:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

Check your real life skills // проэтосамленные ключи

Вступление

Вчерашний вечер стал примером того, как оно происходит, когда наша любимая мадемуазель „с“ накуривается чего-то лёгкого и начинает веселиться не на шутку. Я думаю, только хорошее настроение и согласие честно играть позволило вчерашнему вечеру стать скорее забавным, чем неприятным.

... Она, эта „с“, вообще последнее время на удивление мила ко мне, подбросила вот позавчера в автобусе билет с номером 820019 (сер.МГ-648), вчера вот тоже... Попробую восстановить порядок событий и свои мысли на каждом из этапов.

fate_managementlife_tales

История

Выходила я из офиса в шесть вечера не очень спеша, отправляясь пешком к Фрунзенской и оттуда на метро — к Проспекту Вернадского. Потом была 31-я ГКБ, где я пробыла до без четверти восьми, так что мне как раз хватило проведённых там полутора часов, чтобы успокоиться после двухдневных волнений.

Обратный путь до дома тоже прошёл без приключений. К половине девятого я уже была почти дома, разве что по дороге зашла за покупками, набрала всякой еды, большую бутылку воды и со всем вот этим подошла к дому. Здесь-то всё и началось.

Я стою перед домофоном и в поисках ключей перерываю сумку, обшариваю карманы на себе, после чего понимаю, что ключей нет. Нигде. Дома никого нет, с таким грузом после магазина так просто никуда тоже не деться.

Пожимаю плечами, открываю домофон не ключом, а кодом (первый урок: всегда помнить пароли к ключевым аккаунтам, коды входа и выхода, и телефоны нужных людей, да), поднимаюсь к себе на этаж на лифте, обдумывая варианты того, куда делись эти противные ключи. О возможных последствиях пока разговора нет. Времени без четверти девять.

После простой реконструкции событий мне становится понятно, что ключи или остались у родителя (и у него же есть её домашние ключи, как минимум), или осталmсь в офисе. До больницы добираться час, в десять вечера меня никто туда не пустит, так что шансов на успех в этом случае очень мало. Остаётся добираться в офис, где уже никого нет, значит, офис закрыт, а ключи от офиса на связке с ключами, которую я забыла в офисе. Отлично.

Остаётся вернувшееся из отпуска начальство. Остаётся пока, потенциально, если не уехало куда-нибудь зажигать.

На душе спокойно, так как за эти две недели мне уже приходилось несколько раз решать сложные задачи, но первый раз это касается не работы, а меня лично. Впрочем, я уже думала о том, что будет, если я потеряю ключи, волновалась об этом раньше, а потому сейчас всё хорошо, спокойно и слегка весело.

С этими мыслями я направляюсь прямо к соседям, попросив приютить ненадолго мои покупки у них в холодильнике, а мне дать позвонить, объясняя в общих чертах ситуацию с ключами. Соседская девушка лет пятнадцати сказала, что мне не завидует, но она ещё просто не в курсе, что такие вопросы решаются легко и быстро...

Звоню. По домашнему телефону начальство не отвечает. По мобильному тоже. 902/916 — неважно, не отвечает. Со спокойной настойчивостью пробиваюсь, параллельно начиная продумывать альтернативы.

Почти сразу после первых минут длинных гудков стало ясно, что если сегодня я не получу ключи, придётся искать ночлег не дома. У соседей? Вряд ли, их и так там семеро, если не больше, в трёхкомнатной квартире. Друзья? Возможно, но шансов мало. Остаются родители.

Редкий случай — выезжая утром из дома, я захватила все деньги, оставшиеся до пятницы, вместо минимальной суммы для проезда, поэтому возможность потратиться меня не пугала. Так что двинуть загород, переночевать там и утром автобусом принестись в офис проблемой не является, а вот буду ли я спать, взвешивая перспективы остаться без ключей совсем, — большой вопрос. Шанс полной потери, хотя и минимальный, но есть, и лучше заранее понять, „что ты будешь делать, моя дорогая“.

Проходит десять минут. Пятнадцать. Наконец, к моему несказанному счастью начальство подходит к трубке и слушает объяснение ситуации. Судя по всему, ему там, дома, хорошо, и выходить ему лень, но ради меня оно соглашается и говорит, что так и быть — „когда надо?“ На что я ему отвечаю „через час встречаемся у офиса.“

Первый сложный момент пройден, и удача, оставившая мои ключи в офисе, сделала так, что начальство ответило на мой звонок. Теперь на маршрутку и в офис.

Почти бегом, налегке я пролетаю обычный путь в офис не за сорок минут (нормативное время), а за полчаса, и подъезжая к Киевскому вокзалу, стала обдумывать, как лучше идти в офис. Времени без четверти десять. Я поднимаюсь на мост.

Вечером запираются две двери — одна от здания, ключ потом хранится в охране, и вторая — в офис, ключи от которой мне даст начальство, когда приедет. Статистика: в последнее время офисное здание обычно закрывается не ночью, а вечером, не очень поздно — около восьми, половины девятого.

