Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

vanity

Семинар по креативу: ожидания, чему это нас научило, и моя история

Этот пост — часть серии постов о том, как мы (несколько партизан из ОМГ Лес) сходили на семинар по креативу Ольги Павлыш из компании Авантюрра.

Начало: что понравилосьМоя история и ожиданияКонспектЧто не понравилосьКак сделать лучше

Эта часть рассказывает о том, какие у меня остались впечатления. Для начала перечислю свои ожидания, с которыми я шёл на семинар (ведущая никого об ожиданиях не спрашивала, кстати, ни до, ни после). Вот, что я рассчитывал там встретить:

  • Список пары-тройки универсальных креативных подходов.
  • Краткая и быстрорастворимая методология креатива, которую можно запустить в работу прямо сразу, сначала по бумажке, потом самостоятельно.
  • Стандартная воркшопная схема «Структура — пример — применение».
  • Готовность к краткому обзору метода цветных шляп, метода комнат Диснея, создания идей по распущенной варежке — методов много, и всегда интересно видеть успешную реализацию почти любого метода.
  • Ожидание креативных технологий, способов входа в поток, источников вдохновения и инсайт-генераторов, а не технологий машинного доения. (Разница между первым и вторым для меня колоссальная.)

Но встретил же я там всё же совсем другое. C очень большой натяжкой можно сказать, что «всё это там было, а я просто хочу слишком многого и сразу». Но лучше по порядку.

Collapse )
  • Current Music
    Chicane - Halcyon
vanity

Столько внимания одному сериалу нельзя уделять, но я просто не могу сдержаться

Третий сезон House M.D. — самый лучший.

Каждый раз, когда кончается очередная логическая линия в том или ином многосерийнике, с волнением и опасением ждёшь нового сезона. У меня ушло примерно десять дней, чтобы уговорить себя начать третий сезон. Первые несколько серий были привычным «медицинским детективом», пока не начались самые-самые сложные эпизоды. С тридцатью серебренниками, сексуальным голодом, супертанкерами, вещими снами, инвалидными колясками и раковым диагнозом. Мне осталось ещё восемь серий, но уже сейчас третий сезон для меня стал самым лучшим из всех.

Теперь с некоторым беспокойством я жду, когда придется досмотреть эти восемь серий и начать четвёртый сезон. Очень хочется надеяться, что со сценаристами Хауза не случится прогрессирующая деградация, как это вышло с «Побегом из тюрьмы» или с «Героями». Такие шоу должны уходить из проката на пике, а не в минусе.

vanity

Внутренние диалоги // Десакрализация отношений как индикатор их поверхностности

Девушки стояли около стола, разбирая сваленные в кучу листки бумаги, какой-то бумажный спам, книги, компакт-диски. Одна из них, вытаскивая погребённые под всем этим блокноты, пролистала первый попавшийся, пробежав глазами по страницам — „своё? не своё?“ Молча передала блокнот сестре, свой кинула в сумку и вышла в прихожую, стянув по дороге со спинки кресла вельветовую рубашку и накинув её на плечи поверх водолазки, поправляя уже перед настенным зеркалом от трюмо, застёгивая пуговицы и поправляя карманы.

— Увидела там у тебя осенний текст о десакрализации, и могу рассказать тебе на эту тему кое-что, если хочешь.

— М-м... — её сестра, ушедшая с головой (буквально) в надевание свитера, начала что-то говорить. — Давай. А о чём им...? — она пробирается через воротник, и после этого уже заканчивает начатую фразу. — ...менно? Я-то тогда писала про управление образом. А у тебя что?

— Тоже самое. Почти, — в ожидании сестры блондинка-в-вельветовой-рубашке садится на пуфик в прихожей, подвинув к себе сапоги, проводя по замше щёточкой. — Только здесь мы управляем образом отношений. Отношений тебя с кем-то ещё — обычно в паре. Изобретённый велосипед состоит в том, что все эти фунты лиха и съеденная вместе соль в пудах нужны, чтобы сбить с отношений всю магию и очарование, которые могут быть им присущи. Лишить их игры, эмоций и срезать до одних только действий и позиций — что твой друг сделает, и сделает ли, какую позицию займёт, и займёт ли.

Проходя по носкам и бокам каждого сапога, она „расчёсывает“ и направляет замшевый ворс в нужные стороны, оставляя почти чистую и матово-чёрную поверхность. Договорив одну из фраз, убирает щётку в обувной шкафчик.

— Эм... То есть, образ разрушается, остаётся лишь каркас, несущая база?

— Да. Именно.

— Хорошо. А что это нам даёт?

— Не знаю, что даёт. Хотя нет, вру. Это даёт нам индикатор искренности и истинности в отношениях. И у нас получается два основных крупных типа отношений вообще:

  • Отношения реалистичные
  • Отношения иллюзорные

Тут я могу только вслух предупредить тебя постараться избежать любых негативных и позитивных оценок и коннотаций, которые обычно прицеплены к тандему иллюзорности/реалистичности.

Реалистичные отношения — это некая связь с человеком за пределами привычного общения. Дружба, любовь, партнёрство — что-то, что вас связывает под толстым слоем лежащих сверху традиций и установок. То, что, несмотря на все разногласия в мелочах, по-прежнему будет вас связывать. Метауровень. Отношения под — или над, смотря откуда считать — отношениями.

Иллюзорные отношения — это ролевые игры и та самая магия общения. Умолчания, открытость, искренность, социальные позиции и всё многообразие, которое возможно из этого общения извлечь. Иллюзия игры, иллюзия доверия, иллюзия превосходства, интеллекта, глупости, ревности — любые состояния, любые эмоции. Понимаешь, о чём я?

За это время сестра, одевшись, застегнув пиджак и бросив в карман мобильник, успела собрать в папки документы по нескольким проектам, и, внимательно слушая, прокивать себе всю шею.

— Аха. Как я поняла из твоего захода о коннотациях, ты считаешь иллюзорные и реалистичные отношения равноправными, так?

— Ах-ха. — опуская ногу в левый сапог, застёгивая медленно молнию, с удовольствием чувствуя на щиколотке плотный обхват материала.

— И кризисные ситуации — это индикатор того, в каких отношениях ты завязла на этот раз?

— Ах-ха. — то же самое повторяется с правым сапогом. После этого внимание девушки привлекает кусок чёрного крема, прилипший к набойке каблука. Она, по-свински, пальцем стирает этот крем, а палец вытирает бумажной салфеткой, задумчиво рассматривая проявившийся рисунок на подушечке пальца и вполголоса замечая: Ну вот, руки мыть теперь...

— Тогда рассказывай, к чему здесь десакрализация. Я что-то на краю восприятия чувствую, но связать пока два и два не могу. Что именно ты хочешь десакрализовать, если кризис уже всё делает за тебя, и если пуд соли всё равно съесть можно не со всеми?

— Это самое интересное. Кризисы ты можешь устроить и сама. То есть, можешь устроить, можешь смоделировать. Устроенный кризис в обычной жизни — это попытка поставить партнёра в неудобное, дискомфортное положение. Или провокация его на то, чтобы он это сделал с тобой — подставил тебя под удар, заставил пройти через какой-то перемалывающий конфликт и так далее. Смоделированный кризис — это оценка того, сможешь ли ты вообще что-то такое экстраординарное устроить безболезненно. До того, как что-то будет действительно сделано.

Она делает паузу и открывает блокнот, отлистывает пару страниц, потом достаёт палм и пробегает глазами поочерёдно по экрану и строкам на бумаге. — Чёрт, у меня здесь всё иначе, с другой стороны записано совсем, наш разговор с тобой как-то совсем по-другому идёт... Ну ладно. Попробуем.

— С разговорами оно всегда так. Ты можешь зачитать тезисы, в общем-то.

— Да нет, будет казаться, что они вырваны из контекста... Р-р-р. Фак. Ладно, Аллах с ним. Слушай дальше, я буду как-то сводить концы с концами. Итак, представь, ты общаешься с человеком, давно его знаешь, и в какой-то момент, как нам с тобой это свойственно, хочешь попробовать спровоцировать человека на нестандартные реакции. Или перейти на более глубокий уровень взаимопонимания.

Для этого ты — р-раз, и отыгрываешь с ним ситуацию раскатывания его информационным катком. И, как зайка -юннат, наблюдаешь, что будет. Вариант — выбираешь удобную ситуацию и позволяешь твоему визави раскатать катком тебя, рассказать, какая ты на самом деле глупая или ещё как-то показать всю твою истинную стервозно-истеричную сучность. Если всё будет нормально, то ты, на фоне оправданной ненависти и обиды, заметишь наше любимое с тобой ощущение — „что бы ты ни делал, я всё равно люблю тебя. Гад. Сволочь. Ненавижу, какой ты хороший“.

Причём не просто в виде мантры, а в виде чёткого знания, что любить есть за что, и обижаться по-настоящему смысла нет. Есть лишь временное нежелание общаться с источником обиды. А может и того не возникает, пока хватает терпения. Хотя смысл именно в том, чтобы пробить вообще всякое терпение, снести человеку крышу и устроить изменённое состояние сознания, хоть ненадолго.

В этом и есть десакрализация — мы снимаем с отношений вашей пары все возможные умолчания и вежливые установки, исключаем расшаркивания и превышаем любые существовавшие пороги мелкого необидного стёба. Кризис — в переломе стереотипов. В горниле ловим то, что останется. Это похоже на „испытание вниманием“, когда ты даёшь человеку столько внимания, сколько он может унести, и смотришь, во что он превратится, но в случае с „кризисной десакрализацией“ ты испытываешь не человека — так как это и правда иногда чересчур жестоко. Ты испытываешь ваши отношения вообще. Чтобы для себя понять, какое у них будущее.

— Хорошо... Но ведь этим ты разрушишь иллюзии. Или человек может не понять тебя и всерьёз решить, что с нами лучше не общаться, нет? Или ты можешь ни в чём не повинного хорошего зайчика пропустить через эмоциональную мясорубку, устроив ему персональный ад, если „раскатывать“, как ты выразилась, будешь его ты, известная инквизиторша.

— Сложный вопрос. Все четыре сложные... Разрушать иллюзии — это иногда неприятно, да. Особенно если без них ничего нет. Но я-то придерживаюсь прагматичной точки зрения, что рано или поздно все иллюзии развеются. И если мы не сделаем это своими руками в рамках образовательного опыта, потом это будет больнее. И глупее.

Во-вторых, мы с тобой имеем привычку „хотеть настоящего“, и уже получив настоящее строить поверх длинные и разветвлённые ролевые модели и игры, плести иллюзии и строить информационные замки. То есть, без иллюзий мы играть не хотим, но и без реального фундамента близких отношений, дружеских, романтических или партнёрских, пальцем о палец бить тоже не станем. Поэтому для нас разрушение своих иллюзий — возможность проверить их на прочность и интересность, а разрушение чужих... Залог собственного спокойствия это, вот что. Не люблю, когда кто-то в рамках своей иллюзии прикладывает и примеряет на меня свои же ожидания. Секс — это ещё не повод для знакомства, да.

Если человек решит с нами не общаться больше... Ну, пусть не общается. Я, лично, не незаменима, меня спокойно можно променять на кого угодно. Про тебя не знаю. Из-за того, что я знаю, что не незаменима, я спокойно отношусь к этому факту, и знаю, что если кто-то не сумел меня понять — это наша общая проблема, но без обратной связи её не решить. Если же человек ушёл, значит проблема решается автоматически, и меня пошли заменять. Подумаешь...

Персональный ад... Дорогая, я уверена в том, что пропускать через это себя надо. Нас с тобой — ещё и регулярно. Это закаляет, особенно такие хлипкие и эмоционально неуравновешенные души, как наши. С невинными зайчиками сложнее — кто-то может не перенести, но для этого я и стараюсь постоянно выбирать правильную дозировку агрессии и несправедливости, чтобы спровоцировать, задеть — но не убить. Не убить ни в коем случае. И стараюсь обернуть всё это так, чтобы оно было утилизировано, а не прошло даром. Если прошло даром — то лучше бы убило, ей-богу. И поэтому... — сестра перебивает её в этот момент, подняв ладонь.

— Я поняла, кстати, что невинный зайчик — это тоже одна из иллюзий, одна из самых забавных. Если кто-то общается с нами (то есть, не просто здоровается, а как-то связан с нами теми или иными личными отношениями) — он уже не невинный зайчик. А такое, знаешь, прожжёное зайчище.

И чем ближе к нашему внутреннему кругу общения — тем больше жизненных навыков, тем жёстче и опытнее человек внутри, тем меньше у него чувствительность к внешним играм. То есть, ты права, предлагая жёсткий кризисный подход — опытных, умеющих защищать себя и закрываться от конфликтов людей, можно пробить только ударив наотмашь. Шок, ярость, несогласие. Воах. Да, понимаю... Кстати, Кукуц бы убил тебя. И меня. Нас обоих бы убил.

