:: urbansheep (urbansheep) wrote,
:: urbansheep
urbansheep

Внутренние диалоги // спроси меня об этом!

— Слушай, а проведи со мной интервью? — по-детски теребит подругу и едва ли не скачет вокруг неё.

— Это зачем это?

— Ну что ты сразу „зачем“... Попробуй сама догадаться. Ты же неглупая, ты прекрасно меня знаешь, для тебя нету никаких открытий во мне, если не считать тех различий, по которым у нас с тобой проведены рёбра контексто-раздела. — устраивась с этими словами в кресле напротив, подобрав ноги и чуть напряжённо сплетая пальцы, но уже через несколько секунд возвращая своим рукам покой, со спокойным, почти безмятежным вниманием к собеседнице.

— Мф... „Контекстораздел“ Ну ты сказала. Интервью, говоришь... — задумывается, отложив степлер. — Я понимаю, что ты хочешь поговорить — это обычное для тебя состояние. Ясно, что тебе хочется поговорить о том, что тебе интересно. Можно догадаться, что тебе не хочется рассказывать много и о всем известном, пытаясь перейти от общих мест к неочевидным следствиям и выводам, к чему-то, что для тебя важно — ты называешь это „экономией времени“. Но почему просто не поговорить об этом? Настроение, я понимаю. Твоё непостоянство, твоя эмоциональность (и эти мисс говорят о себе „я спокойна, как удав“?) — это всё присутствует как фактор, но всё же... — она смотрит так, что взгляд то фокусируется на собеседнице, то растворяется, как бы проходя сквозь, и так несколько раз, пока держится молчание.

— Ты нетерпелива, когда этого хочешь, и ты умеешь молчать, когда знаешь, зачем тебе это молчание, действительно, — этого у тебя не отнять, — кивает с задумчивой улыбкой, как бы говоря для себя — что близко к истине, — Твоё нетерпение не только от того, что ты хочешь „здесь и сейчас“, скорее, ты дорожишь уходящим временем, ты физически чувствуешь его течение и видишь его растворение в прошлом, да. Ну хорошо. — встрепенувшись, смотрит на собеседницу, которая, похоже, куда спокойнее своей подруги, которая по мере следования аллеей выводов всё больше увлекается ответом на незаданный вопрос. — Первое — ты хочешь разговора о „твоём“ и второе — ты не хочешь больше ждать, — подруга едва заметно кивает, и наклоняет голову в сторону, посерьёзнев и окончательно притихнув.

— Тебе не с кем поговорить и при этом я не могу сказать, что у тебя очень ограниченный круг общения, напротив. Значит, что-то тебя держит... — в ответ взгляд, полный сомнения, — Не стану спорить пока, но... В общем, у меня своё мнение по этому поводу. Ты хвасталась мне, что можешь говорить с любым человеком о чём угодно, и это будет тебе интересно и приятно. Я даже не хочу сейчас спрашивать — говорить о его темах, или о твоих: ответ очевиден — для тебя нет разницы. Хорошо. Ты можешь говорить обо всём, но свои темы, насколько я помню наши последние беседы, ты тщательно избегаешь. — прикушенная в несогласии кромка губы, опущенные ресницы... Наконец, взгляд в ответ, почти изподлобья.

— So... honey... Третье — ты стесняешься своих тем и четвёртое — мне следовало бы догадаться раньше — ты считаешь, что перевести разговор на интересущую тебя тему — это слишком откровенная попытка навязать „своё“, что (в такой форме) тебе не нравится, — подумав, добавляет, — Да, понятно. Теперь понятно. Ты хочешь, чтобы это я проявила интерес к тебе, задала тебе правильные вопросы, побыла кем-то, кому ты интересна, аха? И не потому, что ты сама такая милая и чудесная, а потому что ты знаешь, думаешь, и ты хочешь рассказывать и отвечать, тебя переполняет! И ещё, — вдруг улыбнувшись, едва сдерживая хихикание, — ты, безусловно, считаешь, что тебе есть, что передать другим и чему научить их!

В ответ несётся приглушённое женское рычание, возглас „Вредина!!!“, вслед за которым в шутницу летит подушка с подлокотника. Завязывается короткий подушечный бой, и через несколько минут запыхавшиеся девицы опускаются на пол в метре друг от друга, — Но в общем ты права. Мне хочется отвечать на вопросы — не заставлять кого-то слушать меня, а чувствовать его понимание и по вопросам видеть, куда идёт диалог. Правда, после того, как ты это рассказала, мне совсем расхотелось что-то устраивать. Паритетная беседа в таком свете выглядит куда пристойнее.

— Ничего, не обижайся. Я поняла, что ты хочешь вопросов, задать которые сама не в силах. Тебе нужно на них отвечать, но некому.

— Да-да, именно. Меня же никто не спрашивает...

— Они же не знают, на какие вопросы ты хочешь дать ответы, глупая, — подушка снова летит в старшую подругу, но в ответ — лишь „улыбка в подарок“, не принимать же это всерьёз, в самом деле.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments