March 28th, 2004

vanity

Красота по-американски

[01] [02] [03] [04]

... идёт сейчас по ОРТ. Кевин Спейси, увиденный (а скорее — „осознанный“ и воспринятый) мною впервые в K-Pax тихо восхищает...

Стёб нарастает постепенно, и в какие-то моменты возникает ощущение, что в качестве режиссёра там Кроненберг или был, или рядом стоял...


vanity

Красота по-американски // 2

[01] [02] [03] [04]

„Полковник Фред Фрэнк Фитц, Американский Флот1“ — фраза ночи, однозначно.

Очень не хватает компании (hint, hint!). Вообще не хватает компании — есть о чём поговорить...

Хохот был бы слышен, если бы родитель, который собрался посмотреть фильм вместе со мной, не уснул — громко смеяться теперь неудобно. Хотя очень хочется. И вообще очень хорошее настроение, почему-то (ничего не курил!).

Первые „шок-условия“ и выбранная реальность к четвёртой рекламной паузе восприняты, и откровенные гэги вполне мило оттеняют двусмысленности и стереотипы. И, конечно, the true gem всего фильма — саундтрек, который строит всю историю...

upd: Спасибо kozko, которая презентовала мне этот саундтрек где-то с год назад...

1 кстати, это ошибка переводчика: USMC, всё-таки, не флот это, а десантные войска (US Marine Corps instead of US Navy), где народ как раз более склонен к таким психологическим патологиям и вывертам, как нам показали. upd: 9:22

vanity

Красота по-американски // 3

[01] [02] [03] [04]

— О-о, какие ходы шикарные! Милитарист, собирающий нацистскую символику, с вольнолюбивым психом-сыном (который пока что выглядит самым нормальным персонажем)! Какие милые родители Джейн, как пауки в банке! Песня!

— Мне больше понравилось „я хочу получить у вас работу“, с последующим „я уже работал в закусочной — Да, двадцать лет назад“.

— Но какая у них идёт эскалация антистрессовых реакций, ты посмотри! Эта дамочка-то двинула в тир после... О, боже.

(ржач в комнате) — Ха-а-а, бля! Понтиак семидесятого года! Ва-а-ау! Божественно. Божественно!

— Спорим, они не сумеют пережить в новой реальности больше пары-тройки дней?

— Ему-то после того, как он своему „менеджеру по увольнениям“ пообещал иск о харрасменте...

— Йау! „Ты прольёшь пиво на диван“! Какие тут два дня... Супер, супер! О, как здорово всё сложено. Одно к одному, стёб и гэги, гэги и стёб. При этом высшие ценности упорно не опошляются, ты видишь?

— Ш-ш... Подожди. Про клинику-и-жизнь монолог... Я поняла, этот молчел наверняка очередная жертва риталина. Точно тебе говорю.

...

— Да, уж busted — так busted. Sit-com в полный рост буквально.

— Как же потрясающе классно они все нарисованы. Спейси с гарнитурой и в униформе „гамбургериста“. Да и наш флотский офицер в очках тоже просто зайчик.

vanity

Красота по-американски // 4

[01] [02] [03] [04]

На фразе „лучше умереть, чем стать гомиком“ в комнате — очередной взрыв хохота, который будит потягивающегося родителя, а через несколько секунд снова воцаряется любопытное, с улыбками, внимательное молчание.

— Ход с „ты прав, я сплю с мужчинами за деньги“ отличный, хотя я ждала, что Ричард вмажет отцу чем-нибудь. Ан нет.

— Ммф... Латентный пидар-папуля — тоже супер... Ух-х-х... Интересно, как же они разыграют убийство? Ты замечаешь, кстати, что под нагрузкой Лестер „распрямляется“, а его супруга — напротив, превращается непонятно во что? Ещё мне нравится plot outline на imdb: A man tells his tale of how he turned his miserable life around and turned everyone else's upside down as a result.

— Lookie, как будет вести себя „посредственность“?

— Вот оно. Ё-мое. Слу-ушай, мы должны были понять это сразу...

