Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

vanity

Мигрень как двигатель прогресса

Во время головной боли каким-то образом так перестраивается кровоснабжение в мозгу, что тот начинает работать более продуктивно и производительно, подготавливая целиком идеи и тексты, которые вдруг можно записать на бумаге или на экране. То, на что вчера уходили дни или что ожидало своего часа неделями, теперь вдруг выкладывается чуть ли не автоматически, на автопилоте, несмотря на то. что при головной боли собственно думать — практически невозможно, можно только тупить и смотреть вдаль.

Попробовал поискать про это хоть строчку в увлекательных нейроблогах, но пока найти что-нибудь осмысленное не удалось. Хотя сам эффект от мигрени, которая помогает сдвигаться с места в труднодоступных проектах и непонятных тупиках — описан многими знакомыми и незнакомыми.

В моём случае эффект двойной — с одной стороны, снимается контроль «это не интересно» (из-за которого умирает вообще всё, что я пишу дольше одного абзаца), выключаются эмоции, пропадает потребность в том, чтобы кому-то о чём-то рассказать, и внутренние ингибиторы отступают. И здесь запускается вторая часть: на смену контролю приходит тупое чувство «это надо сделать, раз уж сложилось» и «вот и ещё пять строчек в списке дел закрыты». Обычно всё это оказывается погребено под бархатом прокрастинации (ну, не интересно же). То есть, от того, чтобы думать, мозг переходит в режим действий. Что приятно, наверное.

И это, кажется, третье важное в «деятельной мигрени». Действие — способ выйти в поток и перестать думать о себе, перестать рефлексировать, перестать оценивать себя, снаружи и внутри. Мигрень относится к необъяснимым состояниям, и один из способов от неё избавиться — забыть, перестать думать, буквально забыть.

Для этого помогают разные вещи: у кого-то это плацебо или лёгкие антидепрессанты, у кого-то гипноз и тренировки, а у кого-то работа, когда основные проблемы решены. В моём случае помогают любые способы расслабленного действия — чтение, тупление в тёплой ванне (которая и сама по себе помогает нервной системе), или вот закрытие давно затормозившихся задач. Одновременно и польза, и лёгкий вброс сератонина после очередного закрытого таска.

*

Раз уж мы тут говорим о странных вещах, то вот ещё одна странная история из копилки — всё больше действий, которые мой организм научился делать и контролировать на уровне моторики, обходятся без участия зрения. И здесь появляется интересная дуга: само по себе зрение неуклонно ухудшается и требует оптики , а моторные навыки при этом, вынужденные жить сами по себе, улучшаются и становятся самостоятельными.

Чтобы было понятно на примерах: писать с закрытыми глазами становится всё проще и естественнее, взгляд постепенно отключается от текста и возвращается к экрану всё реже. А моя главная проблема — нелинейность потока, которая и требовала раньше постоянного зрительного присутствия в тексте, теперь вдруг решается без малейших усилий, потому что стоит закрыть глаза, и текст набирается в одну строку сам собой, потому что все остальные варианты исключены.

Про всякие автоматические вещи, вроде мытья посуды или передвижений по городу и разговора нет. То есть, со стороны, наверное, оно странно смотрится, но изнутри всё наоборот, и мой внутренний аутист, который в это время, как правило, занят своими размышлениями о чём-то, или слушает играющую в наушниках музыку, ликует.

Третью странную вещь — о том, как живётся в мире, где ты хорошо слышишь, но плохо понимаешь и мало что помнишь, я отложу, наверное, на какое-нибудь будущее.

vanity

Столько внимания одному сериалу нельзя уделять, но я просто не могу сдержаться

Третий сезон House M.D. — самый лучший.

Каждый раз, когда кончается очередная логическая линия в том или ином многосерийнике, с волнением и опасением ждёшь нового сезона. У меня ушло примерно десять дней, чтобы уговорить себя начать третий сезон. Первые несколько серий были привычным «медицинским детективом», пока не начались самые-самые сложные эпизоды. С тридцатью серебренниками, сексуальным голодом, супертанкерами, вещими снами, инвалидными колясками и раковым диагнозом. Мне осталось ещё восемь серий, но уже сейчас третий сезон для меня стал самым лучшим из всех.

