Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

souloveme?

Овцы — высоко-парные животные

Лучше всего я работаю в парах. В комфортных, гармоничных парах. И непонятно, что с этим можно сделать. Зато это очень многое объясняет, в том числе и то, что сама я — тоже пара. Пара пар. „Картонные аналитики“ для достижения этого парного состояния не помогают, помогают только полные переключения сознания.

Недостаток тактильных переживаний приводит к тому, что в сегодняшнем периоде жизни нравится и хочется обниматься. Сложность в том, что теперь надо понять, с кем — почти все люди оказываются за пределами личного круга, и не воспринимаются. С ними как-то безвкусно. А вот если бы... На кого-то накинуться! Или так, просто. Без предупреждения, мяхко. Мяу-мяу-хко.

И работа в паре напрямую связана с этим „желанием объятий“ — нет ничего приятнее совместно достигнутых результатов.

 
 

  • Current Music
    ALEXKID (Richard Dorfmeister Remix) - I Think
souloveme?

[ Q ] „Прыжок через акулу“: мем-убийца

Есть такая категория идей, которые старательно убивают всё живое вокруг — стоит одному из игроков начать играть эгоистично или деструктивно, его стратегия заражает окружающих, которые наглядно видят: если ты что-то создаёшь, то ты находишься в уязвимой позиции „оцениваемого“, если же ты всё давишь, ты в выигрыше всегда (как минимум в моральном выигрыше).

«

„Прыжок через акулу“ — метафора, используемая американскими телевизионными критиками и фэнами с 1990-х годов, чтобы обозначить момент, когда телевизионный сериал проходит пик успешности. Как только шоу „прыгает через акулу“, зрители чувствуют заметное снижение качества или понимают, что шоу претерпело слишком много изменений, потеряв исходное очарование и привлекательность. Фраза вошла в обиход благодаря Джону Хейну (Jon Hein) и его вебсайту jumptheshark.com. Она отсылает к моменту в телевизионном сериале Happy Days, когда популярный персонаж Фонзи на водных лыжах буквально перепрыгивает через акулу.

Collapse )

»

„Прыжок через акулу“ — типичный пример такой идеи, которая очень хороша для описания отдельных моментов, но с потрясающей лёгкостью превращается в оружие разрушения, когда ярлык „да у вас тут одни водные лыжники собрались“ приклеивается без разбора. По этой причине нахождение и перечисление прыжков через акулу — одна из любимых флеймерских тактик для разрушения сообществ, против которой работает лишь один способ: заглушить или игнорировать скептиков и продолжать развитие и совместную работу дальше.

Сложность в том, что очень часто скептики — это те, чьё мнение для сообщества важно, и иногда их сомнения хорошо обоснованы, так что сообщество может расколоться на тех, кто за, и тех, кто против. Лечится, насколько мы заметили, только отделением от слов „вы все водные лыжники!“ конструктива и дальнейшей совместной работой.

Для себя же, внутри, всегда нужно помнить о том, что мемы-убийцы должны использоваться крайне осторожно — слишком весело присоединяться к общему растаптыванию, слишком сложно остановить лавину, слишком долгое время занимает „остывание“, которое требуется для вымирания или ослабления таких мемов в неформальной группе.

Когда в следующий раз кто-то будет говорить, что „гугл совсем из ума выжил“, или что „яндекс идёт странной дорогой“, всегда стоит держать в памяти простую истину „мемы-убийцы помогают чистить, но не помогают строить“.

 
 
 
 

  • Current Music
    Max 404 - Quiddity (Second Visit)
souloveme?

[ Q ] Банальный трындёж

Только что до жирафы дошло: разговор о текущих трендах — трендёж. Полжизни я, выходит, провела в заблуждении.

  • Current Music
    marx product - cramberry juice
vanity

[ IMG ] О дуальной природе urbansheep // Волки и овцы

Иногда у меня вызывает удивление тот факт, что для людей, даже столкнувшихся с какими-то крайне жёсткими проявлениями меня, совершенно не очевидны и не увязываются в один образ две очевидных стороны — волчья (наше семейное-и-почти-тотемное животное) и овечья.

Предпочитаю сочетать.

 
 
 

souloveme?

История про „белые мягкие лапы ужаса“

(История, вытащенная из рассказа Олесе в миранде)

Как известно, у меня есть кот, проходящий в досье под различными псевдонимами, в том числе, „льстивая бестия“, в молодости — „Ким-Ир-Сен“. Он бело-рыжий, красивый, всё такое. И с ним связана одна забавная история о том, как в нашем лексиконе появилось выражение „белые мягкие лапы ужаса“.

Когда он только появился у нас в трёхмесячном возрасте, привыкнув к квартире, он стал ходить везде. Везде. ВЕЗДЕ. Маленький котёнок — это такая пронырливая и шныряющая повсюду, пролезащая во все дыры, зараза, что диву даёшься (можно прочесть об этом разные душещипательные записи dixi, который не так давно стал молодым кошачьим отцом. Но котята его, похоже, лихо подросли). Под дверями оно пролезает, по коврам залезает на самый потолок и там висит или перебирается оттуда на книжные полки. Если слышится глухое мяукание и писк — то ещё предстоит разобраться, куда это оно забралось и откуда подаёт голос — со шкафа, из-под него же, или оно решило играть в спелеолога и теперь ищет выход из недр дивана. Без фонарика, понятное дело.

Постепенно зверь рос, и привычка закрывать от него двери стала давать хоть какой-то результат — в вентиляционные щели между дверью и полом котяра наконец-то перестал пролезать. Но это его всё равно не остановило! Ведь под дверями, конечно же, можно долго и горестно петь сиротские песни, а можно затаиться и ждать...

