Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

whougonnafool?

Про готовность идти дальше и «некуда деваться»

Если и делать какие-то выводы из событий последних двух лет, то очень часто вопрос о том, случится что-то или нет, решался лишь за счёт того, кто был рядом. Люди в этот момент делятся на две неравные части. С одной стороны те, кто готов ошибаться вместе с тобой, кто терпимо относится к твоим ошибкам, иногда сердится на то, что ты исправляешь мелкие опечатки, и при этом зависаешь на выборе одного из двух равноценных по понятности текстов. Кто смотрит на то, что впереди, что осталось сделать, так или иначе.

И с другой стороны — все остальные. Эти остальные могут быть самыми разными, и хорошими друзьями, и коллегами, и подрядчиками, и начальством, и заказчиками. Но всегда это люди, которые мешают ошибаться. Сбивают с толку. В их присутствии тебе требуется быть профессиональным и решительным, твои предположения и реплики должны быть точны и обоснованы. Они ждут от тебя безостановочного профессионализма. И в этом разница.

Не то, чтобы первые не ждут. Ещё как ждут — им часто больше не на что надеяться, кроме как на твои знания, опыт и навыки работы в той части, которую ты на себя берёшь. Но первые не приходят в ужас при оговорках, не устраивают панику на ровном месте, и ставят новые и новые дедлайны. Но к ожиданию профессионализма прибавляется совсем другой оттенок. Те, кто понимают твои ошибки, так спокойны потому, что они знают, что ты можешь сделать то, за что взялся. Часто — даже независимо от твоего мнения об этом. Со вторыми сложнее. С ними часто полезно работать — это развивает и дисциплинирует.

Но в наших неопределённых условиях с неопределёнными требованиями и туманными целями, принимать однозначно правильные решения почти невозможно (слишком много шагов). Что автоматически, с каждым непринятым из-за колебаний решением или с новой ошибкой, делает тебя в их глазах довольно никчёмным существом.

* * *

Совсем скоро начинается нанораймо — всего две недели остаётся до того, как всё загорится. И в этот месяц действует ровно то же правило — делая ошибки, двигаешься вперёд. Не делая или оттачивая лучшее, не слушая себя и не надеясь на музу.

Твоей задачей и долгом перед собой каждый день является лишь сделать два дела: 1) сесть и 2) написать полторы тысячи слов, любых по качеству. Качество приходит уже потом, когда всё написанное начинает складываться в голове в огромный пазл из пятидесяти тысяч слов.

И нанораймо почти невозможно пройти в одиночку — я не знаю лично пока никого, кто дошел бы до конца этого месяца сам по себе. Меня в прошлом году спасло то, что я «повесил» на себя моральную ответственность за регион. Та самая ситуация, когда буквально некуда деваться, садишься и делаешь, иногда отвечаешь на вопросы. Так же работает и сообщество в целом — группы людей каждый день, или каждые несколько дней, собираются друг с другом, и вместо разговоров о работе, семье, чемпионате по футболу и погоде молча пишут среди себе подобных. И уже потом, в свободное от работы, жизни и нанораймо время они стенают в форуме и приходят плакаться в чатах или напиваются в редкий свободный вечер.

Нанораймовские романы в пятьдесят тысяч слов меняют, переплавляют людей изнутри, приводя их насильно в состояние творцов. В каждом из авторов выключается тот лишний самоконтроль, те сомнения, которые делают нас всех такими прекрасными профессионалами — с методологиями и лучшими практиками, лишая нас всего, что мы знали, и возвращая к тому, что мы делаем.

Никого не волнует, настоящий ты сталевар или нет. Настоящих нигде не хватает, а потому любой, кто что-то может (хотя бы не обвариться у ковша) уже на примете. И мало чего он стоит сам по себе. Учимся и дальше собирать группы, которые терпимы к ошибкам и помогают двигаться вперёд.

Это те люди, которым не страшно доверять.

 
 

  • Current Music
    Heroes Soundtrack - 1x01 (Theme Original)
vanity

Внутренние диалоги // Игнорируй прозрачно

— Скажи, как получается, что тебя больше не раздражают абсурдные командные или агрессивные интонации и повторяющиеся советы?

— Раздражают, раздражают. Ещё как раздражают. Все эти напоминания, идущие на два хода позже моих собственных мыслей, ценные указания и привычные упрёки.

— Просто не реагируешь?

— Точ-чно. Помнишь фразу «молчи со мной»? Ту самую, которая появилась в ответ на вопрос как и что нужно делать с нами рядом, чтобы всё было хорошо? Ту самую, которую проще всего неправильно понять? Вот именно она спасает. За счёт внутреннего спокойствия на всё, что кажется раздражающим и утомительным, излишним, неуместным и абсурдным, даётся лишь одна реакция — молчание и действие. Игнорируй то, что тебе не нравится, делай то, что делаешь.