Теперь с некоторым беспокойством я жду, когда придется досмотреть эти восемь серий и начать четвёртый сезон. Очень хочется надеяться, что со сценаристами Хауза не случится прогрессирующая деградация, как это вышло с «Побегом из тюрьмы» или с «Героями». Такие шоу должны уходить из проката на пике, а не в минусе.

vanity

О личной ответственности и стимуляторах

Движение за „препараты для мозга“ набирает силу, и, спустя три года после моих рассказов о жизни с ноотропными препаратами количество приходящих ко мне за советами непрестанно увеличивается. Первых гостей с такими вопросами я отправлял читать справочники. Второй волне рассказывал в общих чертах, что и как. Потом люди просто задавали вопросы.

Наконец, в сознании озабоченных собственной неэффективностью, и просто любопытных людей установилось равновесное состояние „ноотропы — это не страшно“. Люди начали экспериментировать. И доходят в экспериментах иногда до очень странных стадий, не думая о дозировках, осторожности или просто благоразумии. Так обычно происходит, когда что-то становится модным — его начинают использовать без размышлений, не утруждая себя раскопками вглубь.

В общем, между нами, девочками, рассказываю то, что лучше вычитывать самим в соответствующей литературе.

Collapse )
  • Current Music
    De-Phazz - Love Set You Going (De-Phazz vs Lahr mix)
vanity

[ L ] Бегемотик-аутист, овца-шизофреник/мультик и крокодил-параноик

Совершенно гениальный сайт по продаже трёх психотерапевтических плюшевых игрушек:

В качестве тура предлагается три отдельных психиатрических „кейса“-квеста, в которых надо помочь пациентам — тем самым бегемотику, крокодилу и овце, помочь обрести целостность и справиться с нарушениями в психике. В арсенале психиатра — основные техники, от медосмотра, гипноза, и психотропных препаратов (от которых зверюшек конкретно глючит) до игро-, муз- и арт-терапии, а также „разговоры с носком“ (терапевтические беседы), общение с телефоном доверия и прослушивание мотивирующих аудиоплёнок. В качестве объяснения того, что происходит, для непосвящённых (и не лечащих врачей) есть возможность прочесть запись в „истории болезни“.

Всё чётко увязано в по-своему логичные сети решений, каждое действие может к чему-то привести, или не привести, и в итоге пациент, конечно, выбирается на свободу.

Без преувеличения могу сказать, что это самый гениальный интернет-магазин, который мне приходилось в жизни видеть. Там же, в меню с возможными действиями, есть возможность купить пациента. При его выборе приходит медсестра и упаковывает бедолагу, которого, если вы отказываетесь от покупки, распаковывает потом обратно. Несмотря на внешнюю простоту анимации, флэш-игра, с её нетривиальными ходами и совершенно убойным юмором, тоже гениальна, и по этому показателю становится на одну ступеньку с Белкой Месяца от Amanita Design.

Мне особенно близка овца, связавшая магический гармонизирующий носок, который она одевает себе на нос. Внутри неё живёт волк, который потом, по мере извлечения травматичных воспоминаний и их утилизации, вылезает-таки и натягивает магический носок на нос очередному травмирующему стимулу, помогая овце стать по-настоящему могучим зверем.

А приз за гениальность сценария отдаётся авторам за бегемотика, в снах которого деревянные головоломки кружатся в космосе под вальс Штрауса и соединяются стыкуются друг с другом, задавливая собой бегемотика. И всё это настолько здорово напоминает „Одиссею 2001“ Кубрика с её Монолитом и её же Штраусом, что удержаться от хохота просто невозможно.

nb Гениальность магазина как раз в том, о чём у себя пишет maria_d — за время игры к зверёнышам совершенно нереально привязываешься. И покупка уже представляется не как приобретение, а как одновременно и „вызволение“ пациента из клиники, и приём его под свою опеку, с приручением и желанием его излечить.

