October 31st, 2004

vanity

Официальная точка зрения и окружающая реальность — недостаточность

Обдумывала сегодня о том, как происходящее в жизни находит отражение в журнале, а потом написанное в журнале отражается в жизни — в чужих репликах и в чужих разговорах, мыслях. Кто-то спрашивает — а почему ты написала так, а не иначе? А с тобой всё в порядке? Получился в итоге забавный „официальный текст“:

«

Не всегда высказанное в журнале совпадает с официальной точкой зрения.

Не всегда официальная точка зрения отражает истинное положение дел.

»

Это довольно забавное противоречие — сказанное в журнале стоит прояснять в личных беседах, а личные беседы проще всего фиксировать и прояснять в журнале, после чего возникает хороший шанс уточнить написанное в очередном диалоге. А иначе оказывается, что сказанное-лично отражает „официальную точку зрения“, которая может быть приглажена и прилизана под собеседника, чтобы успокоить его или дать понять немного больше. А может быть и наоборот — жёстким барьером, который отрезает человека от любых дальнейших сведений. Такое глянцевое пиарменское:

«

Благодарим вас за внимание и сотрудничество, Галактический Информаторий в настоящий момент переходит на Новый Уровень Сервисного Обслуживания. Это позволит нам обслуживать наших коллег и клиентов по высшим стандартам качества.

Нежнее. Ещё Нежнее.™

»

Мне иногда по этой самой причине различия между „мнением в журнале“ и „мнением официальным“ интересно наблюдать, встав в сторону. Позволяет понять немного больше о себе, любимой, и о ситуации в целом, о том, что происходит, и кто как на это влияет.



  • Current Music
    goodbye sadness (tristeza) — Astrud Gilberto
vanity

[ Q ] Триста слов для „друга“

«

One eskimo speaking to another eskimo. The first eskimo says, "You'll never guess what. Those social software people have three hundred words for 'friend'."

»

По идее, второй эскимос должен спросить „а где оно, такое племя людей социального софтвера, обитает?“



  • Current Music
    goodbye sadness (tristeza) — Astrud Gilberto
vanity

Daydream Note // Hayao Miyazaki

Шикарный подарок от dimere — отсканированное... издание (за неимением лучшего термина) под названием „Daydream Note“, которое целиком состоит из рисунков Миядзаки вперемешку с рукописными комментариями (на японском, поэтому мы пока в благоговейном пролёте, пытаясь кое-что кое-где понять из самих рисунков). Посвящено оно всё целиком технике первой половины прошлого века — последним, новейшим тогда, винтовым самолётам, подводным лодкам, кораблям и танкам, всему тому, что было нарисовано для Порко Россо (если эта свинья, постоянно тусующаяся на полях страниц и сидящая в самолётах, не врёт).

143 скана, из которых:

  • 47 — обложки самого альбома и между разделами, которые никак особенно не оформлены
  • 10 — Daydream Talk, комментарии самого Миядзаки о прототипах, с фотографиями, изложенные в не менее японских иероглифах, чем всё остальное.
  • 6 — сканированные развороты! Там, где картинки раскладывались целиком по двум страницам.
  • 81 — оставшиеся, самые вкусные и грандиозные страницы.

На большую свою часть грандиозные страницы заполнены рисунками, которые сочетают в себе сразу несколько „подстилей“ — от скетчей и проекций всевозможных агрегатов до сторилайнов, иногда превращающихся в натуральный комикс. И всё это неприлизанное, освежающе не компьютерное, передающее именно настроение рисовавших всё это пальцев. Вот в таком разнообразном окружении и происходит большая часть рассказов, написанных иероглифами, тоже от руки, что придаёт альбому дополнительное ощущение естественности, „настоящести“.

Но самое главное — это сами рисунки, конечно. Миядзаки известен своими потрясающими конструкциями, которые одновременно и реалистичны, и в то же время совсем не от мира сего. Вот и здесь это чувствуется в полной мере. Моё огромное спасибо dimere за такой подарок. Восемьдесят страниц удовольствия!

upd: отдельно надо сказать про схемы, которые встречаются то тут, то там — интересные образцы инфографики „от руки“, очень напоминающие наши сегодняшние наброски и схемы, касающиеся уже совсем не механических агрегатов.

  • Current Music
    03 Suede — Ken Nordine
vanity

День когнитивных удовольствий // Нордайн, Sci-Fi jazz и Миядзаки в нашей обычной осенней жизни

Вселенская энтропия решила, что запуганного ею ьорбаншипа нельзя оставлять так, без внимания. Поэтому в пятницу появилось четыре человека, которые сказали „а не пойти ли нам ли погулять-в кино-чай-кофе-потанцуем?“ На мой молчаливый ступор вселенская энтропия притихла, а мы вчера мило прогулялись, в совершенно восхитительной женской компании (иметь красивых подруг — это здорово). Поэтому коммуникативный голод отчасти утолён.

А сегодня утром выяснилось, что:

  • Альбом Миядзаки уже ждёт своей доли внимания
  • Кен Нордайн, который в последнее время встал в wishlist и активно разыскивается по всяким норам, вылился в альбом Twink, усилиями суслика лёгший за ночь тихой сапой на винт
  • На эмбиенсе обнаружился Science Fiction Jazz volume 4, неанонсированный, и для меня ставший сюрпризом. Но закачан девять дней назад, и, наверное, у меня было подходящее настроение, чтобы его туда забросить. Пришлось искать локальную версию.

Нордайн образца 67-го года оказался выше всяких похвал („A world where windshield wipers fall in love and some people making a business out of licking lampshades“). Про рисунки Миядзаки уже написано... А Science Fiction Jazz оказался таким же ровно-хорошим, как и 7-й выпуск


  • Current Music
    slipped disc — luke vibert
vanity

Coffeecardgames, первый заход

А мы вчера с моей прекрасной спутницей, наслаждаясь сытым теплом в ШК на Таганке, кстати, отметились таки на двух трёх открытках, написав на них что-то, в уголке оставив ссылку на coffeecardgame. Так что для меня начало тоже положено.

Из открытий

Во-первых, удивительно, но оказалось сложно писать импровизацию. Поэтому из стопки открыток, которые, по привычке, унесены с собой из кафе, будут браться некоторые, чтобы на них что-то медленно рисовать, и по мере возвращения в кафе, открытки будут снова вкладываться в свои стойки.

Во-вторых, я неожиданно забыл, как называется игра, и какой у неё поисковый штампик — с s на конце, или без него. В результате, по оставленной ссылке „ищите в яндексе coffeecardgames“ никто ничего не найдёт. Зато оказалось, что кое-кто придумал в качестве названия простую фразу „Открытые открытки“, которая даёт теперь совершенно однозначную наводку в поисковиках:

Нехорошо себя хвалить, но если не я, то кто? Посмотрим, как пойдёт.

  • Current Music
    MC Conrad-Futures Call (Re-Mix) — VA
vanity

Внутренние диалоги // Страшно? Поправим.

— Ты тут чего-то боялась, мне говорят, — и она забрасывает в рот пластинку двумерного клубничного стиморола, задумчиво рассматривая архив записей в палме. — Мол, тебя всё пугает, и это становится тормозом на пути к великим свершениям.

— Так... И что? — сестра её ещё не понимает уже складывающееся направление разговора, а потому ей сложно приготовиться, будет ли это дружеская выволочка, или нежное и сочувственное сестринское похлопывание по больной теме. Мухобойкой. Подозрительность у обеих в крови, но и доверчивости — хоть отбавляй. — Да. Действительно, „страшно“ — это такой модный тренд последней недели. Я думаю, скоро пройдёт, а пока присутствует.

Подумав, наша первая сестра чему-то кивает, постукивает кончиками пальцев по клавиатуре, и, с сомнением во взгляде вытаскивает из-под сваленных на столе бумаг небольшую папку с обложкой из кожзама, и негромко, словно сама с собой, что-то говорит. — Чёрт его знает... Неделю, говоришь... Может, и опоздала я. Хотя вряд ли, конечно. Невовремя эти события не происходят...

— В общем, я к чему это всё, — оживляется она, продолжая, положив папку перед сестрой, открывая её и перетряхивая страницы, вытащив нужную распечатку, уже раскрашенную розовым лайнером: отдельные абзацы отчёркнуты, а на полях знакомым печатным почерком стоят то фразы, то целые предложения. — Выяснилось, что на этот случай у нас с тобой уже есть (непромаркированный, кстати, а потому отсутствующий и в utx, и в памяти) прекрасный список вещей, которых мы не боимся. Раз их не боимся мы, значит, не боишься и ты, логично?

— Ну-ка, дай посмотреть, пожалуйста, — пододвигая к себе веер листов, „запуганная девушка“ пробегает их пальцами и глазами, переводя взгляд на сестру, остановившись двумя пальцами на абзаце, дописанном розовыми чернилами. — Слушай, это же наша ситуация. Один в один, да... — и девушка явно выглядит ошеломлённой.

В розовых буквах оказывается история, которая дописана к списку, и обрамляет его, добавляя глубины и объясняя, что именно этот список должен значить для самих девочек, которые будут читать его через несколько лет. Получается, что с учётом сегодняшних позиций список был составлен и написан так, чтобы отвечать на сегодняшние вопросы, отражаться в сегодняшних символах и решать сегодняшние задачи.

— Вот это да... Я, конечно, знаю, что мы с тобой иногда бываем непредсказуемо вне-временными, но это уже просто сюр какой-то. И лучшего средства для борьбы с моими сегодняшними страхами не найти. А как ты вообще вышла на эту запись-то?

Сестра загадочно улыбается, поджав губы и попытавшись стать похожей на Джоконду. Ей это не удаётся, так что она достаёт из той же папки несколько открыток, и несколько листков бумаги, среди которых оказывается старый билет на поезд.

— Это получилось странно. Я, понимаешь ли, дорогая моя, решила разобрать на столе и начала сортировать открытки на „это в одном экземпляре, а это нет“, когда из стопки вывалился ж/д билет. Так как он на 12 декабря до СПБ, то мне стало интересно — а не тот ли это билет, по которому мы с тобой ездили в СПБ в последний раз, когда было ещё, к кому ездить. И я полезла в журнал. 2003 — нет такого рейса. 2002 — нету. 2001 — тоже нету. „Что же за ерунда“ — думаю — и копаю дальше. Оказывается, что билет, скорее, из первых, а не из последних (и лежал на столе с 2000 года! Рекорд, по-моему).

Так что я разобралась, написала на нём сзади 12/12/2000, и убрала его подальше с глаз долой. Но журнал остался открытым на декабре 2002, так что я прошлась на день-другой вперёд, читая, что там происходило. И нашла это. И вспомнила про забивающуюся в угол тебя. Прочитала внимательнее, и дальше я испытала тот же шок, что и ты, — поэтому и решила распечатать и кое-где дописать сегодняшние слова, чтобы для тебя это было ещё нагляднее, и ты сразу поняла мою мысль. Вот.

— Мда.... У меня даже слов нет. Оставь мне эту ссылку, я с ней ещё поработаю.



  • Current Music
    Don't Let The Man Get You Down — Fatboy Slim
vanity

[ Q ] Меньше хрома!

Оказалось, что есть прекрасная фраза, аналог „ближе к телу!“, но более глянцевая. Высказана была в обсуждении ноотроп-деактивации, и идеально отражает наше нетерпение, желание подогнать и подстегнуть собеседника говорить быстрее, чётче, ёмче. Особенно в тех случаях, когда кто-то привык объясняться, выдавая огромную порцию контекста, рассказывая всю историю какой-нибудь маленькой заклёпки прямо от Авраама. Ко мне, кстати, это тоже часто относится.

«

Меньше хрома!

»



  • Current Music
    slipped disc — luke vibert