографической нотации.

В дальнейшем на первое место вышли электронные средства фиксации ощущений — журнал, электропочта и вики, которые также эволюционировали, как и блокноты. Для всего этого счастья требуются синхронизация и ссылки друг на друга, поэтому со временем, когда архивы стали больше, а ссылки на сокрытые там материалы всё несовершеннее (эти ссылки ведь ещё и обновлять надо иногда), разочарование системой было близко к сизифовскому и танталовскому, вместе взятым. Цитировать в цифре бумагу, в бумаге цифру, перебивая и переписывая одно и то же по многу раз — огромное удовольствие, развивает силу воли (при осознании того, что в цифре есть copy/paste! И оно тебе недоступно!).

Базы данных

На сегодняшний день список находящихся в работе ежедневных баз примерно такой:

Цифровое
  • вики
  • электропочта
  • WinOrganizer
  • del.icio.us
  • livejournal/utx/grep+ljs
Бумажное
  • Бумаги долгоиграющие: скетчи, распечатки
  • Бумаги временные: наклейки, пометки, записки
  • Блокнот рабочий (и его архивные тома)
  • Блокнот большой

Работа с самими базами очень трудоёмка, поэтому я стараюсь использовать все возможности для упаковывания данных в индексы, чтобы искать было хоть немного проще — так появляются каталоги и категоризаторы в вики, индексы в блокноте и ютх в журнале. Единой базы не получается никак, не говоря уже о том, что перенести бумажные тексты в онлайн крайне сложно, а потому поиск по бумажным текстам отодвигается в далёкое (и маловероятное) будущее.

Призрак серебряной пули индексов

Необходимость совмещать офлайновые и онлайновые тексты сначала выросла в систему „взаимной адресации“ — реплики записей в журнале снабжаются ссылкой на оригинал в блокноте, а записи в блокноте часто подписываются ссылкой на результат в журнале. Всё бы хорошо, но если из блокнота в журнал я ещё могу легко попасть и быстро просмотреть записи по теме (ютх/греп), то из журнала в блокнот путь практически заказан — индексы блокнота неполны и не существуют в электронной форме, потому что их сложно синхронизировать и лень переписывать. При этом ясно — цифровой индекс нужен.

И даже был создан в тестовом объёме, после чего забракован — зачем мне цифровой индекс, если поиск по нему возможен только за компьютером, а реальная работа с блокнотом идёт в офлайне и, как правило, вдали от клавиатуры и монитора. Замкнутый круг. Именно поэтому в конце сентября 2003 было решено, что индекс должен быть:

  • электронным, структурированным и напичканным метаданными по самое не балуйся
  • мобильным и автономным

Мобильные средства показались той самой серебряной пулей, а значит, покупать следовало либо ноутбук, либо пда. Разумеется, в виду имелись и прочие плюсы мобильной техники в виде вечнодоступных книг, возможностей для ведения записей и работы с полезными приложениями.

Какой сделать выбор — пда или ноутбук?

Первый взгляд — форматы

Я посмотрел в работе палмы, ноутбуки, потом окинул взглядом PocketPC-пда. Выводы были такие: нужен обязательно ноутбук, а не пда, так как у пда оказалось критически мало места на экране, мне буквально было тесно в рамках 320х320 и 320х480.

Впоследствии окажется, что это была моя ошибка — нельзя жёстко сравнивать разные устройства по единой шкале — разные цели диктуют разные ограничения. Писать большие тексты, работать в мощной системной среде с офисными и девелоперскими приложениями нужно на ноутбуке.

Короткие записи, чтение и однопоточное восприятие вообще — то есть выполнение простых, не комплексных задач — удел пда.

Второй взгляд — реальная эффективность

Решили сравнить работу именно на мелких задачах, но в испытуемых были уже пда, ноутбук и бумажный блокнот. Мелкие задачи — это когда за тридцать секунд подъёма на по эскалатору надо набить несколько мнемоключей или прочитать максимально возможный фрагмент.

Ноутбук, с его временем запуска и медленным тачпадом (по сравнению и с оптической мышью в офисе, и со стилусом в пда) остался на последнем месте, а я всерьёз начал смотреть в сторону keyboard-only сред и редакторов (отсюда проходящие по журналу волны ссылок на вим/емакс) — и внутреннее желание работать не с windows-системой, а с какой-нибудь *никсовой. Большой экран ноутбуку не помог, а громоздкость и необходимость присесть, чтобы уложить его на сумку, и тогда уже работать — окончательно поставили под сомнение „полную мобильность“ ноутбука как такового.

Первое место занял мгновенно стартовавший и удерживаемый одной рукой пда, на втором оказался сверхэффективный по скорости ввода и „пролистыванию“ записей бумажный блокнот. Блокнот проиграл в том, что его тоже надо либо перегнуть (для удержания одной рукой), либо опереть на колено, подоконник или поручень. Писать на ходу в блокноте сложнее, чем в пда.

Если учесть, что основная часть моих блокнотных работ заключается именно в мелких задачах, которые выполняются в „потерянное“ в транспорте время, и ещё где-то процентов 20 — записи вообще на ходу, в буквальном смысле (где блокнот существенно проигрывает из-за необходимости его „расчехлять“), то идея покупки ноутбука была отодвинута года на полтора.

