October 22nd, 2004

souloveme?

[ Q ] Сам Овца // Андрей Макаревич

Пожалуй, больше полугода уже прошло с того дня, когда я проскакал глазами по электронной версии книги Макаревича „Сам овца“. И никак не было подходящего случая повесить эту ссылку с цитатой так, чтобы одновременно она и ложилась бы в атмосферу, созданную записями и настроениями френдов, и передавала бы многогранность рассказанной притчи.

«

Когда я был совсем маленьким, моему отцу доставляло огромное удовольствие, посадив меня к себе на колени, заговорщическим тоном промолвить: «Молодец – против овец. А против молодца?..» И я, замирая от восторга, торжественно произносил: «Сам овца».

Это необыкновенно радовало моих родителей. Мне же в ту минуту виделась картина, не имевшая никакого отношения к истинному смыслу пословицы.

А видел я бескрайнее туманное поле – поле предстоящей битвы. Слева располагалось русское войско – на конях, в островерхих шлемах, как в фильме «Александр Невский». Справа до горизонта мрачно теснились овцы. От человеческого воинства отделялся и выезжал вперед Молодец – витязь-богатырь вроде Микулы Селяниновича. Навстречу ему из стада овец выдвигался их предводитель – мощное и свирепое животное: Сам Овца. Они медленно сближались.

Поединок Молодца и Самого Овцы определял исход всей дальнейшей битвы. Картина получалась грозная и торжественная.

Только много лет спустя, мне вдруг открылось общепринятое прочтение этой крылатой фразы. И я, надо сказать, был сильно разочарован ее убогой назидательной мудростью.

Конечно, в детстве я был не один такой странный. Два моих товарища в разное время признались мне, что первая строчка русской народной песни Шумел камыш, деревья гнулись вызывала в их сознании образ некой мыши-шумелки. Которая, видимо, шумела так, что гнулись деревья.

»

Сам Овца — это превосходный образ, а в сочетании с напоминанием об общепринятом прочтении поговорки Сам Овца превращается в образ ещё и сюрреалистичный — ровно такой же, каким является Сам Овца у Мураками, живущий в параллельном пространстве и настолько же параллельный всей нашей реальности.

А вот шумелка-мышь — это прямой мост на нашу любимую тему о не так услышанных песнях, что, в данном случае, добавляет образу Самого Овцы детской трогательности и ностальгичности. Не знаю, почему так. Близость предложений друг к другу, наверное.

upd: ещё там есть про „поздно и иначе“:

«

Ах, как мне хотелось иметь настоящий маленький «Мессершмит-109»! То есть не настоящий, конечно, а точную копию, изготовленную из чего-нибудь более вечного, чем пластилин. Я представлял его себе в деталях: сантиметров двенадцать в размахе крыльев, серо-синего цвета с металлическим отливом, фонарь кабины прозрачный, а на фюзеляже видны ряды крохотных заклепочек.

Тогда я еще просто не мог знать, что такие модели существуют в природе — в Советском Союзе их не производили, а из-за границы отец пока ничего подобного не привозил. А поскольку я не мог даже предположить существование чего-то такого подобного, то я и не мог попросить отца привезти мне это. Но прошло несколько лет, наши с Димкой игры закончились, мы с отцом стали собирать модели самолетов, и однажды он привез мне именно такой «Мессершмит» — и размеры, и цвет, и даже заклепочки на корпусе совпадали. Я держал его в руках, потрясенный, и думал, что он мог бы принести мне куда больше счастья, попади он ко мне лет пять назад.

Удивительно, что такое происходило потом со мной много раз: я становился обладателем объектов своих самых заветных мечтаний, но всегда это происходило много позже, когда уже и штука эта не очень-то была нужна, и в путешествие это хотелось не так, как тогда, и по женщине этой уже давно не страдал. Мне даже виделась во всем этом какая-то система, за которой был скрыт очень важный именно для моей жизни смысл. И пару раз мне казалось, что вот-вот он будет разгадан. Но — так и не разгадал.

»



  • Current Music
    Chicane - Autumn Tactics
souloveme?

[ L ] Massive Change

Идеи Папанека о проникновении дизайна под пластиковую кожу общества, чтобы изменить и оптимизировать, улучшить и перестроить жизнь, продвигаются среди дизайнеров, которые больше, чем просто дизайнеры.

  • Massive Change: a project by Bruce Mau Design and the Institute without Boundaries.

Institute without Boundaries

The aim of the Institute without Boundaries is to create and support a new breed of designer, who is, in the words of Buckminster Fuller, a “synthesis of artist, inventor, mechanic, objective economist, and evolutionary strategist.” Each year, therefore, the IwB is reformed as a small "renaissance team", whose varying backgrounds, interests and capabilities bring fresh insights and solutions to real-world design projects.

Bruce Mau Design

Bruce Mau Design collaborates with some of the world's leading architects, artists, writers, curators, academics, entrepreneurs, businesses and institutions. Since its inception in 1985, Bruce Mau Design has gained international recognition for innovation across a wide range of business and cultural disciplines.