Представь, что сказанное никогда не звучало. Представь, что лишнее или странное — побочные звуки, те, что неизбежны. Присказка. Скрип двери, скрежет металла. Представь, что тебя здесь нет. Всё, что угодно, что поможет тебе не останавливаться.

— А что делать, если они цепляют за живое? Обижает.

— Сложно. Считай это дзен-практикой. Обычно цепляют именно для того, чтобы увидеть твою реакцию или когда защищаются. Если ты делаешь то, что считаешь нужным — продолжай.

— А если дают правильные советы? Всё равно продолжать своё?

— Зачем? Смысл всей затеи — получать полезное и делать нужное, а не продвижение своей линии. Если ты видишь, что тебе рекомендуют что-то лучшее — меняйся. И в этом сложность: слишком легко полностью закрыться от кого-то, в то время как твоя обязанность перед вселенской энтропией — научиться фильтровать шум. Спокойно, последовательно, творчески. Шум фильтруем. На сигнал благодарно отвечаем.

— Положительная обратная связь?

— Аха. At least, that's the plan.

 
 

  • Current Music
    Blue States - Your Girl
vanity

Многозадачность по Стерлингу // «Распад», ноотропы

«

— Оскар, давай поговорим начистоту. То, чем ты сейчас обладаешь, — великий дар. Конечно, это немного трудно на первый порах, примерно как учиться держать равновесие при езде на велосипеде. Мультизадачность — вот в чём дело. Я не говорю, что мы достигали совершенства, Ничто, достигнутое техническими средствами, не совершенно. Но это вполне реальная вещь, работающая в реальной жизни. Она ускоряет частоту биений сердца, она немного ускоряет скорость мышления. И это мультизадачность, так что ты начинаешь делать что-то одно, и дело идёт вперёд... И тут вдруг выскакивает другое... И ты получаешь два одновременно идущих потока мышления. Это поразительно в своём роде. Поэтому ты останавливаешься и пытаешься вернуться к нормальной работе мозга. Но при этом ты даёшь своим старым мозгам хорошую встряску, и ты должен потом заново перезагрузиться.

— Понятно.

— Слушай, я с тобой откровенен. Конечно, там имеются некоторые языковые проблемы, и иногда ты начинаешь бормотать. Но, сынок... ты дважды человек! Ты можешь думать одновременно на двух языках. Если ты потренируешься, ты сможешь делать удивительные вещи двумя руками одновременно. И самое лучшее, мальчик, — это когда ты ведёшь два поезда мышления и они вдруг начинают обмениваться пассажирами. Это и есть интуиция, то есть когда ты знаешь что-то, но не можешь понять, откуда это пришло. Всё происходит в подсознании. Это мышление, о котором ты не подозреваешь. Но когда ты к этому привыкаешь, идеи начинают идти потоком. Они смешиваются. Они обогащают друг друга. Они придают друг другу богатство и изящество. Это уже вдохновение. И это самое прекрасное ощущение, какое ты можешь испытать. Единственная проблема — иногда идеи настолько смущающе велики, что у тебя появляются проблемы с повышенной импульсивностью, ты не можешь её контролировать.

— Да, я заметил эту маленькую проблему.

»


-- Брюс Стерлинг, „Распад“

Описание, выделенное полужирным — это то, как работает мышление в разогнанном режиме (достигается разными средствами), и то, ради чего нужны ноотропы, и что происходит, когда в игру входит нормальный мультиличностный режим. Причём, интересно, что Стерлинг решил написать об этом „в консервативном ключе“ — у него мультиличности всего двухканальны. В то время, как в реальности это число двумя не ограничено.

Что ещё более интересно — в той же реальности активизация подсознания не зависит от того, есть у человека расщепление сознания или нет. То есть, можно испытывать описанный прилив „идей ниоткуда“, вдохновения и интеллектуального кайфа от складывающихся деталей решения воедино, и при этом не быть мультиличностью. А можно быть бездарной, скучной мультиличностью. То есть, это не связанные жёстко вещи.

Вообще, с ноотропами за последние три года связано несколько наблюдений.

Во-первых, как и говорилось изначально, ноотропы не делают людей умнее (меня до сих пор удивляет, какое количество людей считает иначе), и у этого есть свой недостаток — сколько не корми идиота или утку нетворческую личность ноотропами, если он не умеет генерировать идеи или не готов использовать свой увеличившийся ресурс — препарат уйдёт впустую. Вернее, возможно, тупой идиот человек с медленным течением мыслительных процессов станет не таким тупым более адекватно реагировать на стимулы, но личность останется прежней.