— Именно. Удар наотмашь — это наиболее близкая метафора. И в результате ты сможешь понять, насколько сильна над вами обоими власть иллюзий, насколько все отношения вообще зависят от образов и ролей. У меня, к примеру, есть несколько знакомых, с которыми я просто не решусь такое проделать — я им не доверяю. Ещё кто-то не поймёт, где-то кроме иллюзий ничего нет, и я как представлю, что подойду к такой знакомой, и вместо вежливости-обходительности выскажу ей на „ты“ и в лицо всё, что я могу абсурдного придумать — жуть берёт. Почти все социальные отношения — это вещи, круто замешанные на иллюзиях, кстати. Так уж работает общество.

Если же ты кого-то „раскатываешь“, а он спокойно в это включается (либо как оппонент, либо как твой конструктивный критик или во всём согласный друг, ругающий себя вместе с тобой) — без вопросов, без сомнений, лишь доверяя себя тебе и твоему мнению, то здесь и проявляется пара. Ну, и искусство управления конфликтом, конечно. Правда, если это был лишь грамотно улаженный конфликт, который ничего на самом деле не показал, то то краш-тест и кризисный перелом надо проводить ещё раз. Пока не проникнет внутрь и не заденет.

Впрочем, свою настоящую пару ты и так никогда не заденешь. Потому что отношения на метауровне не рушатся сами собой, и пока вы синхронно меняетесь и подстраиваетесь друг под друга, вне зависимости от того, как часто вы общаетесь, ощущение единства остаётся. И поехали-ка на работу, я даже руки засуну в перчатки, чтобы этот Страшный Чорный Палец никого не смущал, мыть уже в офисе будем. А то нас там хоть и не ждут с нетерпением, но хорошо бы доделать кое-что, и начать новое. Аха?

В ответ молчание. Молчаливое сопение, пока сестра выходит к лифту. Размышляет.

— Аха. Поехали.


  • Current Music
    Quiddity (Second Visit) — Max 404
vanity

Неформальный голос компании // artlebedev.ru как корпоративный блог

На главной странице сайта студии Лебедева уже не раз появлялся „неформальный контент“, и последним, совершенно экстремальным образцом стал транспарант с нецензурной цитатой из Шнура по поводу празднования дня рождения студии, провисевший все выходные с 1 по 3 октября.

Сегодня в новостях на главной странице появился следующий текст:

«

«Мурена» скурвилась. Переходим в FAQ-Cafe — там недорого, вкусно, хороший кофе, официантки сидят в ЖЖ, а в сортирах висят мониторы. И вообще, нам с Воронежским и Швецовым выдали сразу по скидочной карточке.

»

Если это не блог с лытдыбром, тогда я не знаю, что ещё можно приводить в пример.


vanity

С лучшим днём года, как водится

Действительно, как водится... Дорогие те, кто читает ленту этого журнала. Френды и не очень, хорошие люди и симпатичные виртуалы.

Я поздравляю вас с лучшим днём года (ЛДГ) — четвёртое мая традиционно является лучшим днём года, так как сегодня у меня день рождения. Я провожу его каждый раз с разной степенью увлекательности, но от этого он всё никак не потускнеет — даже когда у меня температура под сорок. Очевидное достоинство этого дня — его необязательно помнить, потому что у вас всегда найдётся дюжина более важных забот и поводов, которые надо держать в голове. А так как для меня этот день — в своём роде день праздничной вахты и исполнения чужих желаний по случаю ЛДГ, то служебное положение обязывает меня напомнить вам о нём.

Я могу поздравлять вас, могу скромно молчать, но свою долю удовольствий вы получите, даже если ничего обо мне не знаете. Или не помните. Или вам всё равно. Это ни в коей мере не лишает меня возможности (и желания) сделать день 4 мая лучше.

Городская овца поздравляет вас, потому что это хорошо. Это — повод для счастья, радости и веселья, для песен и плясок. Сегодня единственный день в году, когда я могу любить всех бескорыстно, ничего за это не рассчитывая получить.

С лучшим днём года вас.


  • Current Music
    velvet — A-Ha
dare you

[pstk] Всё ближе к краю. // гиперреальность

Этого мира нету больше.

...Те или иные фразы, всплывающие в сознании, превращаются в персональные магические формулы, которые мгновенно, с едва уловимым лёгким шелестом, развёртывают полотно реальности. И сегодняшняя сказка почти об этом.

