Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

vanity

Мигрень как двигатель прогресса

Во время головной боли каким-то образом так перестраивается кровоснабжение в мозгу, что тот начинает работать более продуктивно и производительно, подготавливая целиком идеи и тексты, которые вдруг можно записать на бумаге или на экране. То, на что вчера уходили дни или что ожидало своего часа неделями, теперь вдруг выкладывается чуть ли не автоматически, на автопилоте, несмотря на то. что при головной боли собственно думать — практически невозможно, можно только тупить и смотреть вдаль.

Попробовал поискать про это хоть строчку в увлекательных нейроблогах, но пока найти что-нибудь осмысленное не удалось. Хотя сам эффект от мигрени, которая помогает сдвигаться с места в труднодоступных проектах и непонятных тупиках — описан многими знакомыми и незнакомыми.

В моём случае эффект двойной — с одной стороны, снимается контроль «это не интересно» (из-за которого умирает вообще всё, что я пишу дольше одного абзаца), выключаются эмоции, пропадает потребность в том, чтобы кому-то о чём-то рассказать, и внутренние ингибиторы отступают. И здесь запускается вторая часть: на смену контролю приходит тупое чувство «это надо сделать, раз уж сложилось» и «вот и ещё пять строчек в списке дел закрыты». Обычно всё это оказывается погребено под бархатом прокрастинации (ну, не интересно же). То есть, от того, чтобы думать, мозг переходит в режим действий. Что приятно, наверное.

И это, кажется, третье важное в «деятельной мигрени». Действие — способ выйти в поток и перестать думать о себе, перестать рефлексировать, перестать оценивать себя, снаружи и внутри. Мигрень относится к необъяснимым состояниям, и один из способов от неё избавиться — забыть, перестать думать, буквально забыть.

Для этого помогают разные вещи: у кого-то это плацебо или лёгкие антидепрессанты, у кого-то гипноз и тренировки, а у кого-то работа, когда основные проблемы решены. В моём случае помогают любые способы расслабленного действия — чтение, тупление в тёплой ванне (которая и сама по себе помогает нервной системе), или вот закрытие давно затормозившихся задач. Одновременно и польза, и лёгкий вброс сератонина после очередного закрытого таска.

*

Раз уж мы тут говорим о странных вещах, то вот ещё одна странная история из копилки — всё больше действий, которые мой организм научился делать и контролировать на уровне моторики, обходятся без участия зрения. И здесь появляется интересная дуга: само по себе зрение неуклонно ухудшается и требует оптики , а моторные навыки при этом, вынужденные жить сами по себе, улучшаются и становятся самостоятельными.

Чтобы было понятно на примерах: писать с закрытыми глазами становится всё проще и естественнее, взгляд постепенно отключается от текста и возвращается к экрану всё реже. А моя главная проблема — нелинейность потока, которая и требовала раньше постоянного зрительного присутствия в тексте, теперь вдруг решается без малейших усилий, потому что стоит закрыть глаза, и текст набирается в одну строку сам собой, потому что все остальные варианты исключены.

Про всякие автоматические вещи, вроде мытья посуды или передвижений по городу и разговора нет. То есть, со стороны, наверное, оно странно смотрится, но изнутри всё наоборот, и мой внутренний аутист, который в это время, как правило, занят своими размышлениями о чём-то, или слушает играющую в наушниках музыку, ликует.

Третью странную вещь — о том, как живётся в мире, где ты хорошо слышишь, но плохо понимаешь и мало что помнишь, я отложу, наверное, на какое-нибудь будущее.

vanity

Столько внимания одному сериалу нельзя уделять, но я просто не могу сдержаться

Третий сезон House M.D. — самый лучший.

Каждый раз, когда кончается очередная логическая линия в том или ином многосерийнике, с волнением и опасением ждёшь нового сезона. У меня ушло примерно десять дней, чтобы уговорить себя начать третий сезон. Первые несколько серий были привычным «медицинским детективом», пока не начались самые-самые сложные эпизоды. С тридцатью серебренниками, сексуальным голодом, супертанкерами, вещими снами, инвалидными колясками и раковым диагнозом. Мне осталось ещё восемь серий, но уже сейчас третий сезон для меня стал самым лучшим из всех.

Теперь с некоторым беспокойством я жду, когда придется досмотреть эти восемь серий и начать четвёртый сезон. Очень хочется надеяться, что со сценаристами Хауза не случится прогрессирующая деградация, как это вышло с «Побегом из тюрьмы» или с «Героями». Такие шоу должны уходить из проката на пике, а не в минусе.

vanity

Двойной удар кубических медуз

Хотя я и имею давно уже привычку писать поздравления смсами или лично или почтой, а никак не в журнале, сегодня так не получается. Потому что сегодня — день рождения сразу у qub, о котором мне доложил семаджик, и у moedusa, о котором мне услужливо пискнул палм, в которого я всунул запись про день рождения моё после прошлогодней неразберихи.

Пользуясь случаем, с благодарностью за ваше существование и таки случившееся знакомство, поздравляю вас, господа хорошие, с днём рождения, и присоединяю к нему пожелания долголетия, здоровья и успеха. На этом я позволю себе вернуться в леса исследований и размышлений.

Я работаю над расшифровкой и анализом. Всё будет. На мне ещё рано ставить крест. Я знаю, что вы все уже отчаялись и перестали меня даже ненавидеть, и ценю это.

vanity

[ Q ] Решили как-то Йода и Оби Ван Кеноби покурить

Шутка, устаревшая на три месяца.

«

Решили как-то Оби Ван Кеноби и Йода покурить травы. Дело молодое, после очередной победы над Злом надо отвести душу, расслабиться. Ну, Йода говорит Оби Вану — ты, мол, тут расшебурши всё, кораблей наверти, а я пока пойду ополоснусь после Этой Ужасной Битвы. Но без меня, чур, не курить! А то не честно получится — тебе уже хорошо будет, а я тебя догоняй потом.

»

В общем, тот, кто помнит оригинал этой истории, уже всё понял. Для себя же хочется оставить концовку.

Collapse )
souloveme?

Убивает ли „организованная жизнь“ ту здоровую дурь, которую считают истоком творчества?

Довольно частый вопрос о том, как же, мол, так — „структура ведь мешает креативности!“ Наверное, стоит в отдельный пост вытащить комментарий на эту тему:

«

kibersaid: Мне кажется, что это («разогрев», или подготовка к активной деятельности) больше присуще для работы (поэтому оно и «нужное»), чем для творчества (если только творчество = не работа). свободные ассоциации, интуиция и так далее - не уменьшается ли их роль после такой систематизации знаний?

urbansheep: то, о чём вы говорите («больше присуще для работы») — это вот и есть стереотипное разделение, которое в реальности совершенно не обязано существовать. Да, есть люди, которые по умолчанию творят, пишут, рисуют потому, что им так надо жить, это требование организма. У меня же состояние по умолчанию — покой и развлечение. И мне по умолчанию ничего не хочется делать. Мне лень.

Зато есть конфликтующее с ленью требование организма, которое выражается так:

«Cейчас делай, что хочешь, а прошлое должно быть заполнено видимыми и заметными результатами».

Если требование не выполняется, организм впадает в депрессию, начинает хандрить и говорит «жизнь бесполезна, ничего не хочу делать, уйдите от меня все».

В результате и появился хак — сознание здесь и сейчас старается жить эффективно, чтобы завтра, когда будет оцениваться результат сегодняшней жизни, хотя бы что-то осталось. При том, что делать лень, вообще всё лень (если это не развлечения). И надо как-то и «ничего не делать», и «жить эффективно». В этом вот конфликте я и существую.

