December 8th, 2004

souloveme?

[ Q ] Использование космических аппаратов для горного дела

«

Испытания на полигоне в Плесецке показали, что советскими космическими аппаратами можно бурить землю. Вот уже третий месяц живущие в радиусе 80 километров сельские жители рассказывают друг другу про громыхающих подземных кротов, ночами пробирающихся по болотам и никак не тонущих.

»

Судя по всему, ©urbansheep.

  • Current Music
    Puutarhassa - Pekka Streng
souloveme?

[ Q ] Что заставляет двигаться творческого человека // Жонглирование знаниями

«

I once asked advertising legend Carl Ally what makes the creative person tick. Ally responded, „The creative person wants to be a know-it-all. He wants to know about all kinds of things: ancient history, nineteenth century mathematics, current manufacturing techniques, flower arranging, and hog futures. He never knows when these ideas might come together to form a new idea. It may happen six minutes later or six years down the road. But the creative person has faith that it will happen.“

I agree. Knowledge is the stuff from which new ideads are made. Nonetheless, knowledge alone won't make a person creative. I think we've all known people who knew lots of facts and nothing creative happened. Their knowledge just sat in their crania because they didn't think about what they knew in any new ways. The real key to being creative lies in what you do with your knowledge.

Creative thinking requires an outlook that allow you to search for ideas and play with your knowledge and experience. With this outlook, you try different approaches, first one, then another, often not getting anywhere. You use crazy, foolish and impractical ideas as stepping stones to practical new ideas. You break the rules occasionally, and explore for ideas in unusual outside places. And, in the end, your creative outlook enables you to come up with new ideas.

»

Эта универсальность и желание всё знать, здорово пересекается с хайнлайновскими установками того, что человек должен быть универсален, и развитие его и интересность существования заключается в постоянном изменении, в постоянном поиске применения своим знаниям и умениям. Никакой стагнации, никакой прямолинейности. По мере сил — во все стороны и вгрызаясь во всё, уточняя и переставляя приоритеты снова и снова.

Александр Любищев, кстати, ставший примером эффективности для очень многих людей, несмотря на свою глобальную и в то же время узкую задачу по созданию энтомологической таксономии, представлял собой именно широко эрудированного универсала-синтетиста.

Хайнлайн как написал в 50-м году о том, что „Величайший кризис, который нам нужно преодолеть, — это не атомная бомба, не коррупция в правительстве, не наступающий голод, не моральный облик молодёжи. Это кризис в организации и доступности человеческих знаний., так и констатировал через пятнадцать лет, что новые специалисты, которые интегрируют знания, уже появляются, но настолько редко и неуверенно, что этого абсолютно недостаточно для активно развивающей, работающей, генерирующей всё новое и новое знание цивилизации. Сейчас, 40 лет спустя, сложно сказать, что произошли какие-то значительные прорывы в области управления знаниями и их использования.

Вот чего Хайнлайн, как мне кажется, не учитывал (вернее, не стал явно писать об этом), так это что синтетический подход должен закладываться не на уровне профессии, а в культурном и воспитательном слое, где формируется вся основа дальнейшего познания и восприятия, на том этапе, где человек узнаёт, как ему учиться всю оставшуюся жизнь. Иными словами, синтезирующим должно становиться само общество, а не просто отдельные проектировщики опыта, юзер-ресёрчеры, менеджеры-администраторы разных мастей и управляющие знаниями.


... У меня есть привычка переводить иногда фамилии с языка на язык (когда их происхождение понятно, или само слово оказывается „переводимым“). Так вот, Карл Элли из приведённой цитаты вполне себе оказывается „Карлом Дружковым“.

vanity

Похвалы российскому бумажному Forbes, или „как развивается масковская деловая пресса“

Большой информационной радостью стал для меня российский Forbes — профессиональный, стильный, очень весь аккуратный и „взвешенный“. В нём слились все лучшие черты советской масковской деловой прессы.

Почему пресса „масковская“, а не российская: выяснилось, что, как минимум, в СПБ существует свой рынок деловой прессы, который движется со стороны Европы и Скандинавии. Он имеет свою специфику, а так как я за ним наблюдать не имею возможности, то и не слишком хочу обобщать своё мнение.

Также, видя, что Эксперт выпускает несколько региональных подизданий (Северо-Запад, Урал, Казахстан), я могу предположить, что и в Новосибирске, и в ЕКБ есть свои рынки и свои деловые издания, со своей спецификой.

Что в первую очередь бросается в глаза в Форбсе: визуальная подтянутость, сверхграмотная вёрстка и дизайн, которые обскакали, на мой вкус, даже издания ИД „Коммерсантъ“, раньше уверенно удерживавших первое место по вменяемости и в то же время оригинальности вёрстки, по единств стиля и качеству представления информации. В ноябрьском номере Форбса были (и продолжаются кое-где в декабрьском) сложности с опечатками и мелкими „недотяжками“ и выпадениями из общего стиля, но за в остальном высочайшее качество их можно простить.

Иллюстрации и графики грамотные и наглядные, на текст не давят и ни откуда не выпирают, очень ровно поддерживая высказываемые тезисы или объясняя детали. Выноски, акценты, типографика, индексы, фотографии — всё очень понравилось. Красивый такой деловой глянец.

Ноябрьский номер „Форбс“ я купил на пробу (во время прогулки с evr), и получилось так, что мне пришлось сравнить его с „Всё Ясно“ — изданием, уникальность которого (точнее будет сказать: позиционирование которого) в том, что оно визуализирует информацию, делает её наглядной.

К сожалению, „ВЯ“, рассчитанное на странную нишу „полит-эконом-попа“, оказалось совершенно безвкусным набором разномастных графиков и иллюстраций, со среднего качества материалами, и ничего нового для меня не сообщило. Просмотрев и прочитав его, я остался в довольно сильном разочаровании. (Впрочем, у издательства „Секрет фирмы“, которое запустило этот проект, вообще какие-то странные журналы — сам журнал „Секрет фирмы“, который я честно пытался несколько раз читать, совершенно не располагает ни к доверию, ни к получению удовольствия от чтения.)

На фоне такой прессы Форбс, также купленный „на попробовать“, вызвал большой восторг.

Cерьёзность и качество информации Форбс можно сравнивать с изданиями, вроде Эксперта, к которой добавлен более рассудительный стиль подачи. После сравнения стало ясно, что в Эксперте очень неровные материалы — есть прекрасные, информативные, провокационные, которые хочется заложить закладкой и проиндексировать на будущее; и есть полуистерические, реакционные статьи, которые можно прочитать лишь как подборку своеобразно освещённых фактов, не более. Но в целом от Эксперта всегда остаётся довольно приятное и оптимистичное ощущение. С Форбсом иначе. Здесь всё подчёркнуто нейтрально, информативно и все суждения либо замаскированы в репликах тех, о ком пишут, либо в порядке выдаваемых фактов, либо суждения предлагается сделать читателю. Импонирует.

C Деньгами/Властью сравнивать не имеет смысла, так как там уровень в коммерсантовских изданиях уровень мне всегда казался довольно средним — слишком популярно, слишком предвзято, слишком неглубоко. „Компания“ или „Профиль“ больше похожи на „МК“ в деловой нише. C „Искусством управления“ (и его периодическими клонами, вроде всевозможных „Секретов Фирмы“) можно было бы сравнить, несмотря на различие формата — и тут бы сравнение оказалось тоже в пользу Форбса, качество статей и переводов выше, и касается это как родных российских материалов, так и переведённых.

Кстати, я сейчас точу зуб на Harvard Business Review Russian Edition, но пока ещё не наточил. Но уже скоро, надеюсь, так как качественный HBR имеет отличные шансы разом оставить позади всех игроков на рынке деловых „кейсовых“, то есть рассказывающих об успешных или провальных проектах, изданий, и я хочу посмотреть на это.

Новый, декабрьский номер Форбс я читаю уже третий день, и удовольствия испытываю от него даже больше, чем от прошлого номера — благодаря тому, что первое впечатление полностью подтверждается, и в списке источников данных у меня появляется что-то новое.

Ещё у Форбс есть важное достоинство — здесь нету разделения на Россию-и-мир, нету однозначного и явного исключения мировых тенденций (как это иногда сквозит в том же Эксперте). Материалы рассказывают о России и интересных с российской точки зрения людях и событиях, но при этом затрагивают и подключают в материал остальной мир, когда это нужно.

В общем, очень. Рекомендуется хотя бы полистать-попробовать. Тем более, что свои 2,8$ он оправдывает сполна.

  • Current Music
    before today — Everything But The Girl
vanity

Вторая похвала — американскому онлайновому NYTimes

Однако, тренд: очень большое количество науч-попа и эконом-попа (и тренд-попа тоже) идёт в последнее время из New York Times (с сайта, про бумажную версию судить сложно, ни разу не довелось читать). Причём, статьи, буквально за последний год, увеличились в среднем объёме, и при этом стали более насыщенными, более качественными. Редактора — молодцы.

Разумеется, моя оценка субъективна, и было бы интересно сравнить мои ощущения с мнением кого-то, кто имеет большой опыт и большую выборку, например seann. Но в целом — радостное наблюдение. Также, как и Форбсом — всегда приятно видеть чей-то успех, когда кто-то правильно делает свою работу, да ещё и приносит этим пользу тебе.

 
 

  • Current Music
    before today — Everything But The Girl
vanity

Какой вопрос вы себе задаёте?

У alexeilebedev я с месяц назад увидел красивое наблюдение о том, как различаются типы мышления людей. Тогда оно не успело меня сильно тронуть, а сейчас удачно легло в общую канву внутренних разработок по креативности. Вот цитата:

«

Я заметил, что мой мыслительный процесс сводится к тому, что я про себя всё время задаю какой-нибудь вопрос и пытаюсь на него получить ответ. Вопрос, который я чаще всего себе задаю, это: "Что можно здесь улучшить?"

Чтобы ответить на этот вопрос, я должен себе представить, каким что-то должно быть, и каким оно является. Любое несоответствие между тем, что есть и что должно быть и есть то, что надо улучшать. Если я вижу явное несоответствие такого типа, я склонен сказать "это недодумано".

Когда я спросил одного человека, есть ли такой вопрос, который он себе всё время задаёт? Он сказал да, мой вопрос: "Что будет дальше?"

Это принципиально другая линия мышления, которая приводит к другим поступкам, к другой жизни. Например, для такого человека "не подумать" значит не оценить исхода. Для меня "не подумать" значит шагнуть не в оптимальном направлении.

»

А какой вопрос всё время задаёте себе вы?

По теме


  • Current Music
    The Galaxy Chill Out 10-03-2002 — Chicane