Тогда, завидев (а скорее — заслышав и почуяв своим охотничьим обонянием) людей, можно просунуть лапы под дверь, и кого-то подцепить когтем, или просто почувствовать живое человеческое участие, хлопающее тебя по лапе. Поохотиться на тень, опять же. Или просто дать понять — „эй, вы, там, открывайте давно уже, а то я тут весь сижу, надоело, скучно“. Вот эти лапы и стали появляться везде. Под дверью ванной, комнаты, кухни — всюду зверь пытался проникнуть на другую сторону.

Иногда лапы появлялись мгновенно: стоит зазеваться, пройти мимо, наклониться — и пара лап (или одна, но страшшшная лапа, если зверь лёг на бок и решил уж точно до тебя дотянуться) схватила твои ноги, и будет теперь с тобой играть, или гладить тебя тёплыми и мягкими подушечками — если не станешь уходить и брыкаться. Если же будешь — поздоровайся с когтями, так как теперь тебе надо из них как-то выбраться.

А иногда эти лапы появляются медленннннно... И пугающе. Представляете — две лапы, ночью, в тишине, где ничего не предвещает сюрпризов в знакомом до последнего флакона с монтажной пеной доме. Две белые, пушистые и мягкие кошачие лапы. Тихо влезающие под дверью в вашу сторону, медленно подбираясь.

Саспенс. Страх, охватывающий бедную жертву, закрытую в ванной. Зловещий шорох. Х-х-х.

Поэтому в какой-то момент метафора для такого поведения родилась у меня сама собой — те самые „мягкие лапы ужаса“, идеально описывающие бредовую ситуацию — когда что-то белое и пушистое сталкивается и объединяется с какой-то напряжённой ситуацией. Сюрреализм жизни, с комичностью и напряжённостью в равных долях.

И когда мы говорим о чём-то, как о „белых мягких лапах ужаса“, то это, скорее всего, означает, что кто-то подкрадывается, чтобы сделать „пушистый сюрприз“. Или готовится от всей души подвергать ласке. Сюрпризы — дело всегда стрёмное, поэтому и ужас далеко не безоснователен. Кто знает ещё, как эти сюрпризы и эта ласка аукнутся...



souloveme?

Названия для сверх-популярной панк-рок-группы

Я вчера шла по мосту и думала, что бы за рок-группу организовать. Да, наверное, это влияние Стерлинга. В итоге остановилась на двух названиях. Одно мне нравится не очень — словосочетание „Куница огонь“ без контекста непонятно: куда куница, зачем он туда куница, и вообще. Второе лучше. Намного лучше. Это буквально наш ответ на 42. „Песец вселенной“. Вариация „Вселенский песец“ мне не понравилась фонетическим „ск-с“, „c-вс“ в этом плане куда благопристойнее. И менее архаично звучит.

Да. Песец вселенной.

vanity

Высокобюджетные сны

Приснилось мне сегодня, что работаю я оперативным руководителем в организации, которая является чем-то средним между „Ангелами Чарли“ и „Людьми в чёрном“. Посмотрел две с половиной истории на эту тему — первая шла где-то с середины, поэтому я не успел уловить, в чём суть, во второй мы собирали с небольшого прикрышия фешенебельного хауса (отель „Дельфин“ в его новой ипостаси, не иначе) припарковавшегося там желеобразного и совершенно прозрачного товарища, который прикидывался лужей геля для волос, но его выдавал стоящий рядом корабль, размером эдак с четыре обувных коробки.

Потом был какой-то залётный отморозок в кораблике размером с голубя, только почему-то пластиково-мягком в области крыльев, и видом с небольшой космический челнок. У него закончилось горючее (которым были какие маленькие белые хрупкие вещицы под названием „паттерсон“, напиханные в коробку из-под пирожных), которое по странному стечению обстоятельств обнаружилось на балконе у одной из девушек нашего отдела, у которой мы в это время все собрались — утро, часов двенадцать дня, Мы все отдыхаем, общаемся, лето.

Кубарем, со скоростью стремительно падающего от голода Карлсона, этот товарищ влетел к нам в комнату, и прямо, не вылезая, нагло отправился к коробке с тем, что для него было горючим. Выглядело это так: у кораблика, завалившегося на пол, выросли птичьи ноги, и в развалочку он направился к интересующей его коробке.

Нас это, конечно, возмутило — ни тебе „здрасьте“, никакой заботы о мерах полётной безопасности, в общем, у товарища перед носом коробку подняли, на его возмущение ответили „дорогой, это вообще наше, так что давай-давай отсюда“. И всё это хрупкое хозяйство в коробке нежно скомкали, повергнув пришельца в полный ужас при виде такой расточительности. Оно подошло к балкону, попрыгало на месте, заводясь и со вздохом улетело в свои дальние края.

Прошло некоторое время, компания разъехалась, и уже где-то около четырёх (судя по солнцу) я с одной из девушек вернулся туда. Мы с девушкой мило беседуем, стоя на балконе, тут она „случайно“ залезает в ящик в торце балкона и находит там ещё несколько „паттерсонов“ в небольшой коробке. Мы стоим, с удивлением их перебираем (никому и в голову не приходит задаться, зачем хозяйке они понадобились), вдруг где-то в небе что-то отзывается блеском. Ну здра-авствуйте. Со скоростью, которой бы позавидовал любой пепелац, этот маленький паршивец возвращается.

На этот раз он с громким жужжанием пролетел на пару балконов мимо, вернулся к нам и был пойман моей опытной рукой бейсболиста, заброшен в комнату, где мы и начали переговоры. Всё уже подходило к тому, что за горючее он нам что-нибудь интересное притащит, но в этот момент меня проснули.

Самое интересное, что ни одну из девушек, со мной там работающих, я не помню-не знаю. Никаких образов даже не осталось. Хорошо, да.