April 12th, 2004

vanity

Фонетические различия // акценты и их влияние на восприятие

Оказалось, что мой слух жёстко приспособлен к московскому-питерскому произношению, и любой акцент его сбивает начисто — приходится переспрашивать снова и снова, чтобы понять, что же имелось в виду — обдумывая варианты интерпретации той или иной фразы или слова. Это было бы удивительно, если я сталкивался с этим в первый раз.

Покопавшись в памяти, обнаружился аналогичный случай, когда мы общались в МСК с leveret во время её приезда — там тоже в первое время было очень непривычно слышать иное „звукосложение“, и подстраиваться под эти особенности. Кстати, на фоне „активного“ украинского акцента оттенки голоса pale_fire действительно выглядят почти масковскими, с редкими белыми пятнами.

В ближайшее время мне в Киев явно не ехать — не пойму ничего ведь. Мне в Пятигорске-то было сложно общаться с коренным населением, которое на своём северо-кавказском ставропольском диалекте общается с характерными южными оттенками, но это лишь оттенки, а не сильный акцент активного носителя другого языка.

При этом, у меня возникает сильное ощущение, что дело не столько в акценте-языке, сколько в настройке на индивидуальные интонации каждого человека — в своё время прогуляв по Москве с несколькими американскими и английскими профессорами, проблема „подгонки“ вставала неизменно, в то время, как у моей напарницы такой проблемы не было — она после какого-то момента общей практики стала слышать их нормально, мне же каждый раз приходилось тратить по полчаса-часу активного диалога (активного настолько, насколько это вообще возможно в условиях, когда ты не понимаешь до половины слов — и останавливаться нельзя, так как чем меньше говоришь/слушаешь, тем медленнее встраиваешься в собеседника), чтобы только войти в ритм.

Так вот, в общении с масковскими же (и питерскими) людьми выяснилось, что те же самые час-полтора мне нужны и с ними, то есть это время неизбежно уходит на изучение манеры речи и структуры предложений конкретного человека. Неэффективность (с точки зрения общения в больших группах) потрясающая, зато в результате получается услышать некоторые несказанные или неверно использованные слова за счёт моделирования в голове потока сознания этого конкретного собеседника, из которого и берётся „корректирующая“ часть.

Резюме из всего этого следует простое — общаться надо больше, чтобы база совпадений и „слуховых“ привычек была как можно шире.



vanity

К вопросу об организации классификаций (и не только) // естественная логика против машинной

В системах, где визуальная организация подчиняется неким формальным правилам, и эти правила далеки от привычных требований языка, иногда приходится чем-то пожертвовать. Так, у меня в клие есть ключевые слова rd* (rdPKD, rdAdams, rdDoctorow и т.д.), а в del.icio.us появились искуственные иерархии в виде person/NicolaTesla. Всё это возникает потому, что система группирует при выводе записи по алфавиту. И именно поэтому некоторые логические маркеры приходится перерабатывать и, лишив получеловеческой логики (ну, а какая может быть человеческая логика в маркере, где нельзя вставить знак амперсанда?), обращать в логику окончательно машинную.

Например, список категорий может получить целый визуальный блок R_D*, в который будут входить R_D_IBM, R_D_Infineon, R_D_HP и многие другие, похожие блоки, вроде design*: design/web, design/interface, design/interaction.

Всё это поначалу кажется неудобным и непривычным, как всё нечеловеческое, но как только urbansheep реализует (судя по скорости разработки — к следующему году) свой вариант группировки категорий, существующие неудобства покажутся некоторым пользователям молочными реками с кисельными берегами, а не одним из кругов „ада для неинфоархов“ (карманное издание, версия пробная, ограниченный тираж).


souloveme?

[ L ] Project Hosting: Gna! и Savannah


souloveme?

Внутренние диалоги // Коммуникативная перегрузка? Ха!

— Можно я припаду к твоему плечу и немного пострадаю молча?

— Валяй, а что случилось?

— Во-первых, меня никто не любит. Во-вторых, меня никто не любит, в-третьих, меня... Эм... нет, не так, в-третьих, всё программное сегодня идёт не так, рушится и сыпется. Зато идёт волна общения с разными людьми, которую мне удаётся пока кое-как выдерживать, но три уже пять клиентов и десяток длинных и разных звонков туда/обратно за два часа, параллельно с попытками выправить сервер, кое-как царапающийся с LA 45, с объяснением, почему сейчас заблокирован сендмейл, с формулированием для клиента решения его проблемы, с объяснением начальству того, что происходит — это всё перебор. Выматывает дико. Не физически, эмоционально.

— Подумай о чём-нибудь приятном. Например, о том, что дома тебя ждёт кура-гриль с томатным соком. И жизнь твоя срочно станет исправляться — нужно будет только продержаться следующие полтора-два часа. Я с тобой, всё будет хорошо. (Это у нас теперь называется „страдать молча“, я не поняла?)