Утрированное определение:
Гиперреальность — это особое состояние сознания, которое характеризуется повышенной чувствительностью, остротой, жизненностью ощущений от окружающего мира.

Что-то похожее (в плане тактильных ощущений) можно почувствовать под мдма, иногда удаётся заглянуть в этот мир под чем-нибудь ещё из психоделиков, но смысл именно в том, что сам мир не меняется, усиливается только поток восприятия, который начинает вливаться из всех органов чувств. Отчасти это похоже на переполняющую полноту звуков вокруг, когда заложенные от резкого падения давления уши вдруг снова слышат „в полную силу“.

Психотек в своём достраивающе-моделирующем образе открыл мне в своё время неожиданную область для его применения — создание и „раскрашивание“ реальности существующей. Вернее, сразу два процесса скрывались за обозначением „раскрашивание“ — первым процессом является именно развлекательная, по-детски наивная игра с миром, когда аврора играет в небесах под Sigur Ros.

... В отличие от взрослых, дети мало смущаются при необходимости менять мир под себя. Перекрасить, разрисовать, переставить, разломать и сложить иначе — в этом весь ребёнок, который всё также живёт в каждом человеке, вне зависимости от возраста. Вспомнив это, я задумался — „Если всё, что есть и останется у меня от мира — это мои воспоминания и моё настоящее, то почему бы мне не видеть всё в ином, красивом свете? Так, как мне комфортнее и интереснее?“ В этом, в частности, и заключается задача визуальных систем психотека — строить живые образы, встроенные в реальные декорации. От всякой ерунды, вроде „полярных сияний“, сопровождающих тебя по дороге и движущихся под музыку в твоей голове, до вполне серьёзных персонажей, интерфейсов к тем или иным системам или ситуациям.

Лирическое о.: Интерфейс к ситуации, или механика времени и пространства — это отдельная тема, которую, если получится, я разверну так, чтобы увлечь вас за собой. В двух словах — любая ситуация состоит из событий, процессов и участников. Переставляя их, переставляя их образы, перестраивая взаимодействия, мы меняем весь контекст.

Иногда это перестраивает реальность. Иногда нет. Мне это не очень важно, пока я не влез в это полностью, но как инструмент, интерфейс к ситуации — очень мощная штука.

Мир в красках приобретает новую глубину, во всех смыслах — от восприятия этого нового мира, до осознания новых значений того, что в нём происходит. В этом, новом мире возможен „мировой заговор“, возможно практически всё, потому что в информационном пространстве моделирование, даже подчиняющееся нашим законам, всемогуще. Это и есть игровая часть, которая лежит в основе. И она же питает второе направление, ключевое для понимания гиперреальности.

Итак, вторым процессом, включённым в „раскрашивание“, является другой „кит“ психотека — параллельное отыгрывание мира, или, проще говоря, оживление моделей, нарисованных буйной фантазией.

Мне повезло, моя фантазия довольно ограничена, поэтому оживлять модели мне очень просто — основные ресурсы уходят на воссоздание чего-то (кого-то) уже существующего вокруг меня. Заставить что-то двигаться гораздо проще.

И в этом, собственно, смысл гиперреальности — параллельное развитие событий позволяет прожить и воспринять вдвое, втрое больше, чем это привычно для человека. Глубже проваливаясь в ткань реальности, начинаешь понимать её изнутри. Воспринимать поступки людей на уровне своего тела — как если бы они являлись тобой, твоим родственником или братом-близнецом. Не соглашаясь, осознавая их право на свои решения, но видя, как они к этому пришли. Таким образом, можно сказать, что запущенное в режиме одновременного моделирования потоков времени и восприятия реальности, сознание охватывает реальность гораздо плотнее, чем прежде. Вот она, прелесть состояния — это непередаваемое ощущение всего мира в себе.

Я не могу это описать, мне просто не хватит слов. Но это состояние — одна из частиц, составляющих настоящую полноту бытия. Это больше, чем солипсизм. Это больше всего, что мне известно, и похоже скорее на совершенно иной способ познания, чем на жизненную философию.

UPD: Да, ассоциации с Квизац Садерах очень к месту. Здесь, похоже, система ещё потенциально глубже, другой вопрос, что в моём сознании, скажем, целиком это так и не помещается. До сих пор. Что, впрочем, не мешает формировать мне концепцию метаархитектуры, и постепенно включать её всё глубже в свою реальность. Я давно понял, что пустая теория не привлекает меня. А пустая практика не вдохновляет.