Сам вход на сайт предваряется другой флэшкой — о том, как некое негуманоидное существо в состоянии психоза орёт и огрызается на подходящего к нему человек-врача, но очень нежно гладит по носу лежащую рядом игрушку (того самого бегемотика, кстати). Гладит, гладит... Потом резкий мудсвинг — и бегемотика уже лупят по башке. А потом снова гладят. Ласково и заботливо. И голос за кадром, рассказывающий, по-моему, о том, что пусть уж лучше лупят свою игрушку, общаются с ней, и так социализируются и выплёскивают агрессию одновременно.



  • Current Music
    11- Supermarket ("Super Clemek — Run Lola Run
souloveme?

Кстати, о когитуме // Билобил, многоплановость и разнообразие ноотропов

Нашёлся неплохой текст с обзором действия разных ноотропных средств, и вот цитата, которую стоит прочувствовать:

У перечисленных препаратов основные клинические эффекты существенно различаются, но ноотропное действие присутствует всегда. К сожалению, единой классификации ноотропов пока нет. Это обстоятельство приводит к не совсем оправданному расширению количества лекарственных препаратов, классифицируемых как ноотропные. Улучшить высшие интегративные функции мозга и метаболизм нейронов, снизить влияние повреждающих факторов на нервную систему можно опосредованно (например, за счет улучшения мозгового кровообращения). В этом случае, вероятно, более правильно будет говорить о "ноотропном эффекте", а не о "ноотропном действии" некоторых препаратов.

Очень часто люди этого различия в механизмах (а значит — и различия в целях применения, и, как следствие, различия в получаемом комплексе эффектов) не осознают. А надо бы, так как раз уж дошло дело до подкручивания гаек в голове, то хорошо бы хоть какой-то набор знаний приобрести.


В копилку ноотропов рекомендуется Билобил (в данном случае рекомендуют уже и знакомые фармацевты после недавно прошедшей конференции по неврологии): cредство растительного происхождения, и с аннотацией такой длины, как будто это гематоген или порошки с аскорбинкой. Как обычно, без явных противопоказаний и побочных эффектов (если не считать таковым расстройство пищеварения).


souloveme?

[ Q ] Макс Люшер о цветовых закономерностях и синестезии

СФ: Вы часто консультируете фармацевтические фирмы. Насколько цвет упаковки лекарств влияет на выбор потребителей?
МЛ:
Одна немецкая фирма пригласила меня разработать капсулы для медицинских препаратов. Она выпускала лекарство для диабетиков, но ее рыночные позиции были не очень сильными. У компании был конкурент, который занимал 75% рынка. Я сначала изучил характер диабетиков и в конце концов пришел к выводу, как можно изменить цвета. Прошло какое-то время, и уже мой заказчик занял 75% рынка.

СФ: Какой же цвет предпочли диабетики?
МЛ:
Коричнево-желтый и коричнево-зеленый. В этой же цветовой гамме была выдержана упаковка и вся рекламная продукция препарата. Или другой пример. Как-то я делал доклад в Мюнхене, и представитель одной фирмы показал мне капсулу для антиаллергического препарата. Он спросил, правильно ли подобрана упаковка. Там было два цвета  – красный и желтого. Однако антиаллергический препарат должен действовать успокаивающе, и в данном случае более неправильного сочетания цветов и придумать было нельзя. Я предложил темно-синий и фиолетово-синий цвета. Когда пациент посмотрит на этот препарат, он уже будет ощущать, как действует на него лекарство. То есть человек сначала получит от него эмоциональную поддержку.

СФ: А вы не переоцениваете роль цвета в упаковке? Ведь существует много других факторов, влияющих на потребителя.
МЛ:
Я очень много лет консультировал различные компании по вопросам дизайна упаковки. Оптическая картинка и визуальная поддержка очень важны для потребителя. Например, в табачной отрасли проводили специальные исследования среди курильщиков, лояльных одному брэнду. Провели с ними слепой тест, то есть попросили выкурить сигареты, не называя их марку. И что вы думаете  – всего лишь два процента курильщиков «опознали» свой любимый вкус. То есть если бы в привычную пачку положили другие сигареты, то испытуемые даже не заметили бы подмены  – так они верят упаковке.