Охрана — это соседний комплекс, где есть два входа, один нижний, с набережной, другой „сверху“, с улиц. Нижний — это пробежка от моста до арки (метров двести пятьдесят) и две каменные лестницы, он всегда открыт. Верхний — это метров триста от моста, и на нём стоят ворота, закрывающиеся на ночь. Все шансы, что в десять они уже закрыты, и в охрану можно попасть только снизу. Если идти сверху, то путь от верхнего до нижнего входа — почти полтора километра.

Задачка на умение предсказывать будущее: что же лучше?

  • Можно подстраховаться и пройти снизу, убедиться, что ключей от здания на охране нет, и если ворота сверху открыты, прямо пройти к нашему офису и ждать начальство там. Если ворота закрыты — предложить охране открыть их и выпустить меня, либо обойти — это не так сложно.

  • Можно сделать ставку на „как пойдёт“, и идти сверху, сначала проверить открыто ли здание, и затем уже идти на охрану, если закрыто.

Статистический анализ отдаёт свой голос в пользу первого варианта. Лень и оптимизм — в пользу второго.

Пока я шла по внешнему проходу моста, смотря оттуда на реку под собой и дорогу впереди, сложилось классическое „решение на базе нечёткой логики“: если всё пойдёт как надо, я спущусь вниз и пройду к офису со стороны набережной. На этом я почти успокоилась, лишь пересматривая на всякий случай решение, чтобы где-то ещё оптимизировать факторы риска.

Отдельно надо сказать, что внешний проход моста, открытый свежему воздуху, отделяется от внутреннего, застеклённого павильона, несколькими дверями, которые где-то заперты, а где-то открыты. В какой-то момент, задумавшись, я „проскочила“ мимо ранней двери и понимаю, что мне нужно дойти до следующей. Возвращаться лень. Следующая же дверь „совершенно случайно“ оказывается заперта.

В голове моей что-то щёлкает, я, наконец, понимаю, к чему все эти то складывающиеся, то не складывающиеся обстоятельства, и, со словами „Аха... Ты хочешь поиграть? Ну, давай, мы тебя испытаем.“ я прохожу мимо оставшихся дверей и уже уверенно поднимаюсь к офису с „верхнего“ входа.

Подхожу к нашему зданию, и... вижу, что одна из соседних компаний устроила непривычно долгое совещание, а потому двери открыты. Осталось дождаться руководства и убедиться, что ключи там, где, как мне кажется, я их оставила.

До приезда начальства десять минут, которые я провожу, расслабляясь во дворе, бродя вокруг, иногда рассматривая соседнее строящееся здание, и, среди прочего, обращаю внимание на ворота, закрывающие проход к охране — и очень сильно удивляюсь, видя их в такое время открытыми.

Дальше всё просто. Ключ от офиса привезли, свои ключи я нашла там, где и оставила (в двери ящика, конечно же), и после этого, постепенно переходя из аврального режима в обычный, я поехала домой, обдумывая всё происходящее.

Выводы

Резюме утешительное: судя по происходящему со мной, и с окружающими меня людьми, у девушки „с“ сейчас fatedance, танец с саблями и абсентом, в ходе которого барышня безобидно развлекается, играя с огнём и прочими опасными вещами.

Сделанный для себя вывод, он же урок номер 2: всё это можно было сделать и обычным методом — страдая, мучаясь, переживая, как многие другие среди знакомых, кто попадает в сложные ситуации. Поэтому я не стала звонить родителям до уточнения гипотезы с офисными ключами — просто не хотела слушать квохтание по поводу „ах, ну а куда же ты теперь? как же ты забыла?“ С конструктивным оптимизмом хорошо.

Урок номер 3: как правило, то, к чему ты готовилась всё это время, либо не случается вообще, либо случается, но проходит легче (так как ты уже знаешь, что с этим делать). Всегда готовься к неприятностям и прорабатывай все варианты, вплоть до невероятных. Перестраховывайся.

Почти всегда полная перестраховка — неподъёмна. Есть случаи, когда даже частичная перестраховка — очень дорогое дело. Но всегда есть возможность хотя бы часть самых очевидных ошибок попробовать предотвратить.

И вот когда ты сделала всё, что можно сделать без лишних затрат, а страшно от надвигающейся грозы меньше не становится — остаётся только применять очень хорошую литанию против страха, которая состоит всего из двух чисел: 80/20.

Но перестраховываться всегда надо. Например, не дружить и не ссориться с мычащими утками, не спать с людьми, которым ты не доверяешь „on a longer timescale“ (ведь всегда есть моменты, когда тот или иной человек кажется самым близким на свете, но что будет утром?), держать в кармане джинсов сумму, достаточную для проезда до дома и всегда класть ключи перед собой, если они переместились из сумки во внешний мир.

Life is fun.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments