March 30th, 2004

vanity

[ M ] SEBA: Producer 06

Редкий случай, когда музыка вызывает эффект идентификации с ней. Atmospheric DNB в своём лучшем виде и лучших традициях любимого нами LTJ Bukem. Совершенно не камерный альбом, который лучше всего сопровождает в каждодневной дороге по дороге, особенно не загружая, и при этом не давая свалиться в тишину ежедневного городского шума. Если говорить о чём-то, что „совсем моё, родное“ — то вот букемовские и вообще goodlookingrecord'овские альбомы — это оно. Моё.

Один из лучших треков — Sonic winds, его стоит попробовать обязательно.



  • Current Music
    power of denial — thomas newman
girls

[ L ] Динозавр на поле боя // Танковый кулак

Почти must-read — мини-досье, интересное тактическими заметками по поводу применения бронетехники в современных условиях разрешения конфликтов, как глобальных, так и локальных.

Главный недостаток современного танка в том, что без дополнительных систем наблюдения и целеуказания он слеп и беспомощен. Ни одна боевая машина, какой бы надежной ни была ее броня и встроенная в корпус динамическая защита, не может уберечься от спрятавшегося в кустах гранатометчика, от закопанной на дороге противотанковой мины с дистанционным радиовзрывателем, от залпа реактивных систем типа "Смерч" или "Ураган", чьи снаряды обладают способностью "планировать" на инфракрасный выхлоп двигателя.

Для танка очень важно непрерывно получать информацию о том, что происходит на поле боя и за его пределами, а также иметь безукоризненно точное целеуказание. Получить все это он может только "извне": от вертолетов, "висящих" над районом военных действий, от беспилотных разведывательных аппаратов (БПЛА), обследующих маршруты выдвижения колонн и прилегающие к ним местности, от других боевых машин: БМП, БТР и БМПТ (боевых машин поддержки танков) и радиолокационных станций. Для успешного танкового удара необходимо взаимодействие с сопровождающей их пехотой и слаженная работа приданных, поддерживающих и обеспечивающих подразделений: артиллерии, авиации, мотострелков.

Из-за того что всего этого не было, например, в ходе штурма Грозного в ночь на 1 января 1995 года, в тесных городских кварталах, на подступах к железнодорожному вокзалу была расстреляна в упор 131-я Майкопская бригада, сожжено около 50 танков и боевых машин, погибло до сотни солдат и офицеров.

- Отдавая долг памяти погибшим, хочу сказать, - говорит Маев, - что все это произошло еще и из-за недостаточной опытности командиров, которые не смогли правильно организовать бой, имея безусловное превосходство в силах и средствах над противником. Это урок не прошел для нас даром. Взамен Майкопской бригады в Чечню была направлена 161-я мотострелковая бригада. Ее командир воевал в Афганистане - имел боевой опыт и представление о том, как и где должны применяться танки. В результате с января до июня 1995 года его бригада вообще не имела потерь бронетанковой техники. А во вторую чеченскую кампанию потери бронетанковой техники у нас были вообще незначительны - 10 машин (это составляет всего 10 процентов от потерь первой чеченской кампании. - "Известия").

Кроме боевого опыта есть еще и чисто технические особенности ведения современного боя с использованием танков. Например, как говорят в ГАБТУ, если бы наши машины сопровождали вертолеты или созданная на Уралвагонзаводе на базе танка Т-72 многофункциональная боевая машина поддержки танков, исход городского боя мог бы быть иным. Конструкторам БМПТ удалось одновременно разместить на ней спаренный блок автоматического артвооружения - две 30-миллиметровые пушки, четыре пусковые установки управляемых противотанковых ракет, пулемет типа "Корд", два автоматических гранатомета. Благодаря этой огневой мощи машина способна "достать" на дальности до 5 тысяч метров и танк, и "сверхзащищенную" долговременную огневую точку. По словам военных, боевая эффективность одной БМПТ превосходит два мотострелковых взвода - 6 БМП и около 40 человек личного состава.

Дальше идут разные интересные слова о том, что с трёх человек планируется уменьшение танкового экипажа до одного-двух операторов, с логически вытекающим требованием высочайшего класса подготовки этих операторов — даже опыта трёх-пяти лет срочной службы для работы с таким оборудованием и решения боевых задач не хватит, не говоря уже о том, что работа в таком расчёте подразумевает очень высокий уровень отбраковки претендентов. Если действительно всё будет так радужно (а на масштабе длиной в 20 лет так оно и есть — не будет контрактной армии к 2011-му, значит, будет к 15-му. Или 24-му. Долго запрягают, но потом поди сними их), то танковые училища превратятся в такие же престижные учреждения, как и лётные, сравнявшись с теми по привлекательности.

Для сравнения, и для того, чтобы было лучше видно картинку в перспективе, можно просмотреть ещё вот эту запись: Армия США: версия 2004, с цитатой о реформировании и общем направлении эволюции американской армии, и ссылкой на сам материал о „творческих планах“ штатовских военначальников.

  • Current Music
    05 — Dj Tayla
vanity

[ L ] Будущее капитализма: под длань империи

В рамках осмысления Тоффлера и социальной эволюции: ещё один любопытный текст, из тех, что нужно обязательно вырвать из журнала и сложить себе в подшивку после прочтения, чтобы потом выписывать упомянутые источники и углубляться при необходимости: „Будущее капитализма: под длань империи“ Георгия Дерлугьяна, которую напечатал новый Эксперт.

Цитату дать сложно — читать текст лучше в офлайне и обязательно целиком, это всё же полноразмерный материал, который нужно анализировать, а не пробегать глазами. Разве что вот, небольшой фрагмент:

Только ли в жадности тут дело? Неожиданный ответ дает Ричард Лашманн, книга которого «Капиталисты вопреки себе» в 2003 году завоевала высшую награду Американской социологической ассоциации. Лашманну удалось систематически показать, что переход к капитализму на Западе в XV-XVIII веках осуществила не зародышная буржуазия, как пишут в учебниках, а сами бывшие феодалы, которые поколение за поколением решали на своем микроуровне проблемы, связанные с усилением королевской власти, неповиновением крестьян и проникновением денежных отношений – покуда графы, бароны и епископы не превратились в титулованных предпринимателей и не изменили всю социальную среду.

Лашманну, таким образом, удалось отследить на реальном историческом материале эволюционные мутации в человеческом обществе. В последних своих статьях он утверждает, что мы сами сегодня вступили в период социальной мутации. Один из признаков этого он обнаруживает в корреляции между ростом потребления элит и бюджетными затруднениями государств современного мира. Аналогичные проблемы преследовали Тюдоров, Габсбургов и особенно олигархическую Речь Посполиту, в итоге исчезнувшую с карты. Тогда проблема разрешилась буржуазными революциями и пролетарскими забастовками, которые после 1800 года привели к созданию совершенно новых налоговых аппаратов, социальной защиты, а также более демократичных вкусов потребления.

По Лашманну, сегодня имперские амбиции Вашингтона спотыкаются о давление верхней фракции элит в сторону снижения налогов. На щедрость у Вашингтона средств не остается. Вопрос в том, разрешится ли это противоречие путем новой социальной мутации, которая приведет к появлению совершенно иных социально-экономических институтов, или крах США уничтожит мир, каким мы его знали, как падение Рима похоронило античность.



  • Current Music
    01 — Dj Tayla