:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

  • Music:

Урок сегодняшней ночи // „задние мысли“

Вообще, мы с Ехо в задумчивости. Позволить мне снова забить на всех людей вокруг — это проявление силы или слабости? В своё время сестрица говорила одному товарищу, что меня, в общем-то, бесполезно и невозможно обидеть. В каком-то смысле это утверждение даже верно. Но сдаётся мне, что всё же обидеть меня можно.

Так что сегодня ночью я снова учусь забивать на всё, что мне непонятно, всё, что недосказано, и не давать сомнениям и самой себе придумать очередную белую обезьяну. Придётся... да... придётся.

Придётся снова прибегать к давно забытой технике „задних мыслей“, когда ты доверяешь партнёру настолько, что говоришь всё, что думаешь. Даже если это „неприлично“ говорить — подбирать слова, аккуратно складывать фразы и высказывать всё, что можно. Не один раз, не два, не три, а вести двойной диалог почти всё время.

Это можно было бы назвать вербальной подстройкой и восстановлением раппорта — когда вы вдвоём беседуете, и тут же, второй, третьей, четвёртой линией диалога выясняете отношение собеседника к происходящему. Изменения в настроении, реакции и характерные „взбрыкивания“ на те или иные словосочетания или темы...

У „задних мыслей“ (с которыми знакома и сестрица, когда ей вздумалось восстанавливать со мной нормальный режим общения; кроме сестрицы... кто же ещё... аха, ещё llla_leeли знает, что это такое, если, конечно, ещё помнит) есть только один недостаток: к хорошему быстро привыкаешь. Привыкнув к полномасштабному контакту и знанию всего, что с человеком происходит, начинаешь искать это в общении с другими. И если в офлайне подобное знание можно получить из невербалики, то в он-лайне всё, что говорят тебе другие люди, выглядит плоским и скучным.

Потому что „задние мысли“ помогают идеально и быстро настроиться друг на друга и говорить о том, что интересно обоим, а не вести абстрактные разговоры о том, „как дела? как работа? что ты делаешь?“ И именно привычка к обладанию полным знанием приучает к доверию и спокойному отношению к собственной открытости — собеседнику нужно знать о тебе всё, чтобы быть с тобой, жить с тобой и удачно и красиво войти с тобой в синхру. А тебе нужно знать всё о нём. Это приучает хранить чужие секреты.

Мешает каждый раз моя собственная привычка закрывать о себе всю возможную значимую информацию, которая может быть повёрнута против меня. Из-за того, что в каждый момент времени я могу строить бастионы лишь против части потенциальных угроз, и на большее меня не хватит, я открываю критически важные сведения о моей персоне крайне осмотрительно. И если что-то вынесено в паблик, я практически сразу готовлюсь к тому, что по этой точке будет одна, а то и несколько пробных атак. Именно поэтому я редко пишу о своих истинных слабостях — узнав об их существовании в момент взаимного доверия (ведь когда играешь с кем-то в команде, необходимо выдавать полную информацию о том, где тебя можно оставить одну, а где необходимо прикрыть), спустя некоторое время, когда возникают разногласия, бывшие партнёры этими тонкими местами слишком любят пользоваться.

К счастью, или сожалению, меня этому научил родитель, который в состоянии аффекта готов говорить что угодно и о чём угодно, не разбирая, где уместные, и где неуместные аргументы для давления. После нескольких таких схваток родитель стал чувствовать, что былое доверие и практически дружеские отношения пропали, а я выдаю только необходимый минимум информации.

И так получается со всеми... С каждым человеком,с которым я общаюсь, идёт постепенное прощупывание точек, где он слаб, чувствителен или несдержан. Темы, которые собеседник хотя бы пару раз обсуждает некорректно, обычно мягко уходят в фон. С кем-то вообще проще перестать общаться, чем фильтровать поток так, чтобы ему и мне было и комфортно и в тоже время безопасно. Дистиллированные вообще потоки общения у меня не живут — безвкусно.

Иногда получается так, что человек, с которым вы жили „душа в душу“, постепенно всё сильнее закрывается сам и заставляет закрываться тебя. Жить вместе становится скучно, общение превращается в обрывочные записки, и вот тут-то приходят на помощь „задние мысли“, которые и нужны для того, чтобы обмениваться мнениями о том, что происходит в каждый момент времени. Рассказываешь, о чём сказала, почему сказала и — это гораздо важнее — что утаила. Что услышала, как поняла и почему именно так. Ассоциации, связанные с темой истории — всплывает всё. И постепенно расчищаются сугробы непонимания до такой степени, что человек становится тебе ближе. Много ближе, чем кто-либо другой в этой жизни. Настолько, что для этой степени близости даже нет определения — иногда твоя возлюбленная собеседница бывает ближе, чем ты сама.

Вот именно такие люди становятся подругами и друзьями.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments