Телефон — двигатель прогресса //

У меня есть пара слов про коммуникативные сервисы (читай = телефон). Я смотрю вот феерический 24 (вспоминаю при этом Prison Break), и думаю о том, насколько вся телефонная инфраструктура стала ключевой для любых событий. Стоит только в историю попасть универсальному любриканту сюжетов в коробочке с кнопками и звонком — и всё взлетает, ускоряется, превращается во что-то совсем другое. Возможность мгновенно связаться отовсюду со всем двигает окружающей реальностью куда сильнее, чем обычное общество потребления. И это впечатляет сильнее даже, чем интернет (интернет по-настоящему начнёт впечатлять как disruptive singularity device буквально лет через семь, пока оно ещё толком не начало взрываться, хоть и подбирается к тому).

Но так как это вообще-то мой маленький блог для никчёмных постов о личной жизни в стиле Кундеры (цитата из восхитительного Лёхи «ЛЕГО» Андреева), то на этом я пока и прервусь. (Вначале я вообще думал это написать сначала в твиттер, но туда не поместилось. Потом во френдфид, туда тоже не поместилось, а потом уже в тамблер, но в последний момент передумал, так как тамблер — для порно и дурацких цитат, а здесь ни того, ни другого). Резюме пока простое: универсальная телефония доставляет.

В общем, скорее всего, устройство на суперструнах нужно будет не для дурацкой телепортации кошек (или замены общественного транспорта, что тоже неплохо, но довольно скучно). А для того, чтобы абстрактный Коля мог позвонить своей абстрактной маме, находясь примерно в любой точке вселенной, не особо парясь о стоимости и зоне доступа. Вне зоны доступа для постсингулярного устройства ты можешь оказаться лишь в одном случае — не удержался, оступился и вляпался в параллельную вселенную, там углы между плоскостями метаизмерений сигнал экранируют, как известно.

Также см. «Телефон — орудие пролетариата // Вирусное распространение коммуникаций»



«Мне в Париж, по делу, срочно»

А, да, раз уж снова дошли руки до журнала — у меня тут довольно странный период в моей безработной жизни образовался. Я пока как бы считается, что работаю, но в то же время контракта у меня ещё нет, и вообще, на границе пришлось вместо работодателя только профессию писать, а то в посольстве засмеяли бы. Но это всё лишь половина истории. Другая половина состоит в том, что вместо того, чтобы плакать сиротой невостребованно в уголку, я рассекаю по европейским странам по бизнес-шенгену, в настоящий момент пребывая в городе Париже, наблюдая здесь хорошую погоду и довольно обычных, но симпатичных в целом людей, которые говорят на красивом, но ни разу не понятном языке.

Интернет у меня здесь редкий, с 10 по Москве до пока не выгонят, и я вот иногда что-то пишу, пристаю к людям, а они мне рассказывают различные увлекательные истории в отместку. Так как компании у меня для прогулок нет (почти как в Москве, чёрт), то я вечерами шляюсь по бульварам в сторону своего отеля (до которого от интернета примерно десять минут медленным пешком), и сплю в комнате под жужжание двух ноутбуков.

Имею, кстати, добавить, что во мне за тысячелетие, прошедшее с интернет-крещения Руси, где-то в пальцах образовалась слепая печать, поэтому мне даже не требуется наносить лазерную гравировку на ноутбук, который умеет только QWERTY — руки легко набирают по-русски без всякой запинки (ну, разве что иногда). Не десятипальцевая, но слепая. Что приятно. Думаю, следующим этапом будет отсутствие необходимости смотреть на экран, а потом и потребность в клавиатуре пропадёт, и все мои набранные тексты будут неведомым образом попадать прямо в ткань бытия и влиять на окружающую реальность. В лучшую сторону.

* * *

Ну, и последней новостью на сегодня является сообщение напрямую от небесной канцелярии, доставленное через ООО Гугл Россия, а точнее рекламным модулем контекстной рекламы. Оно говорило со мной и сообщило, что Бог любит меня, не больше и не меньше. Предлагало ещё узнать, почему, но я не решился. Такие вещи, когда про любовь, обычно лучше узнавать лично. Так и живу теперь — с любовью и в неведении. Ну, вы сами знаете, как это бывает. А со мной это вообще довольно часто происходит.

* * *

Мозги, как обычно, у меня работают довольно хреново, поэтому сообразить, что на выходные можно было бы аккуратно из Парижев сбежать в Копенгагены или Эйндховены на пару дней, мне в голову не пришло. Простите, милые люди. Я про вас помню, но не думаю. Или наоборот? В общем, эти два процесса у меня между собой не связаны. Всех обнимаю, из Парижа это делать особенно удобно (никто не даст по моей невыспавшейся морде в кожаном пальте и в вельветовых джинсах).