Во-вторых, сверхъестественные эффекты возникают очень редко, и лишь у двух видов людей:

  • Те, кто очень нестабилен. У них инсайты и интуиция иногда обостряются, иногда отключаются. Но никаких закономерностей (кроме усталости, стрессов и других пограничных состояний — но это и так известно) нету. Один случайный перекос настроения — и человек превращается в гения.

  • Те, кто понимает, что с ним происходит. Вообще, на фоне выросшего количества людей, которые знают про ноотропы и возможность управления психикой, значительно увеличилось число тех, кто сознательно работает со своим мышлением и сознанием. Они рано или поздно приходят к тому, что сами по себе инсайты не управляются, но существуют „продуктивные состояния“, наступающие без предупреждения. В эти самые моменты работать приятнее, и, зная, что происходит, такой человек оказывается лучше подготовлен к работе.

    Несмотря на то, что нестабильным гениям такой человек сильно уступает, за счёт фокуса на задаче и „туннелирования“ усилий, он оказывается намного более продуктивен. При этом, научившись однажды брать под контроль это состояние, оказывается, что такие созидательные состояния идут очень часто. Чаще, чем у тех, кто не использует подобные средства „самоактивации“.

 
 
 
 
 


  • Current Music
    North West Three — Fatboy Slim
vanity

„Вечное сияние чистого разума“ — арт-хауз по-голливудски // часть первая

Итак, мысли в коробке, скопившиеся за первые сутки после просмотра, и сформировавшиеся во время сеанса, а также позже, в вечерней беседе.

Голливудский арт-хауз

„Сияние“ очень понравилось, понравилось той самой жизненностью и реалистичностью, которая свойственна рассказам об „обычных“ ситуациях, об отношениях, конфликтах и людях вообще. Стилистика выдержана настолько точно, что в первые полчаса в моей голове неизбежно всплывали сравнения и цитаты из моей записи об „Открой глаза“, а также настойчиво крутилась мысль о том, что Гондри снял совершенно офигительный арт-хауз на голливудской инфраструктуре, и сделал его именно таким, каким он должен быть.

Ведь, по сути, концепт-кино должно быть расширением и интеллектуальным дополнением к развлечению, а не просто замещать его и идти параллельным потоком „для тех, кто в возрасте пяти лет был насмерть перепуган диснеевскими мультфильмами“ и теперь относится ко всему голливудскому с недостоверно оправдываемым снобизмом. „Сияние“ и показывает пример, как сочетается одно и другое — мейнстрим-мелодрама и набор провокационных идей, неоднозначностей и конфликтов, часто на грани безысходности.

Хэппи-энд с трагедией

Обычно в мелодраме разыгрывается какая-то сложная для героев ситуация, которая в конце кончается либо полным разрушением мира, либо сворачивается в хэппи-энд, успешную концовку разной степени натянутости. Кауфман и Гондри совместили и то и другое. В „Сиянии...“ итогом мелодраматической трагедии становится тёплая и мягкая, человечная концовка, последняя доза новокаина, чтобы выйти из зала можно было спокойно, с ощущением „простого человеческого счастья“ и завершённости, отложив размышление о возникающих вопросах „хоть немного на потом“. Зато когда это „потом“ для зрителя всё же наступает, фильм превращается во что-то sweet'n'sour — сочетание хороших воспоминаний, общего ощущения счастья и непроглядности реальности, с её сложными и неоднозначными человеческими отношениями.

Жизнь из цитат

„Sweet and sour“ — часто упоминаемый оборот в „Ванильном небе“, и в „Сиянии“ есть масса моментов, где встречаются такие „общие“ места. То ли это действительно цитаты, то ли контекст располагает, то ли просто статистическое совпадение из-за избытка данных — чем больше изучаешь тему, тем более изощрённые и стройные последовательности тебе в ней видятся. Если учесть общую тенденцию к переплетению снов и реальности в культуре, то остаётся только думать что всё это не случайно. Изменение памяти и превращение жизни в сон — это тема Дика, которого очень хотелось бы упомянуть в связи с „Сиянием“, но это будет чуть позже. Если говорить о цитатах и переплетениях, то лучше всего взять „Мементо“ с его сверхжёсткой развязкой. А ещё можно найти массу визуальных решений, напоминающих о „Матрице“, например.

Как бы то ни было, когда Джоэл для спасения от „зачищающего демона“ уходит в детство, с напеваемой в нём песней „Row, row, row your boat“ у меня случился сложно-описуемый флэшбэк из наложившихся кадров детства Джоела, Дэвида Эймса и, как-то боком — Джулианы из „Ванильного неба“. И тут же цитата с сайта cameroncroweonline.com:

In Julianna's first scene in the movie and her cell phone rings. The cell phone rings to the tune of "Row Row Row Your Boat" which of course, contains the lyric, "life is but a dream".