Мы сейчас с тобой пообнимаемся, выпьем чаю, почувствуем себя нужными и хорошими, придумаем что-нибудь про то, что мы нежно любимы и не кем-нибудь там, а. Вот. Это сделает ли твои два с половиной часа, оставшиеся от рабочего дня, легче и счастливее, как ты думаешь?

— Не знаю. Должно. Быть нежно любимой — это приятно. О тебе тогда заботятся, проявляют к тебе внимание, не дают замкнуться в себе и чувствуют, что именно и когда тебе надо. Это же здорово...

— Ну вот, молодец. Состояние вспомнила, теперь мы его тебе сейчас восстановим на пару часов, потом немного отрефреймим прошедший день (вспомни симпатичную зайку по дороге на работу!), поставим пару позитифф-рельсов в будущее и всё будет как надо.

— Да... Хорошо это у тебя выходит. Легко как-то. Весело даже, я бы сказала.

— Ничего удивительного — все хорошие вещи делаются в весёлом и радостном настроении, даже если приходится разгребать авгиевы конюшни. Неважно что. Важно — как, и для кого. Раз уж к тебе я по меньшей мере неравнодушна, и при этом, судя по твоему „меня никто не любит“, моя личная приязнь тебе не поможет (мы же знаем, что ты говоришь о ком-то конкретном, аха?), то мне остаётся лишь „невзаимно“ тебя поддержать и сделать твою жизнь немного иной.

— Нет. Ни о ком конкретно, потому что меня никто не любит. Даже ты. Но вот идея с иной жизнью, кажется, работает.

— Никто? Ну хорошо, раз тебе так нравится думать об этом, то пусть будет „никто“. Сама идея мне представляется абсурдной, но так как в загруженном состоянии ты представляешь из себя страшное чудовище, спорить с тобой не стану. Кура гриль, Обнимающая-тебя-я, долгие интеллектуальные диалоги (хи-хи) и масса моего внимания совершенно безвозмездно у тебя считай, что в кармане.

— Спасибо... Нет, ну вот ведь скажи, а ты меня правда?

— Правда, глупая.

  • Current Music
    Ninja Tunes - Up, Bustle & Out / Hip Hop Barrio
vanity

В чём смысл отключения комментирования

В ответ на реплику Берка.

Когда что-то происходит в первый раз, люди имеют привычку реагировать настороженно и аккуратно, не давая себе пойти на риск и сделать что-то необычное. Иногда они получают по носу, временами проваливаются по колено в невидимую яму со снегом, или напротив, открывают для себя загадочное тихое место посреди города, который для всех остальных исхожен-привычен. Это туристы-одиночки.

Когда что-то происходит во второй и третий раз, люди уже более-менее могут представить себе возможные опасности, но с интересом исследуют новые возможности. Они раскапывают неочевидные ходы, „взламывают“ привычные для других шаблоны поведения и восприятия. Это ученики. Иногда — это застрявшие в стадии накопления знаний люди — диггеры и хакеры (в исходном понимании MIT), любопытные и неугомонные, которые сумели сохранить остроту восприятия, несмотря на то, что занимаются своей темой не первый год.

Когда что-то происходит в седьмой и десятый, а равно и двадцать третий раз, люди мало представляют себе реальную обстановку и реагируют по шаблону — у них есть другие, более насущные дела, чем бродить по улицам в поисках зелёной двери в белой стене, или придумывать двадцать одну причину того, почему то, что они видят, в реальности не существует. Они по-своему „отранжировали“ всё, происходящее в жизни, и относятся к событиям по своим привычным лекалам. Со временем лекал становится всё меньше, а стереотипность мышления приобретает характер „второй натуры“, отражающей якобы личные особенности своего хозяина.

Это нормальные люди, живущие по многу лет в браке и работающие в одном и том же офисе уже четырнадцатый год, иногда проклиная его, но чаще просто не желая об этом даже задумываться.


Мне стало надоедать, что какие-то, часто похожие, события, интерпретируются одинаково — бритва Оккама в применении к некоторым текстам и ощущениям срабатывает некорректно из-за того, что эти самые тексты и ощущения провоцируют и ожидают сложное восприятие, совершенно теряя игристость в упрощении (желающие могут почитать длинные тексты moedusa и посмотреть вглубь них).

В определённый момент простые комментарии по отрицательному воздействию перевешивают редкие интересные реплики, и тогда появляется смысл в отключении возможности комментирования совсем — кому надо, тот всегда находит в себе достаточно храбрости и времени в своём графике, чтобы вмешаться в чужие мысли своим письмом или запиской по телефону/ICQ.

А всем остальным, значит, и не надо — и это их право. Нам же только проще.