— Должны-не должны... Они просто идут от „стереотипов“ и шаржей к глубокой и живой прорисовке живых людей, переходя от гротеска к полновесной драме. Ничего удивительного, что в „чир-лидере из кино“ не подозреваешь живого человека — в кино никогда не показывают провалов, того, что бывает наутро и... (выстрел)

— Вот и всё. Умер счастливым... That's how it was mentioned to be, я бы даже сказала. Отлично.

vanity

Вчерашнее чтение — Кимбро и Фрай

Сдвинутые временно в сторону ИА4ВВВ и „Операторы и вещи“ на выходных заменились Лайеном Кимбро (How to Make a Complete Map of Every Thought you Think), которого решено переформатировать в читаемое состояние и потом изучить в дороге на палме. А Фрай занимает почти всё „офлайновое“ время...

[01] [02] [03]


  • Current Music
    any other name — thomas newman
vanity

Весна — время мораториев, запретов на запреты и простоту; „место в мыслях“

В пятницу, кстати, был хороший мораторий — временно закрыть в диалоге тему зеркальности друг друга, чтобы исключить (хотя бы на уровне обсуждения) самое простое решение, которое рвётся к человеку в голову в то время, когда он видит совпадения своей жизни с чьей-то ещё. Запрет на высказывание удерживает некоторые вещи от материализации. А постепенно то, что казалось „самоочевидным“, растворяется в тумане над городом, как только его изгнали из мыслей.

Вообще, очень просто оказалось со мной играть — привлечь внимание, потом всего-то навсего поддерживать интерес на неком минимальном уровне, не сопротивляться ответному интересу и позволять думать о себе как можно дольше. И привет. Посмотри, как это происходит.

Как только определённая критическая масса времени размышлений накапливается, дальше уже подключается стори-теллер, который, пока ты идёшь себе по улице быстрым шагом, размышляет вслух и рассказывает о интересующем тебя теперь человеке разные истории, правдивые и не очень, но почти всегда окрашенные „в твои цвета“. И этим ещё больше привязывает тебя к человеку, раз уж тот уже сумел занять своё место в твоих мыслях.

Место в мыслях — вот где сконцентрирована вся межличностная реальность. Все эти люди, которые живут в моём карассе — это лишь определённые площади в сознании и памяти, лишь определённая интенсивность эмоций к каждому из них, лишь время и внимание, в конце концов. И не только люди, вещи ведь тоже.


  • Current Music
    american beauty — thomas newman
vanity

Кимбро и „Карта всего, о чём ты думаешь“

Система Кимбро выглядит на первый взгляд совершенно убийственной по сложности и проработанности (что немудрено — по его словам, вопросами эффективного ведения записей он занимается с 1998-го), а на второй взгляд — хорошо и творчески ложится в общий набор техник продуктивности, вместе с текстами Гранина (который стоит сейчас наполовину прочитанный в третьей очереди). Кимбро отдельно предостерегает от желания „покопаться“ в записях и проводить долгие уборки. Он также заранее решает вечную проблему новичков, которые говорят „у меня так складно не получится“:

I want to start with my favorite of these: "Tolerance for Errors."

This is ALL IMPORTANT.

You can't do this and be a perfectionist. (Well, okay, it does require some sort of perfectionism to insist on recording and integrating every meaningful thought. But lets ignore that for the moment.)

I had a good friend in high school. Every day, he would make sure that the entire classes notes fit onto 1 page. This wasn't done for any good reason, it was just the sort of thing like "step on a crack break my mothers back", and you just get into it and can't stop. So he write REALLY REALLY SMALL on the page. And each page was perfectly, identically formatted.

That will absolutely NOT work here. Now, suppose you are stuck in this. Just say. Then THERE IS A CURE. What you must do, first, is realize that the imperfection is imperfect, because it is getting in the way of optimal experience of life.

The second, is to INTENTIONALLY FUCK UP YOUR PAGE. And you must do it a different, unique, creative way, each time, until you no longer have a phobia of imperfection.

Take a big fat pen, of the "wrong" color, and put a big line down the middle of the page. Or! Intentionally- On Purpose- Completely Mis-ID the page. Say it's a page from another section, another segment, and a TOC entry ID number like "Infinity" or draw a little happy face where the page ID goes. Put "Yesterday" as the date. Or whatever.

Just mess it up. On purpose. And then sigh a breath of relaxation.

You've screwed the virgin. There's no need to worry now.

Уже вторую или третью книгу я читаю так „по диагонали“ перед собственно полновесным погружением в текст. Необходимость справляться с кривой разметкой и безобразными „потоками сознания“ заставляет посмотреть на написанное как бы „изнутри“, что сближает с ним гораздо сильнее, чем книга, или распечатка, положенная под подушку. Вкладывая кусок своих сил в текст, невольно привязываешься к нему и ощущаешь его родным, особенно когда делаешь это не по работе, а по собственной необходимости. Так было с тем же Граниным и Диком...

У меня вообще сейчас странное состояние — после того, как я начала этот пруф-ридинг на предмет правок и создания человеческого ебука из набора безумных и почти не рабочих (для меня) текстов, пришлось сказать себе — „стой, дура, не трожь свой блокнот и вообще с ним ничего не делай, и палм не трогай, и вообще — мораторий на организационные изменения, сиди и читай, читай, напитывайся чужим опытом и примеряй его к себе“. Сложно, а что поделаешь.

[01] [02] [03]



  • Current Music
    structure and discipline — thomas newman
vanity

Прагматичный пафос жизни // adidas commercial

Ещё у нас сейчас идёт адидасовская рекламная кампания, ролик в которой очень походит на тот, что Ник Маршалл и Дарси Макгвайр сочиняли вместе в фильме „Чего хотят женщины“. Такой же имиджево-мотивирующий, не грубый, с почти безразличным женским голосом на фоне (такие обычно комментируют сюжеты на ЕвроНьюс).

Идея основная проста — делай то, во что веришь, и то, что считаешь нужным. И, честно говоря, этот самый ролик лучше бы продали Найку, с его слоганом Just Do It... Хотя... После двух просмотров через плечо (при том, что обычно на рекламу я реагирую нечасто) логотип Адидас в последнем кадре стоит чётко, и люди перед оператором вполне живые помнятся... Хорошая реализация... Кадры можно на стену вешать.

[01] [02] [03] [04]

  • Current Music
    walk home — thomas newman
vanity

Жалобная книга, Макс Фрай

Пока ищешь ISBN, разбираешь мысли, ещё только-только опускающие руки (лапы?) после хоровода на подтопленой поляне посреди ночного дня — шабаш у них тут был. Вот ISBN: 5-94278-428-0.

... Похоже, что „Жалобная книга“ — это логичное описание-продолжение моей жизни (как это всегда у Фрая и происходит — „пиши книги, в которых читатель видит себя“) здесь и сейчас, причём в том ракурсе, о котором мне не думалось ровно два года... Но эту часть повествования можно опустить.

Совершенно точно для себя я решила, что „Жалобная книга“ — лучшая терапевтическая книга Фрая на данный момент, и она пока отодвигает „Мой Рагнарёк“ и хит всех времён — „КОС“ („Книгу огненных страниц“, входящую в том „Болтливый мертвец“). Лучшее решение для открытой концовки, лучшая подводка к концовке, очень красиво разыгранная реальность... Очень понравилось.

... То, чем занимаются накхи — очень симпатичные люди, как и почти все люди, которых пишет Фрай, для меня аукается в психоконструировании, когда психомодели уже запускаются в жизнь и начинают существовать наравне с прототипом. Другая забавная ассоциация — это „поклонники дневников“. Чтение чужих журналов, вглубь, запоем — та самая попытка накопления опыта кратчайшим путём, также, как существование в журнальном сообществе, когда ты часто волей-неволей вынуждена обращать внимание на всё то, что вокруг тебя происходит, и от чего бы давно отбрехалась, происходи дело на какой-нибудь вечеринке или в компании. Здесь иначе, и за счёт этого иначе опыт в тебя вдалбливается сам.

Возможностей для цитат десятки и сотни — начиная от Collapse ) распробованных на вкус несбывшихся линий судьбы, разбегающихся, как трещины, бегущие по стене кафе в самом начале, то тут, то там разбросанных фрагментов сказок, и заканчивая деталями, завершающими превращение Города в Кеттари, дополняя его чертами идеального места для жизни и любого рода занятий.

Понять, что разные люди написаны разными гарнитурами, мне удалось только к XVIII стоянке. Сейчас уже становится понятно, что где-то в тексте я поразбрасывала себе якорей и намёков, так что перечитывать будем, точно. Возможно, это способ заставить себя купить свой экземпляр книги и „спрятать“ его на полке, отдавая этот обратно владелице.

[01] [02] [03]

  • Current Music
    weirdest home videos — thomas newman
vanity

[ L ] Lion Kimbro on wiki, notebooks, and the public web

Интервью Жиля Тёрнбэлла с Лайеном Кимбро. Одна цитата:

ЖТ: Случались ли у тебя моменты, когда ты думал „это уже слишком“ и хотел всё бросить?

ЛК: Нет.

Вернее, да.

Я имею в виду, мне всегда хотелось делать записи. Всегда. Ничего не было интереснее. У меня были системы для любой ситуации. Я всегда работал над записями.

Но иногда происходило так, что я хотел бы заняться другими делами, но внутреннее желание всё документировать удерживало меня от этих дел. Как бы то ни было, если посмотреть в блокноте, то по этому поводу окажется написано совсме немного. Я просто не задумываюсь об этом обычно.

Так и продолжалось, пока я не посмотрел фильм „Люди Икс“, который заставил меня задуматься о множестве вопросов, тогда-то я и понял, что этому протоколированию пора положить конец. Если конкретнее: во время фильма у меня возникли мысли по большому количеству тем, и очень быстро. Я забил четыре страницы однострочными записями самого разного рода, от метафизических до касающихся устройства общества, визуального языка или личности.

Если бы я захотел развернуть всё это и интегрировать с остальной блокнотной системой, это заняло бы безумное количество времени. Это просто невозможно было сделать.

Очень частая проблема — мы обдумываем и генерируем идеи гораздо быстрее, чем можем их обработать. В среднем, если я нахожусь на пути и при этом у меня под рукой блокнот или любой другой способ „слить“ данные (иногда используются пальцы на руке, для привязки якорей, но у меня это ненадёжно пока что), то новые идеи идут почти непрерывным потоком со средним циклом внимания-проработки около трёх-четырёх минут. После этого отработанная идея уступает место новому замыслу, как бы я ни пытался фиксировать внимание на одном и том же якоре — переключается, и всё тут.

Когда что-то активно потребляется (у меня две или три страницы однострочников по „Играм Разума“ лежит неразобранными и ждущими своего часа и моего погружения в изучение темы практического использования шизофрении в мирных целях), то идеи идут потоком на порядок плотнее, вплоть до двух-трёх в секунду, за счёт образов и ассоциаций, которые отрабатываются почти одновременно. Невозможность сделать слепок сознания, чтобы потом быстро его разобрать на части и выбрать нужное, и потом это нужное превратить в сознательные тексты и логичные выводы, имеющие свою (и значительную, что важно) добавочную стоимость — вот что огорчает и закаляет. Во время чтения Жалобной книги отметки хотелось делать через каждые пять-десять страниц (для книги объёмом 413 страниц очень неплохо), а из собственно записей осталось два однострочника — потому что или ты читаешь-отдыхаешь, или ты пишешь.

Закаляет потому, что на поверку из трёх десятков идей половина окажется образовательными ссылками „посмотреть то-то“, две трети оставшихся — забавные мысли-ассоциации, оставшееся идёт в работу как интеллектуальная руда, требующая обогащения, и лишь одна из этих тридцати является чем-то интересным, что действительно провоцирует и дополняет существующую картину мира чем-то новым, либо решает существующую задачу.

В итоге, „теряя“ какие-то идеи без фиксации, приучаешься не ставить их во главу угла и внимательнее относиться к фильтрации и отбору ещё на стадии размышления — обдумывать можно что угодно, а вот готовить к „экспорту“ в долгосрочную память нужно лишь самое-самое. Аналогия — „терпимость к ошибкам“, которую описывает Кимбро в своей книге.





  • Current Music
    root beer — thomas newman