Лучший дуэт сезона и другие открытия

Кейт Уинслет с голубыми волосами — это такая повзрослевшая Мальвина, которая лишилась всей своей чопорности, и потерявшая все жизненные ориентиры, из-за чего её колбасит в разные стороны, и она постоянно пытается понять, чего же ей ещё хочется. „Ветреность — имя тебе“, да. Живая, и очень, очень узнаваемая, так как у меня в разное время было несколько таких знакомых. Вот некоторые их черты, слова, жесты, наборы реакций и даже последовательность мудсвингов — живьём попали на экран. Улыбка понимания и масса симпатии персонажу обеспечены, понятно.

Джим Керри в роли немного нервного, напряжённого, но вполне нормального человека совершенно органичен. Он вообще потрясающий, потому что его Джоел куда более противоречив, чем импульсивная Клементина. Ему приходится, с одной стороны, отстаивать своё счастье, с другой стороны — переступать собственную пассивность и нерешительность. Он эмоционален и при этом лишён достаточной для выражения эмоций „яркости“. Он — абсолютный романтик, и вынужден с этим как-то жить. Лишь в последней трети, когда мир в воспоминаниях меняется на глазах, Джоел превращается в паникующего Трумана, отыскивая последние пути для спасения своего прошлого, и здесь теряя остатки сомнений — отступать некуда, остаётся идти напролом.

Мэри (Кирстен Данст) и Фрэнк (?) — отлично отплясывают на постели Джоела, но настоящий фурор произвёл Элайджа Вуд в роли туповатого Патрика. Он выглядит так, словно его только что вытащили со съёмок телеверсии британского „Trainspotting“ — настолько он насквозь английский и раздолбайский. Здорово.

Атмосфера

Это самое главное, что удалось создать — и в атмосфере смешались все оттенки, от романтичности до фантасмагории, в своей, уникальной пропорции. Мне понравилось настроение того самого молодёжного угара, и парадоксального поведения малоквалифицированных „стирателей“, которые без стеснения нажираются и укуриваются травой у „жертвы“ в гостях. Безобразие полнейшее, но очень смешно — именно из-за немыслимости. Хотя вполне могло бы произойти. Мы же помним своё хипповское беззаботное прошлое (а для кого-то — и по сию пору настоящее). И характерный молодёжный цинизм в смеси с тем самым раздолбайством из-за неопытности.

Дик как он должен быть

Это „могло бы произойти“ (то, что выше, в начале я назвал реалистичностью) — шикарная находка. Гондри удалось разыграть фантастическую историю так, как она бы происходила здесь и сейчас. И это-то самое дорогое и ценное — то, что выбивает ленту из всех классификаций. Она не чистая мелодрама — из-за юмора и фантастичности; она не фантастика, потому что нету соответствующего антуража и всё слишком „естественно“.

И здесь вступает в игру изначальная тема Дика и его „резкого изменения реальности“: Гондри с Кауфманом формируют идеальное окружение для экранизации Дика, где зритель не будет отвлекаться на дивный новый мир будущего, стеклянные панели и удивительную архитектуру. Где всё обыденно, кроме людей и событий, без лишнего технократизма и художественного выпендрёжа. Именно здесь приёмы „голливудского арт-хауза“ были бы максимально оправданы — достаточно вспомнить, что один из самых впечатляющих эпизодов „Особого мнения“ происходит не в футуристических декорациях, а в ретро-лаборатории сумасшедшего учёного-алхимика-трансплантолога.

Продолжение сле...

[01] | [02]



  • Current Music
    Sigur Ros - Svefn-g-englar — Vanilla Sky OST
vanity

Доброе утро, МСК

Время на час вперёд, а мы уже к нему привыкли. Действительно, чего уж нам-то привыкать, с нашими опытами по депривации сна и тридцативосьмичасовыми сутками.

Утром встанем рано,
Если мы попросим,
Мама нам расскажет
Про ядро урана
Двести тридцать восемь.

Спать уже можно с открытым балконом, на ночь капсулу фезама, как раз, чтобы утро, начинающееся с безумного воя мобильника, который благоразумно оставлен в прихожей (чтобы кое-кто не дотянулся), началось когда надо, то есть в 6:40, а не в 8:30 (это у нас следующее „окно“ пробуждения). Ну и что, что лёг в половину второго?

Завтрак (сказать проникновенно „уже пора!“ родителю на ушко и пинками отправить приготовить нам всем что-то поесть) завершается ещё до восьми, и после этого можно в здравом и проснувшемся рассудке сесть за клавиатуру и вернуться к делам, поставив заодно что-то „взлётное“ из DJ Tayla или один из альбомов Looking Back, и... можно сказать, что „даже если счастья нет, то мы его шустренько сейчас организуем“. Кто бы ни кусал нас за попу.

  • Current Music
    Sakora — PFM [LGRB003]