Первым отпугивающим недостатком пда стало граффити — рукописный ввод текста. Мне казалось, что освоить его до конца будет сложно, но успокоило наличие экранной клавиатуры, а также перевесили возможности синхронизации с настольной системой. Вторым отпугивающим фактором стали финансы (350-600 за современную модель совсем не стимулируют к покупке). Через некоторое время Масса behrk, являющийся для меня „вербализатором“ моих же информационных предпочтений, определился с выбором класса устройства, а затем и приобрёл себе Sony Clie SJ-20. В этот момент всё и было решено.

Следующие две с половиной недели подыскивалась возможность, а потом и она нашлась без разбазаривания семейного бюджета.

[01] [02] [03]

 
 

vanity

[ L ] Алексей Андреев на nethistory.ru

A.A. Главным открытием было то, что каждая новость создает виртуальную реальность. И эти виртуальные реальности живут по каким-то своим законам. Понемногу начинаешь понимать, что пойдет в "топ", какие материалы люди будут читать, как написать заголовок, что бы все на него кликали.

У Норвежского Лесного была как-то статья про количество оружия, украденного чеченцами у российской армии. Она так и называлась "Количество оружия, украденного у российской армии". Потом я пришел и говорю: "Лесной, а чего такой невеселый заголовок? Давай напишем "Чеченцы угнали 65 российских самолетов". Действительно, там была такая статистика. Правда, за несколько десятков лет, чуть ли не с 1923 года. Но смена заголовка сделала ей бешеную читаемость. Еще бы, такой образ! - 65 угнанных самолетов, и все несутся на Москву! Хотя сама по себе эта новость ничего нового не представляла.

М.Г. А есть ли ценность в том, что статья получает непропорциональное своему содержанию количество читателей?

A.А. Ну, в данном случае ценность в том, что на посещаемости можно делать деньги. Но это тоже бабушка надвое сказала, потому что дважды надутые люди уже не будут заходить снова - благо есть много других ресурсов "в одном клике" от твоего. И это, опять же, одно из правил, которые выводятся из таких экспериментов. Начинаешь понимать, что читатель в Интернете обладает такими же большими возможностями, как и журналист. Он может легко сопоставить разные источники и тут же ткнет тебя носом в ошибку. Бывали случаи, когда возмущенные отзывы приходили через несколько секунд после публикации. Поневоле станешь аккуратным в такой "школе". А вот в бумажной прессе некоторые люди годами пишут чушь и даже не догадываются об этом.

  • Current Music
    Common Ground - Dark Soul — Kid Loco
vanity

[ L ] Speed Learning Institute of America

Полно маркетингового буллшита, но в данном случае точно можно сказать, что как минимум часть техник работает.

„Принципы“ довольно забавные, хотя четвёртый пункт почти слово в слово повторил одну из техник психотека по скоростному запоминанию. Это когда ты учишься не просто „видеть“ — то есть смотреть и интерпретировать-распознавать сразу, не фиксируя в памяти собственно образы, а „видеть и воспринимать“ — пока идёт распознавание, сознание/подсознание фиксируют образ для того, чтобы параллельный поток сознания мог с ним поработать и вытащить из него сверх того, что уже вытащило сознание.

Хорошо работает для запоминания и сопоставления мелких деталей, и тренирует память на образы, делаяя проще последующее визуальное восстановление моделей. Запоминание номеров машин у светофора, документов и изображений. Характерно тем, что отучает от интерпретации „сразу“, потому что лежащий вверх ногами документ, к примеру, займёт массу времени на чтение „как есть“, а если его поймать как картинку, а потом уже скормить на распознавание или любую другую обработку — можно сэкономить на первичной стадии „смотрения“, и вместо этого растянуть процесс восприятия и интерпретации запомненного образа в благоприятной обстановке. С непривычки очень сложно даётся задача не вычленять символы и объекты при „смотрении“ — слишком глубоко вбито „линейное потребление“ данных, которое до гиперинформационной эпохи казалось людям мгновенным.

Различия можно проиллюстрировать примерно так:

  • Линейное потребление — „увидел, разобрал на символы, потребил, обработал“.

  • Нелинейное потребление — „увидел, решил что делать дальше, зафиксировал образ, разобрал на символы, потребил/обработал“.

    Потребление (загрузка символов в память) и обработка (размещение в существующей системе знаний, ассоциации символов между собой) в данном случае могут идти параллельно, а не последовательно, как в первом случае, потому что в первом случае обязательно нужно сначала „сохранить“ символы, и после этого работать с ними. Здесь же символа ещё может не быть, а сам объект-образ уже сохранён в памяти, его уже можно пропускать через анализатор. Любопытно, что связка „решил, что делать дальше-зафиксировал“ на сложных образах показывает очень хороший выигрыш по сравнению с одним единственным действием „разобрал на символы“.

Кстати, именно прямое распознавание данных, без отчёта сознанию/подсознанию и без предохранительных механизмов, даёт хороший шанс угробить человеческие мозги (примером может служить „Лавина“ Стефенсона и ещё один небольшой рассказ, прочитанный мной в „Если“, где сложный графический объект, придуманный и созданный инфотеррористами, подвешивал сознание человека — в лучшем случае переводя в состояние кататонии, в худшем — в кому, далее везде).

И, раз уже речь зашла о техниках восприятия:

  • Freenoting provides a way to get far more out of any text you read and any lecture you attend, and is a major technique for solving problems




  • Current Music
    Rabbit In Your Headlights — UNKLE