Хотя нигде в этом интервью про синестезию не говорится и слова, но то, что Люшер описывает — это как раз проявление синестетических ассоциаций в жизни, которые хорошо известны нлперам.

  • Current Music
    Blue States - Golden Touch
vanity

Почему тогда все не „сидят“ на ноотропах

«

teplorod („препараты в дорогу“): „я бы рекомендовал их принимать только тогда, когда нужно быть на пике возможностей, и есть риск не справится с поставлеными задачами. Для студентов - это сессия, для деловых людей - командировки с жестким графиком и сдача проектов.

Любые лекарства лучше принимать только тогда, когда это нужно, иначе можно отвыкнуть от обычного состояния, и на фоне прокаченного оно будет восприниматься как депрессивное и powerless.

А все время их пить не надо.“

»

Одно из основных свойств недеструктивных (в отличие от катализаторов, быстро сжигающих ресурсы организма за короткое время) и немобилизующих стимуляторов (к которым относятся и витамины) заключается в том, что они ложатся в организм, расширяя его возможности, а не используя те, что есть, в агрессивном режиме. Поэтому для того, чтобы оказаться „на пике возможностей“ требуется вполне серьёзный одно- или двухмесячный курс, который ни для студенческой жизни (когда подготовка к сессии начинается за неделю до), ни к бизнесу (особенно, если принимаемые решения и задачи планируются не более, чем за две-три недели) не подходит — когда уже нужно вскрывать упаковку, в голову ещё не приходит сама мысль о стимуляторах, потому что традиционно стимулятор — это последнее средство. Поэтому ноотропы — это не тот препарат, который принимают до, во время и после сдачи проекта. Об этом же, кстати, пишет и сам teplorod далее в обсуждении, высказывая, среди прочего, тот самый аргумент об отличии стимуляторов и ноотропов: „Основное различие между ноотропом и стимулятором, что стимулятор в конечном итоге истощает организм, а ноотроп напротив, прокачивает.“

Другой вопрос, что отвыкнуть от обычного состояния получается легко, а вот возвращаться в обычное не всем нравится.

Цитата из исходного репорта: „Есть ли влияние на память после прекращения приёма? Есть. Отупение не грозит точно, а вот привычка получать всё сразу, истощает неподпитываемую память быстрее, чем обычно, в результате в течение месяца будет плавный спад, незначительное падение за норму и возврат на обычные значения эффективности. Стоит помнить, что если не зафиксировать, насколько всё было плохо до приёма, то после прекращения приёма возвращение в норму будет выглядеть, как деградация и отупение.“

Все же не сидят на ноотропах потому, что:

  • Нет широкой рекламы (и это хорошо)
  • При том, что собрать материалы по действию препаратов и сопоставить со своей медицинской картой или пообщаться с психоневрологом из своей поликлиники может любой разумный человек, обычно делать это лень, а рисковать „наобум“ люди не любят, особенно когда речь идёт о мозгах
  • Многим это просто не нужно

[01] [02] [03]

vanity

Реакция на ноотроп-репорт

Действительно, эти люди куда опытнее и адекватнее специалистов-психоневрологов и невропатологов, к сфере деятельности которых принадлежат ноотропы. К счастью, именно специалисты проводили клинические испытания, выпускали препараты в безрецептурный список, формулировали перечень противопоказаний и побочных эффектов.

Да, действительно, сразу же надо бежать и кричать о собственной рефлексии на „звон-не-знаю-где-он“, без простейших попыток разобраться в теме, если не на уровне консультации со знакомыми медиками-специалистами, то хотя бы вдумчиво, при необходимости со словарём, прочитав аннотацию. Про посаженные почки у апажа уже ответил operkot. Также хочется добавить, что повышенная сексуальность и перманентная эрекция — это разные вещи (если кто-то не догадывался об этом раньше).

Кстати, мотивация простая — эффективное восприятие хорошо не только в работе или обучении (я не живу ради работы), и моё обучение и работа идут постоянно, с неустраивающей (даже с ноотропами) скоростью усвоения и обработки информации, хотя она много выше, чем у обычного человека. А ноотропы и дают тот самый фундамент, который ложится в основу ежедневной жизни, в виде улучшенной памяти и скорости мышления. Замечу — при незначительных побочных эффектах.