Контекст:

  • психотек
  • гиперреальность
  • поглощающая сложность
  • Current Music
    Flugufrelsarinn — Sigur Rуs
vanity

дневник антрополога // естественный интерес

Каждый вечер приносит новые мысли, и у меня даже находятся такие направления, где я просто привык думать и генерировать новые идеи. Там хорошо и окутывает освежающий туман творческого подьёма.

На фоне загрузки в 120-150%%, которая имело место быть в последние полторы недели, уровень занятости 80% последние два дня, заставляет меня задумываться о том, с кем бы пообщаться вечером, и состояние и ощущение это выглядит поистине свободой. Во время долгих пауз, которые снова появились (отключенные средства связи), urbansheep с интересом обратил внимание на сексуальную сторону своей жизни. Оказывается, там находится масса интересных деталей, помогающих с понимающей улыбкой рассуждать о собственных пристрастиях и „любовях“.

  • Очень интересно наблюдать за тем, как смещается фокус внимания при общении с противоположным полом — по каким маршуртам оно идёт. Это позволяет, однажды выяснив „красную линию“, уточнять, как же сделать так, чтобы мне кто-то понравился больше или меньше.

    Удобство знания механизма в том, что то, что уверенно знаешь изнутри, проще взломать, направить на достижение своих целей. Как только выясняешь, что человек не сможет измениться сам, но тебе он интересен или полезен или просто „очень нравится, если бы не“ — на некоторое время ради взаимного счастья можно отвлечь себя тем, что безраздельно поглотит всё твоё существо. Это не просто приятно, это ещё и очень красиво — моделирование любви (не создание отношений, не игра на инстинктах, а именно создание предпосылок к чувству, а потом и лёгкое, облачко за облачком построение любви целиком) оказывается одной из самых красивых сфер „человеческих сказок“. Нравится.

  • Интересует соотношение разных ощущений в конечном влечении — увлекательно наблюдать за тем, какая часть заполняется красивыми образами, какая — сходит с ума по голосу, вплоть до отдельных нот и тембра, тает от того, как переливается мелодия речи в разные моменты. Отдельно можно увидеть, сколько зависит от прикосновений и ощущений, от парфюмерии — как естественной, так и „классической“ искусственной.

    Такие наблюдения проще всего вести в ретроспективе, анализируя и переживая вновь и вновь испытанные в разное время ощущения — то, что остаётся в памяти особенно ярко, как правило и оказывается „доминирующим“ фактором. Впрочем, прошлое — прошлым, но находясь рядом с людьми постоянно, привыкаешь отмечать, что тебе в них нравится, что нет, от чего тебя сразу уносит в поднебесье, а что вытирает воспоминание из памяти почти сразу (помнить забытое, кстати, самое сложное).

  • Вместе с восприятием и модальностями невольно начинаешь замечать, насколько часто и как именно появляются образы того или иного человека в сознании — кого вспоминаешь чаще, как именно и из-за чего. Это даёт почву для размышлений, из которой и рождаются безумные проекты по воссозданию в памяти тех, кто тебе дорог. Тех, кого тебе хочется рядом с собой всегда.

    Именно такие наблюдения позволяют понять — а какое же соотношение реального и „виртуального“ в тех людях, с которыми я действительно общаюсь каждый день. Насколько то, что я вижу, основано на фактах, и насколько — на моих желаниях, моих мечтах и отрефреймленных мной посылок. Проще говоря — сколько в каждом сказки.

  • Отлавливая своё внимание, увлекающееся кем-то, через некоторое время начинаешь безошибочно выбирать, какие именно базовые параметры влекут в физическом плане. Через несколько сотен образцов, понимаешь, что же именно твоё. Почему глаза — зелёные, с чем это кореллирует в конституции и характере. Почему интересны длинные ноги и какие для тебя лично хороши пропорции тела. Почему нравится высокий рост и присутствует особая забота о форме рук и пальцев.

    И почему всё это неважно, когда встречается идеальный дикий генотип.

  • Богатое воображение, в свою очередь, тоже даёт море поводов для увлекательных исследований — на этот раз можно погрузиться в грёзы и желания, на время отвлекаясь от реальности. Правда, погружение будет скорее из „сдерживаемого интереса“ — чтобы увидеть, почувствовать, что и как нарастает, откуда появляются те или иные сны и чем спровоцированы те или иные „требования воображения“, которое настаивает на том, чтобы рисовать кого-то именно так, и никак иначе.