Про систематизацию знаний: Систематизация знаний не означает упорядоченности мышления. Не означает отсутствия творчества. Не означает потери свободных ассоциаций. Систематизация знаний — это способ не терять узнанное, и способ использовать всё то, что накоплено. И делать это эффективно, потому что когда у вас в руках тысяча блоков и вам удобно с ними работать, вы можете построить гораздо больше, чем когда у вас в руках пять-семь-десять блоков. Отсутствие систематизации — это сидение в куче из тысячи блоков, из которых больше десятка задействовать не выходит, внимания на всё не хватает.

Поэтому структура не загружает сознание, а расслабляет его. И свобода мышления увеличивается, а не уменьшается.

»

 
 
 

  • Current Music
    marx product - cramberry juice
vanity

25

Пользуясь случаем, поздравляю себя с тем, что я теперь ещё более взрослая зайка, двадцать пять. Мозгов бы к этому теперь ещё...

Огромное спасибо photographer за подаренную совершенно замечательную книгу-альбом-мечту-инфоарха под названием Mapping: an illustrated guide to graphic navigational systems.

Она лежала у меня в виш-листе два года, и вот, наконец, воплотилась в реальности. Лучшего подарка (особенно в сочетании с парой книг Гая Кавасаки и дисками с The Village, The Hire, Sky Captain и The Incredibles) придумать, кажется, просто невозможно.

Bonus track:

Историческое:

  • Current Music
    And That's Saying a Lot — Natural Calamity - Alter
vanity

Из бесполезных фактов об urbansheep // Никогда не проигрывать на метауровне

Ненавижу глупо проигрывать. Ненавижу терять по ошибке.

...Я спокойно пойду на риск, если даже велики шансы ничего не выиграть. Но я почти никогда не стану играть, зная, что могу что-то неожиданно потерять. Для меня всегда существует другой путь, где выигрыш меньше, но вероятность его выше, а в случае неудачи всё останется по-прежнему. Вообще, всё упирается в вероятности — десятки, сотни факторов вероятностей, которые поддерживают или обезглавливают друг друга.

Одна из моих техник управления судьбой построена полностью на оценке вероятностей, и в этом плане почти безупречна (если вырвать её из контекста реальной жизни).

Более того, даже со случайностью можно играть по этим правилам, даже в совершенно безвыходных условиях можно попробовать — я могу, отвоевав себе небольшой плацдарм, пойти на риск и поставить какую-то часть своей жизни, чтобы попытаться выиграть, но проигрыш, если он случится, будет уже просчитанным и ожиданным — а потому не слишком меня заденет. Я просто сделаю выводы из своих ошибок, и в следующий раз буду играть либо лучше, либо иначе.

Я спокойно отношусь к проигрышам, ошибкам, потерям, но я не люблю, когда это происходит без моего ведома и выходит из-под моего контроля.


  • Current Music
    Your Girl — Blue States
girls

C другой стороны

... наверное, это всё потому, что вообще меня никто не любит. Пойду выковыривать остатки некой книги с одного из убитых логических дисков, а то меня за неё... того. Надо бы придумать, как бы поскорее закончить всю эту фигню и купить себе новое железо, ибо более невозможно так. Пока стоял асус и western digital, всё тикало живым и здоровым. О-о-о...

Пойду с горя пообедаю.

Филипп молодец, что. Мужик!

vanity

О нашем, о девичьем // Фраза субботы: старая и больная женщина

Зато теперь я точно знаю, что фраза „я старая, больная женщина“ — это не исключение, это правило. Смотрел сегодня „Когда Гарри встретил Салли“, очень смеялся, узнавая отдельные жизненные ситуации. Кульминацией был момент „Мне будет сорок лет, и я никому не буду нужна! — Когда? Когда тебе будет сорок? — Будет. Этот ужасный барьер, стоящий в моём будущем. — Это случится через восемь лет. За которые вся твоя жизнь ещё не раз поменяется.“

Более того, двадцатишестилетние мальчики тоже подвержены этому „синдрому раннего преклонного возраста“, как мы выяснили в пятницу на дне рождения umax, отпразднованном в спартанских офисных условиях, а Олесю до сих пор охватывает радостный ржач хохот, когда мы проходим площадь за ЦУМом, где она впервые услышала от меня фразу „я старая и больная...“, далее по тексту, с длинной и проникновенной репликой в продолжении.


  • Current Music
    Phuture 2000 Hybrid Remix — Carl Cox
vanity

Журнал как испытание твоих ценностей на прочность

Когда я в первый раз столкнулась с тем, что мне нужно записывать в журнал весьма личные вещи, которые могут быть неправильно интерпретированы или увидены кем-то из близких в освещёнии совсем не того света, в котором следовало бы — мне пришлось взвесить все „за“ и „против“ такого решения. С одной стороны, риск очень велик, с другой стороны — принимая этот риск, получаешь возможность попробовать себя в экстремальных ситуациях, которые складываются сами собой. С тех пор это было одним из ключевых назначений журнала — каждый раз испытывать мою уверенность в происходящем и устойчивость к мычащим, не очень мычащим, и вообще не уткам.

Сейчас сформулировалось ещё одно назначение журнала, которое было всегда, но в полной мере его проявление я вижу лишь в последние полгода. Это десакрализация моих личных ценностей, проверка на прочность уже не меня, а их, когда под вопрос ставится их состоятельность, актуальность и верность.

Процессы сакрализации и десакрализации не описывал только ленивый, вплоть до того, что у меня где-то в черновиках так и лежат статьи о роли ритуалов в обыденной жизни и размышления о том, как перестраивать сакрализованные идеи для эффективного использования, с рассмотрением соответствующего двухпроходного процесса.

Состоял он из десакрализации конкретной установки-идеи с изучением элементов её власти и воздействия („психосемиотический стриптиз“), и последующей обратной, контролируемой, пошаговой сакрализации той же идеи, либо переноса интересующих нас атрибутов на другую, более эффективную или действенную идею или систему, со всеми возможными в ходе процесса развлечениями — от комбинирования смыслов и игры с „привычными“ для нашего культурного слоя символами до затачивания каких-то идей „под проект“ — с вполне конкретным сроком годности.

Вот именно наблюдая за тем, как какой-то объект, лично для тебя наполненный на много слоёв вглубь смыслом, воспринимается сторонним человеком в чистом виде, можно понять очень многое — и то, как именно (в ходе каких событий) объект приобрёл черты священной коровы, и как работают твои механизмы психологической защиты веры (потому что любая сакральная характеристика работает именно с верой), и почему именно этот объект получил черты священного — брешь ли это в картине мира, которая заполнилась большим объёмом смысла, или напротив — бакен в „точке силы“.

Почти в каждом из случаев результаты даются больно и неприятно, потому что под удар поставлены самые глубоко запрятанные обычно вещи, на критику которых ответить почти невозможно — аргументы веры отличаются по природе от логики. Но если не провести через такое испытание свои ценности, как можно быть уверенным в том, что они настоящие? Как потом смотреть в глаза своему любопытству и желанию узнать всё, что можно? И как провести черту между мощным фундаментом, который тебе был „дан“ и тем миром, что ты построил поверх, то есть оценить по достоинству свои собственные достижения и возможности?

Одно тянет за собой другое. И для того, чтобы понять как можно полнее своё „изнутри“, приходится иногда пользоваться кем-то ещё в качестве лома, посмотреть на траекторию удара, отойдя в сторону, изучить последовательность подсознательных „ответов“, а затем, уже понимая устройство „чёрного ящика“ конкретного священного объекта, можно и построить защиту, которая выстоит перед логикой (и сумеет обыграть её), и, учтя ошибки, обогатить сам объект, дополнить его до относительного совершенства.