Отдельно хочется сказать, что у меня есть знакомый, который принимает ноотропные препараты последние двадцать с лишним лет, почти без перерывов. Ни на качественных, ни на количественных показателях его мышления это не отразилось, „никакого вреда, кроме пользы, нет“. Если я доживу хотя бы до его возраста (а это почти полтинник с лишним) — слава Аллаху.

[01] [02] [03]

  • Current Music
    Nothing But Sunshine — Slug
vanity

Чистое восприятие // Краткое введение в ноотропы

Сегодня одиннадцать дней, как у нас кончилась тестовая пачка фезама. Выводы делятся на две части — старые, которые касаются применения ноотропов вообще, и новые, которые свойственны только для моего общения с данным препаратом.

Краткая предыстория: мой интерес к ноотропам начался с того, что потребовался неразрушающий стимулятор для работы мозга, сознания и памяти, причём работающий не от случая к случаю (как это бывает с физическими процедурами, душем, прогулками и „ментальной гигиеной“), а постоянно и надёжно. То есть, требовалось даже не столько единовременное решение (кофеин помогал в достаточной степени), сколько базис, усиление всего того, на чём стоит сознание.

После тщательного чтения аннотаций, отзывов, рекомендаций в сочетании с диагнозами, я и нашёл для себя стугерон (циннаризин), как относительно безвредный препарат. Улучшая мозговое кровообращение, стугерон стимулирует работу памяти и помимо того предотвращает мигрени и стабилизирует вестибулярный аппарат. Говорят, что он обладает седативным (снотворным) действием, но я с этим не столкнулся.

Параллельно обычно вспоминают ноотропил (пирацетам), который, также относясь к ноотропам, имеет иное действие, но об этом лучше прочитать в соответствующей литературе. В двух словах, и по моим ощущениям, стимулируя кровообращение, ноотропил действует не столько на память, сколько на активность мозга — улучшается скорость и эффективность обработки данных, думать получается „быстрее“, чем прежде. Заменив им стугерон на полтора месяца, я пришёл к выводу, что для моих условий это менее подходящий препарат — мне нужна была не просто „активация“ (повышение эффективной скорости работы), а увеличение глубины проникновения в задачи.

Мой срок опытного применения стугерона составляет почти два года, с самым длинным перерывом не меньше четырёх недель, чтобы была возможность сравнить ощущения „до“ и „во время“. Разница была очевидной, поэтому эффект плацебо (который можно было заподозрить в первые дни) мной исключается.

Рабочая доза (либо одно, либо другое):

  • две таблетки стугерона в день, или 50 мг, которые принимаются вместе. Это ровно на треть меньше минимальной дозы при профилактике или „лечении по диагнозу“. Передозировки (при максимуме до восьми таблеток в сутки) никак не были отмечены.
  • две капсулы ноотропила в день, по 400 мг, которые принимаются по одной утром и вечером. Передозировка выражается в повышенной агрессии и нервозности, гиперактивности (примерно той, с которой мы боролись валерьянкой), начинается при дозах больше 400 мг единовременно (проще говоря, по две капсулы сразу — не стоит).

Тонкости работы фезама: построенная на сочетании двух препаратов, капсула фезама содержит 400 мг пирацетама, и 25 мг циннаризина, то есть равна одной капсуле и таблетке, соответственно. Но так как 25 мг второго мне мало (это меньше рабочей дозы), а 800 мг первого — много (те самые „две капсулы сразу“), пришлось искать компромисс. Первая неделя прошла под девизом „всё выше, и выше, и выше“ — всё же две капсулы за раз, и состояние гиперактивности было опробовано в полном масштабе. Не понравилось. Попробовал по одной два раза в день. Снова не понравилось. В итоге идеальным сочетанием стала капсула фезама с таблеткой стугерона.