    Аутопсихоанализ и развёртывание чертежей сознания не просто помогает — иногда это позволяет вообще переписать всю карту отношений с конкретным человеком, „перехотеть“ его или напротив, увлечь себя в безумное и откровенное чувство. Главное — соблюдать осторожность, которая не должна позволить лезть слишком глубоко в свои глубины. Но самое интересное ещё не это.

    Самое интересное — это анализ атрибутики, всего того, что сопровождает увлечение, но не является ни внутренним образом, ни внешними качествами. Одежда, жесты, культурный контекст, поведение и воспитание. На основе этого уже вполне можно откопать совершенно потрясающие вещи — например, собрать полный список своих фетишей, которые делают из тебя того полосатого слона, который „при звуках флейты теряет волю; очень любит рыбий жир“.

    Фетиши — основа игры, впрочем, по сути они и являются главными „нематериальными игрушками“ сами по себе, особенно если это те или иные ситуации, образы или обстоятельства. Обычно это именно так: даже особая одежда — лишь желание соответствующей истории, атмосферы.

  • Впрочем, для нас, отмороженных зануд-иа, интересным ещё становится и градация интересности, разделение людей по тем ощущениям, которые они у тебя вызывают. Одновременно решается два вопроса — какие у тебя бывают ощущения, и какие люди что заставляют тебя чувствовать.

Разговаривать с собой увлекательно. Общаться с собой тет-а-тет о той или иной молодой леди — ещё увлекательнее. Люблю кого-нибудь обсудить, просто хлебом не корми, да. Впрочем, было бы это всё пустой ерундой, если бы накопленные знания не помогали в. Так как там, в общем-то, все средства хороши.

Live Journal User Rating
  • Current Music
    Sexelevatormuzik (thievery mix) — Avatars Of Dub
vanity

Про конфеты в двойной обёртке

Мне в жизни довольно сильно повезло. И с самооценкой, и с любящими меня людьми, и с духовными учителями, с предателями, друзьями — со всем этим мне очень повезло. И всё же больше всего мне повезло со мной самим, потому что уже много раз я убеждался, что я — одно из самых больших чудес мироздания. Приятно же почувствовать себя таким, да.

Так вот, вместе с этим, я много раз я замечал, что людям, общающимся со мной приходится ой как непросто. Слишком странно и неоднозначно общение со мной. „Людоеды — они как лук“. Как правило, сначала встречает всех нейтральная спокойная обёртка адекватного человека, с которым можно общаться, но он, пожалуй, слишком болтлив. Тем, кто пытается общаться ближе, болтливость (или занудство — тут уж как повезёт) приедаются, потому что позолота сползает и куда только исчезает всё волшебство. Сами, впрочем, виноваты, нечего было мусолить и возить по фольге ногтём — позолота сползла, остался алюминий, что же тут удивительного?

...По глупости (вернее, по молодости) я для того, чтобы отсеять людей, пытался им честно рассказывать, какой я плохой на самом деле — рассказывать о себе страшные вещи мне не так сложно, достаточно убрать всё хорошее — плохого останется столько, что только „самовывоз тремя железнодорожными составами“ останется сделать. Но с людьми это не прошло. Люди упорно оставались не те, кому со мной было бы хорошо (и, соответственно, не те, которые понравились бы мне).

Поэтому... я стал фильтровать своих людей. Постоянно в общении все люди проходят через тонкое-тонкое сито, и в соответствии с их собственной ценностью меняюсь с ними я. Зеркало-хамелеон...

... Вернёмся к конфетам. Остановились мы на том, что под нейтральной и приличной обёрткой скрывается такой противной расцветки гнусная мелованая бумага. Под этой мелованой бумагой находится другая — намного лучше, такая хорошая, которая переливается перламутром на солнышке, и поблёскивает в сумерках... Под этой, перламутровой, есть ещё одна — скушная, простая и вощёная, которая просто скрывает конфету, никаких ухищрений, всё обычно. Зато вот под ней... Под ней и есть конфета. Вкусная, но с имбирём, то есть на любителя. Но про конфеты пойдёт однажды другой разговор...

Зеркало-хамелеон... Да... Я запоминаю и превращаюсь в того, кем меня хотят видеть. Или не превращаюсь... Зеркало-хамелеон.