:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

Суббота // часть номер раз

Московские улицы зимой становятся совершенно непривлекательны — холодная погода совершенно отбивает любое желание ходить своими ногами, только найти бы тёплое кресло или диванчик, устроиться в нём. По крайней мере, такие мысли были у меня вчера. И я умудрилась себя не разочаровать.

Вообще, со вчерашним днём мне очень повезло — разговоры, закончившиеся позавчера по традиции в три утра, оставили мне ровно шесть часов на то, чтобы проснуться в 9, когда я ждала звонка от кого-то одного — либо Шa_lee, либо от gorynych. Громадье планов — встретиться сразу с двумя очень хорошими людьми в один день — поражало. И тонко намекало, что не сложится либо одна, либо сразу обе встречи.

В 9 меня никто звонком не разбудил. В 10 я проснулась сама, трезво осознавая, что мне уже скоро, наверное, выходить, а когда и как это будет происходить — неизвестно. Головная боль нежно пульсировала где-то в передних долях, и некоторое время у меня даже были надежды, что всё пройдёт. Где-то около половины одиннадцатого я сама позвонила Горынычу, выяснила, что — да, встречаемся, лучше всего около половины первого где-нибудь недалеко от красной ветки. В итоге был выбран пункт общественного питания на переходе от „Арбатской“ к „Библиотеке им. В. И. Ленина“.

Я, как обычно, опоздала, приехав минут на 20 попозже, и, подойдя к павильону, буквально уткнулась носом в Горыныча, покупавшего себе в ожидании непонятно-кого кофе. Дальше было то, чего я не прощу себе никогда — проснувшаяся стеснительность не позволила мне подойти и сказать „Здравствуй, родной!“. Стоять мне в стеснении и с едва заметной улыбкой, пришлось минут пять, пока он сам в сомнениях не подошёл ко мне и не задал вопрос „а... это, случайно, не вы? И вы не откликаетесь на?“ Это, случайно, мы, и — да, откликаемся. Передача денег от tobe завершилась, а следующие минуты прошли в интересной беседе на тему „отличия между“, о творческих планах, и кратко — о ярких фактах прошлого и настоящего.

Лирическое о.: надо сказать, очередной опыт развиртуализации по традиции не разочаровал — Горыныч оказался совсем иным, чем я его себе представляла (как обычно). Гораздо более подвижный, при этом у него очень сдержанная, „в рамках“, жестикуляция; размахивающиеся движения, свидетельствующие о нашей любимой экстраверсии, редки.

Очень понравилось общаться, потому что переходы между „официальными“ словами и собственными ощущениями приятны и очень гармоничны. Горыныч оказался немного меньше ростом, чем мне казалось, и с роскошной шевелюрой гораздо темнее, чем я могла предположить: мне отчего-то казалось до встречи, что она должна быть порыжее. Впрочем, до встречи я-то его фото видела неоднократно, а вот он меня даже не представлял толком, пожалуй.

Да, и безусловно Горыныч старше, чем мне думалось. Причём, это проявилось скорее в темах — мне совершенно в голову не приходит сравнивать поколения, например, я уже давно отказалась сравнивать свои возможности и более молодых людей — они только начинают, у них по определению больше шансов и перспектив. Всё остальное в Горыныче про разницу в возрасте, как и принято в современном свободном обществе, вслух не говорит — мы все примерно одного возраста, встречаясь вместе.

Нюанс нашей с ним встречи заключался в том, что для меня Горыныч — хороший товарищ, давно знакомый и относительно хорошо известный. Для него же я, похоже, была не только самой собой, но ещё и в значительной степени „той самой легендарной urbansheep“, девушкой, которая обладает совершенно непостижимым охватом ситуации, следы которой находятся здесь и там, информации о которой столько, что понять, что правда, а что вымысел можно, но весьма непросто.

Это оказалось для меня некоторой неожиданностью — я рассчитывала, что в какой-то момент нашего с ним общения параноидальность натуры (столь хорошо знакомая мне самой) уступит место искусству задавать неудобные вопросы в стиле „а вы имели отношение к?“ Задавать мне вопросы и предоставлять мне самой выстроить тот контекст, в котором надо воспринимать ситуацию, — это зачастую лучшее решение.

В подобных случаях есть только одна серьёзная сложность, которая всё равно является только моей проблемой — в процессе рефрейминга я могу не подойти к ситуации творчески, и закончится всё это серым и невзрачным результатом — ситуация будет сведена к чему-то безликому. Мы с этим боремся.

Поговорив, мы тепло попрощались (прощались раз пять, неизменно продолжая, находя ещё и ещё темы и поводы что-то сказать и желая о чём-то договорить — отличительная черта „правильного общения“) и, наконец, разошлись.

По итогам утренней переписки, на Площади Революции в кафе Оранж меня должна была ждать Шa_lee...

[1] [2] /

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments