Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

vanity

Техническое просветление

Меня долго и безуспешно интересовал ответ на вопрос «что бывает после стадии цинизма в личной эволюции?» — когда после анализа, синтеза, холистичности, метавосприятия и цинизма наступает, наконец, следующая стадия. Как это должно было быть?

Оказалось, что потом просто выходишь в «бесчеловечность», перестаёшь быть «человеческим существом» в привычном понимании. И, в зависимости от склонностей, становишься каким-то отдельным, особым существом. Не развивается одинаково бесчеловечных. В моём случае всё началось с того, что к чистой и ничего не понимающей логике постепенно добавился слой эмоций.

Collapse )
  • Current Music
    The Cinematic Orchestra — All Things To All Men (feat. Roots Manuva)
whougonnafool?

29+1

Вообще, конечно, как-то это всё так.

Сначала я думал, что надо поставить вот эту картинку, она бы неплохо выразила оттенки настроений, но и это вон ар-деко выше тоже симпатичное. Правда, у меня есть вопросы про “Tomorrow”. Слишком много его, этого tomorrow, всё время, везде. Заменить его на “Today” — и сразу было бы гораздо лучше.

С другой стороны, два главных человеческих порока — лень и нетерпение, а потому пусть будет томорроу, я потерплю. И энергии для борьбы с ленью мне вон уже Пирсон пожелал, буду использовать по назначению, для разгона.

Спасибо вам, дорогие люди, которые люди.

vanity

Не скажи, на всякий случай

Люди очень быстро привыкают к тому, что ты говоришь ровно на ту фразу больше, чтобы можно было, если захочется, продолжить разговор без усталости или усилий. Потому что всегда эта лишняя фраза позволит им сказать что-то про себя, поговорить или расспросить тебя в ответ. Иногда ты для этого рассказываешь истории, иногда расспрашиваешь о прошлом, настоящем или будущем, иногда говоришь про себя, не очень много, но достаточно, чтобы комфортно было начать говорить о чём-то важном или о себе — мол, «да, а у меня в это время...»

И как же потом людям становится странно, когда оказывается, что это происходит не «само собой». Не «так всегда и было», не «а разве бывает иначе?» Иначе бывает. Когда чуть меньше энергии вкладывается в диалог, чуть меньше внимания выдаётся собеседнику, чем это бывает обычно — просто чтобы посмотреть, что произойдёт, как на это кто будет реагировать. Кто уйдёт в молчание, а кто возьмёт эту простую задачу «добавления маны» на себя? Кто решит, что всё плохо, а кто поймёт всё верно? Кто решит сыграть карту осторожного «я попозже зайду», а кому будет спокойно даже в такой ситуации?

* * *

Простые социопатские развлечения — они именно такие, про опыты над собой и людьми, про понимание того, как устроены разные части общения и как работают шестерёнки контактов, взаимодействий, эмоций и настроений. С точки зрения человеческой этики — не вполне честно, не всегда красиво, но с точки зрения социопатской же этики абсолютно естественно.

Ведь если не знать, как люди устроены, что ответят и на кого можно рассчитывать в случае чего, то когда это «в случае чего» наступит, разочарования и печали могут быть куда серьёзнее, чем эти паузы неловкости, повисающие сейчас в разговорах. Мы это много раз проходили в разговорах за кофе, когда недостаток энергии превращает встречу в обмен молчанием, и хорошо, если при этом нет противофазы, когда такое молчание начинает обижать, а тебя подозревают в самых страшных вещах, вплоть до нежелания сказать о том, что этого вот конкретно человека ты не хочешь ни знать, ни видеть, чисто из вежливости. Ну вот уж. Не захочу — не буду, чего там.

* * *

Рассказывать про такие вещи — не очень удачная идея, люди обижаются. Неизбежен популярный вопрос: «это не честно, а если бы с тобой так поступили?» Манипуляции и насилие над психикой, ужас, ужас. И самый обычный ответ звучит просто: тех, кто со мной общается, я уже обычно подозреваю в подобных трюках (потому что паранойя), и отношусь к этому с пониманием. Каждому человеку иногда необходимо уточнить, кем на самом деле являются его собеседники, если из уравнения вытащить его самого, с его активной ролью (если она у него вообще бывает, эта активная роль).

И, как ни странно, близость друг к другу или наличие и отсутствие доверия ни на что из этого не влияют. Есть те, кто энергию способен не только впитывать, но и излучать. Есть те, кто не способен на излучение — только отражать и поглощать. И есть те, у кого где-то есть специальный тумблер, который легко перекинуть пальцем, и включится внутренний дизель, заправленный и смазанный, что припасен именно на такой момент. Кто-то со временем учится на ошибках и привозит себе дизельный генератор, а кто-то наоборот, теряет ключи от подвала. Та же история, что и с проверяемыми запасами на случай атомной войны, и включаемыми раз в полгода сиренами гражданской обороны. «На всякий случай».

Для социопата честно, когда с ним так поступают. Нечестно, когда не поступают. Потому что это означает, что про тебя сложили в голове великий миф о надёжности и настроили целый город из ожиданий, которые ты должен будешь оправдать, независимо от способностей и внутренних ресурсов. Или напротив — что про тебя никогда не вспомнят, если нужна будет помощь, которую ты и готов бы молча предложить без всякой просьбы и на условиях анонимности, но не сможешь этого сделать, если не узнаешь и не заметишь, что всё плохо.

30 апреля 2010, раззамочено 6 мая 2010

 
 

vanity

О-о-опять всё сначала

Долго-долго пользовался журналом, чтобы объяснять про себя какие-то важные вещи разным людям. Было хорошо и понятно (и ясно же, что кому не понятно — сразу от того нужно сбежать, «если в какой-то комнате на вас громко накричали, из неё нужно выйти и никогда больше не заходить»).

И что же? Не прошло и десяти лет, как оказалось, что почти все старые тексты нужно облить бензином и сжечь переписывать чуть ли не с нуля, настолько всё изменилось, настолько какие-то вещи стали сами собой разумеющимися. Когда-то написанное было гиперновинкой и откровением, комплектом мудрости, выданным некому бородатому во время легкомысленного променада примерно в синайском районе, пока он с семьёй был на пути из Египтов, где разразилась к тому времени экологическая катастрофа с дождём из жаб, кровавыми водами Нила и высокой избирательной смертностью в семьях и стойлах египетских. Википедия нам не без иронии говорит «Сыны Израиля двинулись в путь, чудесно перешли через Красное море».

Чудесно они, видите ли, перешли; спасибо тебе, википедия.

Сейчас же всё выглядит и читается не так и не о том — в прежних текстах слишком много эмоций, много акцентов и веса на «мне» (том мне, которого давно уже не стало). Всё надо переписывать начисто, с новыми инструментами, которых у нас так и не существует. Ну что же.

Что же.

Значит, сначала.

(Да, я в курсе, что у меня это ежегодное, и не приносит обычно пользы, но мне так нравится начинать заново каждый раз, чувствуешь себя таким внезапно умным, а потом приходит осознание, и театр снова закрывается и всех тошнит. Ну, как обычно.)

 

  • Current Music
    City and Colour - Hello I'm in Delaware
vanity

[ IMG ] State of Mind и конспекты по Фрейду

Пошли сегодня смотреть мультфестиваль в 35мм, обломались, поэтому сидели вчетвером в Старбаксе и под кофе говорили про обычные темы, просыпаясь от зимней спячки. Пока говорили, с удивлением заметил, что отвык писать на автопилоте. Из-за этого примерно в пятой части написанных фраз оказывается написано не совсем то, о чём шла речь.

Сидим мы с Савчуком, он рассказывает о тяготах и невзгодах светлого будущего, о блестящем настоящем и феерическом прошлом, я машинально фиксирую отдельные пункты, чтобы потом разобрать всё, что мне говорят умные люди, и вспомнить, что же я должен был не забыть. Иногда включается внутренний голос встроенной ехидны — в порыве рефлексии она помечает особенно удачные обороты, которые автопилот дописывает своими силами, когда я забываю писать и вместо этого слушаю.

Фрейд плачет

В разговоре, который, конечно же, шёл о новых форматах и готовых курсах, которые можно было бы предлагать, и про которые мы говорим скоро год, рука фиксирует совсем другую задачу. После чего ехидна смотрит на это и высказывает мнение. Затем всё замаскировывается другими записями и пометками, а я сильно удивляюсь, когда расшифровываю написанное.

До весны, тем временем, по календарю ещё остаётся 18 дней.

 

vanity

Нанораймо 2009: Misery Loves Company

В это воскресенье по всей территории планеты, где есть (григорианский) календарь, наступит первое ноября, а вместе с ним начинается Нанораймо — месячник написания романов. Что это такое, я писал примерно год назад, с подробностями и цифрами. Пришло время всем, кто собирается участвовать в этом году, сделать всё, чтобы по правилам оформить отношения с Нанораймо.

Для этого нужно выполнить несколько простых шагов по приношению в жертву несчастных существ на сайте :

  • Регистрация: Зайти на сайт Нанораймо и зарегистрироваться там в качестве нового участника.
  • Выбор региона: Заходите в меню My NaNoWriMo и там выберите My Regions. Там отыщите Russia :: Moscow (если вы из Москвы) или Russia :: Elsewhere, если вам повезло, и в Москве вы не живёте.
  • Заполнение полей: После выбора домашнего региона можно рассказать сообществу о себе — переходите на страницу Edit Novel Info, и одно за другим заполняйте поля.

Заодно можете вписаться в жж-сообщество ru_nanowrimo, мы там иногда обсуждаем насущные темы и говорим про то, что нам близко, отвечаем на редкие вопросы и всё в таком духе. Если вы знаете, что такое френдфид, то и там тоже есть комната, в которой про это говорят. Приходите.

Ответы на самые часто задаваемые вопросы

Да, писать можно и нужно на русском. Не хотите на русском? А на каком? Вот на нём и пишите.

Да, никто не стоит над душой и не контролирует. И можно не писать. И при этом хвалиться своим творческим гением, говорить о том, что ваши руки и мозг пишут по пятьдесят тысяч слов в день, а в домике на крыше у вас лежат десять тысяч люстр.

Кстати, отрывки из текстов и обмен фрагментами — часть коллективного веселья, как и участие в групповых забегах по написанию текста на время. Если вы ничего не пишете — нечем будет хвалиться, друзья будут вам верить на слово, но не смогут ваши гениальные слова повесить в рамку и гордиться знакомством.

(Мне это хорошо знакомо — несмотря на участие в нанораймо в пятый раз, я никогда, вообще никогда, не показывал свои тексты кому-то, кроме одной симпатичной девушки. С одной стороны, из-за этого мне нечем доказать своё участие. С другой, пишу я все эти безумные истории для самого себя, поэтому и доказывать мне никому ничего не нужно. Опять же, позор из-за собственной бездарности остаётся со мной внутри, а не приходит в виде внешней критики.)

Да, можно писать нехудожественные тексты, но это уже не Нанораймо. Но постоять рядом можно, конечно, никто не гонит. Есть вот парни, которые не любят длинные тексты, а думают слайдами — они устраивают в ноябре NaNoSliMo, «месяц слайдов». Это тоже не нанораймо, потому что вместо борьбы за персонажи, сюжет и полноценную историю там что-то другое, но тоже на пользу.

* * *

На этом пока всё. Если вы присоединяетесь к нашему балагану — дайте знать. А то мне пока даже поговорить об этом не с кем. Да, и в субботу, 31 октября, приходите в кафе Eat & Talk на kick-off party (время и адрес — в анонсе на форуме нанораймо, там же отмечаться о том, что вы придёте). Будем мрачно радоваться наступающему ноябрю. Если, конечно, нас не затопчут толпы, празднующие Хеллоуин.

У меня, кстати, есть, наконец, книга Криса Бейти “No plot? No problem!”, и я могу пересказать оттуда какие-нибудь интересные истории (там штуки три есть, вроде), и поделиться заданиями. Заодно можно будет попробовать написать что-то вроде планов на ноябрь, чтобы через месяц понять, насколько точно мы умеем предсказывать будущее или насколько сильно мы недооцениваем собственные силы.

Добро пожаловать в наше небольшое сообщество. И удачи в ноябре.

 
576 слов

whougonnafool?

Про готовность идти дальше и «некуда деваться»

Если и делать какие-то выводы из событий последних двух лет, то очень часто вопрос о том, случится что-то или нет, решался лишь за счёт того, кто был рядом. Люди в этот момент делятся на две неравные части. С одной стороны те, кто готов ошибаться вместе с тобой, кто терпимо относится к твоим ошибкам, иногда сердится на то, что ты исправляешь мелкие опечатки, и при этом зависаешь на выборе одного из двух равноценных по понятности текстов. Кто смотрит на то, что впереди, что осталось сделать, так или иначе.

И с другой стороны — все остальные. Эти остальные могут быть самыми разными, и хорошими друзьями, и коллегами, и подрядчиками, и начальством, и заказчиками. Но всегда это люди, которые мешают ошибаться. Сбивают с толку. В их присутствии тебе требуется быть профессиональным и решительным, твои предположения и реплики должны быть точны и обоснованы. Они ждут от тебя безостановочного профессионализма. И в этом разница.

Не то, чтобы первые не ждут. Ещё как ждут — им часто больше не на что надеяться, кроме как на твои знания, опыт и навыки работы в той части, которую ты на себя берёшь. Но первые не приходят в ужас при оговорках, не устраивают панику на ровном месте, и ставят новые и новые дедлайны. Но к ожиданию профессионализма прибавляется совсем другой оттенок. Те, кто понимают твои ошибки, так спокойны потому, что они знают, что ты можешь сделать то, за что взялся. Часто — даже независимо от твоего мнения об этом. Со вторыми сложнее. С ними часто полезно работать — это развивает и дисциплинирует.

Но в наших неопределённых условиях с неопределёнными требованиями и туманными целями, принимать однозначно правильные решения почти невозможно (слишком много шагов). Что автоматически, с каждым непринятым из-за колебаний решением или с новой ошибкой, делает тебя в их глазах довольно никчёмным существом.

* * *

Совсем скоро начинается нанораймо — всего две недели остаётся до того, как всё загорится. И в этот месяц действует ровно то же правило — делая ошибки, двигаешься вперёд. Не делая или оттачивая лучшее, не слушая себя и не надеясь на музу.

Твоей задачей и долгом перед собой каждый день является лишь сделать два дела: 1) сесть и 2) написать полторы тысячи слов, любых по качеству. Качество приходит уже потом, когда всё написанное начинает складываться в голове в огромный пазл из пятидесяти тысяч слов.

И нанораймо почти невозможно пройти в одиночку — я не знаю лично пока никого, кто дошел бы до конца этого месяца сам по себе. Меня в прошлом году спасло то, что я «повесил» на себя моральную ответственность за регион. Та самая ситуация, когда буквально некуда деваться, садишься и делаешь, иногда отвечаешь на вопросы. Так же работает и сообщество в целом — группы людей каждый день, или каждые несколько дней, собираются друг с другом, и вместо разговоров о работе, семье, чемпионате по футболу и погоде молча пишут среди себе подобных. И уже потом, в свободное от работы, жизни и нанораймо время они стенают в форуме и приходят плакаться в чатах или напиваются в редкий свободный вечер.

Нанораймовские романы в пятьдесят тысяч слов меняют, переплавляют людей изнутри, приводя их насильно в состояние творцов. В каждом из авторов выключается тот лишний самоконтроль, те сомнения, которые делают нас всех такими прекрасными профессионалами — с методологиями и лучшими практиками, лишая нас всего, что мы знали, и возвращая к тому, что мы делаем.

Никого не волнует, настоящий ты сталевар или нет. Настоящих нигде не хватает, а потому любой, кто что-то может (хотя бы не обвариться у ковша) уже на примете. И мало чего он стоит сам по себе. Учимся и дальше собирать группы, которые терпимы к ошибкам и помогают двигаться вперёд.

Это те люди, которым не страшно доверять.

 
 

  • Current Music
    Heroes Soundtrack - 1x01 (Theme Original)
vanity

[ IMG ] — А тебе больше светленькие нравятся, или тёмненькие? — Я агностик // Весна

В этом сезоне вокруг вдруг оказалось много прекрасных темноглазых девочек, но внутренний фильтр, который заточен на светлоглазых, бьёт тревогу и возмущается таким положением дел. Я честно пытаюсь убедить его в том, что цвет радужки влияет на характер в куда меньшей степени, чем, скажем, привычка грызть кончик ручки в задумчивости.

Фильтр по окраске волос, между прочим, умер именно из-за современных технологий — буквально за какой-то неуловимый промежуток в последние две-три тысячи лет женщины научились менять масть красками и париками. Рыжие обесценились, а блондинки стали культурным стереотипом, только чёлки не потеряли свою ценность. Остался фильтр на цвет глаз, с которым мы спорим иногда до потери сознания. Он мне доказывает что-то про генетическую предрасположенность, архетипы и выразительность, я ему привожу логичные доводы о том, что воспитание, вкусы, жизненный опыт и интересы значат немного больше, чем микрограммы пигмента.

Всё тщетно. Стоящая внутри мозга машинка по отделению прекрасного от волшебного брыкается и говорит, что светлые (но не слишком светлые) глаза — это лучшее, что происходило с человеческой цивилизацией, и что даже контактные линзы не могут слишком сильно на это повлиять. И что если это лучшее оказывается в дефиците, то пора сушить вёсла и отправляться с ними на охоту за светлоглазыми.

Ну пожалуйста. На, держи.


  • Current Music
    Chinmaya Dunster — Mount Kailash
vanity

[ IMG ] Меня заставили это сделать, и я не понимаю, зачем

Да, ещё тут по городу ходили мрачные люди с буквами и встретились по дороге, где я перебирал ногами.

От них мне досталось слово «пожертвуйте», с которым я не понял, что делать. Поэтому я отдал его первому проходившему мимо человеку и сфотографировал его на чужой фотографический аппарат. Что мне делать с этим словом теперь, я так и не знаю.

А ещё говорят, что современное искусство куда бесполезнее рекламы, потому что не продаёт ничего, а только краски тратит. И баловство вообще. А профессиональные галеристы и арт-критики отвечают, что, мол, это ещё как посмотреть.

girls

Нет истории, воображаемое человечество и разговоры с собой

Прошлое сложно вспомнить, когда оно никак не отмаркировано. Но даже когда появляются какие-то фрагменты и реплики — не всегда становится проще. Без рефлексии и без разговора с собой не получается вспомнить, как всё было. Ну что же. Тогда вот сегодняшняя короткая история ночи.

Collapse )
  • Current Music
    Shpongle - Falling Awake