Собственно, выводы из работы под стимуляторами в постоянном режиме:

  • Влияют ли ноотропы на настроение? Почти нет. А вот снижение эффективности через пару недель — да, огорчает. В целом же сильнее и заметнее влияют на настроение витамины. Со стимуляторами этого не замечено. Изменить восприятие они не могут — это не транквилизаторы и не психоактивные вещества.

  • Есть ли влияние на память после прекращения приёма? Есть. Отупение не грозит точно, а вот привычка получать всё сразу, истощает неподпитываемую память быстрее, чем обычно. Замедляется поиск информации. В результате, в течение месяца будет плавный спад, незначительное падение за норму и возврат на обычные значения эффективности. Стоит помнить, что если не зафиксировать, насколько всё было плохо до приёма, то после прекращения приёма возвращение в норму будет выглядеть, как деградация и отупение. Приготовьтесь.

    Отдельное замечание по фезаму: у него есть странный эффект, которого нет у препаратов по отдельности — через примерно неделю после прекращения приёма он может на несколько дней снова „проявиться“, резко усилив показатели. Такой вот странный „отблик“.

  • Чем характеризуется приём ноотропов? Что ощущается? — Ничего. Никаких ощущений нет. Постепенно осознаются лишь изменения — память работает ярче и всплывают воспоминания, которые, казалось, уже давно уснули, а привычные операции, вроде принятия решений или выбора между чем-то и чем-то, подсчёта в уме, выполняются если не сразу, то гораздо быстрее.

    Одним из главных достоинств циннаризина (в фезаме это проявляется ещё сильнее) является увеличение оперативного ресурса памяти. Иными словами, если раньше вы могли контролировать двадцать единиц контекстов памяти (периоды, темы, что угодно), то теперь, после привыкания, доступ одновременно можно осуществлять к тридцати-сорока единицам.

    Чем-то похоже на увеличение разрешения, при котором в оперативной, рабочей памяти помещается больше данных. Понятно, что это упрощает поиск и сопоставление различных кусков информации.

  • Стимулируется, в какой-то степени, всё поведение вообще — пирацетамная компонента будит мозги и они очень активно начинают шевелиться, заодно повышая общую эффективность деятельности. Важно, правда, понимать, что это не панацея, и не ослабленный вариант метамфетаминов. Но вот в сочетании с кофеином, который дополнит разбуженные мозги разбуженным телом — это хорошее начало дня.

  • У пирацетама есть ещё один интересный эффект — он положительно влияет на сексуальную активность. Несмотря на то, что речь в аннотации идёт об „изредка“, замечен этот эффект неоднократно у разных людей. Поначалу — cовершенно неожиданное достоинство. Впоследствии — отличное дополнение к остальным плюсам.

  • Подготовленная циннаризином память лучше запоминает новое (особенно если новое чем-то якорить) — впоследствии куда проще работать с такими данными, так как „обработанные“ воспоминания позволяют собой как угодно манипулировать

Что происходит после того, как приём препарата закончился? Активное поле памяти сужается, быстрота мышления пропадает, хотя „медленность его“ не так уж и беспокоит. Странное ощущение „потери степени свободы“, которое идёт фоном по мере вывода препарата из организма. И, в моём случае, было очень чётко видно, как память, привыкшая к высокой доступности даже относительно „дальних полок“, при необходимости полагаться на внешние источники якорей (типа записных книжек) стала спешно пересобирать данные, реорганизуя и складывая самое важное (по её мнению) в оставшихся активных зонах. Ограничения по количеству и быстродействию этих зон поначалу раздражают, но привычка возвращается быстро.

Итог для себя: я не хочу больше „чистого восприятия“. Оно более блёклое и менее живое, чем мне того хочется. На него тратится намного больше времени, оно чем-то напоминает чтение постера через узкое отверстие в трафарете — также непросто и также раздражает при попытке охватить и воспринять большее, чем видно на первый взгляд. И до тех пор, пока я не пойму, в чём может быть сокрыт недостаток такой жизни, пока не станет ясно, чем окупить такое серое наполнение обычной жизни (когда можно получить больше за то же время), я останусь при своём мнении.

[01] [02] [03]

  • Current Music
    dead already — thomas newman